Мелодии двух веков

Кинокомпозитор в российском кино - профессия исчезающая. Давно позади времена, когда музыка властвовала на экранах, зрители не уходили из кинозала без новой мелодии в душе, а радиопередача "Песни из кинофильмов" была самой популярной. В этом смысле премия "За выдающийся вклад в киноискусство", которую фестиваль "Дубль дв@" вручает на сей раз не классику режиссуры или актерского ремесла, а представителю великой династии кинокомпозиторов Максиму Дунаевскому, может показаться неактуальной.
Наш почетный приз Максиму Дунаевскому - дань благодарности за музыку, в которой живет душа народа. Фото: Сергей Фадеичев/ТАСС
Наш почетный приз Максиму Дунаевскому - дань благодарности за музыку, в которой живет душа народа. Фото: Сергей Фадеичев/ТАСС

Но это премия "со значением". Мы хотим напомнить о месте музыки в кино. О том, что не только наш кинематограф славился музыкой, созданной такими мастерами, как Прокофьев и Шостакович, Хачатурян и Шнитке, Милютин и Хренников, Артемьев и Рыбников, Петров и Канчели, Гладков и Зацепин, Исаак и Максим Дунаевские. Мировое киноискусство в такой же степени неотделимо от грандиозных саундтреков Нино Рота и Эннио Морриконе, Джона Уильямса и Джеймса Хорнера, Дэнни Элфмана и Ханса Циммера, Алана Сильвестри и Джо Хисаиси… Язык кино без музыки категорически неполон, и это остро чувствуешь в нашем сегодняшнем сугубо прозаическом кинорепертуаре, сильно оскудевшем красками и эмоциями.

Поэтому мы и решили уже самим выбором нашего лауреата подчеркнуть значимость музыки для всего хода кинематографа и тот печальный факт, что музыкальная необразованность многих современных режиссеров лишает их творения важных, базовых, любимых публикой качеств: объема, насыщенной звуковой среды, метафоричности, эмоциональной палитры, романтизма.

Максим Дунаевский написал музыку для более 70 фильмов. Среди них такие популярнейшие, как "Автомобиль, скрипка и собака Клякса", "Ах, водевиль, водевиль…", "Зеленый фургон", "Д’Артаньян и три мушкетера", "В поисках капитана Гранта", "Карнавал", "Мэри Поппинс, до свидания!", "Граница. Таежный роман", "Двенадцать стульев", "О любви"... Однако само понятие "Музыкальное кино" у нас выпало из обихода, и картин, которым нужна музыка, снимается все меньше. "Наши кинопродюсеры в 90 процентах случаев безграмотны, необразованны и пришли, условно говоря, из цветочных ларьков, - объясняет причину музыкального вакуума Максим Дунаевский. - Им нужен некий элемент звукотехники - не более того. Продюсерам все чаще вторят режиссеры: их тоже не научили, что киномузыка - часть киноязыка, причем важнейшая.  Мне и предлагают теперь все меньше - понимают, что со мной будет трудно. Зачем я нужен - чтобы написать этот примитив? Левой ногой, не отрываясь от обеда?".

Излишне напоминать о том, в какой роскошной музыкальной среде рос будущий композитор. Отец - Исаак Дунаевский - уже тогда был классиком киномузыки и одним из создателей жанра советской оперетты. В СССР еще никто не знал, что такое мюзикл, но его "Веселые ребята", "Волга-Волга", "Цирк", "Светлый путь" и "Весна" уже тогда входили в круг любимейших музыкальных комедий, а "Женихи", "Вольный ветер", "Сын клоуна", "Дороги к счастью" и "Белая акация" триумфально шли на всех опереточных сценах страны. Среди учителей Максима Исааковича в Московской консерватории - такие мастера, как Дмитрий Кабалевский, Тихон Хренников, Андрей Эшпай, Альфред Шнитке, и он уже был совершенно готов к сочинению академической музыки для филармонических аудиторий, но судьба свела его с очень знаменитым тогда студенческим театром МГУ "Наш дом", и он пошел по стопам отца - стал писать для театра, а потом и для кино. Причем театр тесно связал с кино - к примеру, театральный вариант "Веселых ребят", с успехом идущий в Екатеринбурге, он создал на основе музыки своего отца к кинофильму Григория Александрова и дописав к ней новые номера.

С экрана на сцену перекочевал и его мюзикл "Мэри Поппинс", который идет в десятках театров страны и сейчас в новом варианте готовится к постановке в Новосибирске. Среди его театральных мюзиклов - "Любовь и шпионаж" - рассказанная в музыке история Маты Хари, сценические версии "Двенадцати стульев" и "Трех мушкетеров", лайт-опера по Гоголю "Шинель", на подходе - "Отпетые мошенники" по О’Генри в Новосибирском музыкальном театре. Ну, а при первых же звуках его песен "Пора-пора-порадуемся…", "Ветер перемен", "Позвони мне, позвони!", "Городские цветы", "Непогода" или "Моя маленькая леди" люди расцветают улыбками и принимаются подпевать. Как и Исаак Дунаевский, Максим Дунаевский создал целую эпоху нашей песенной классики, вобравшей в себя энергетику времени и оптимизм, который, несмотря на усилия кинопродюсеров, в народе не умирает. "Я от папы перенял любовь к музыке мажорной, - рассказывает композитор. - А у нас современная "попсовая" музыка в основном вся в миноре. Мне продюсеры говорили: все твои жизнерадостные "пора-пора-порадуемся…" - это "элтон-джоновщина" какая-то! Но ведь мелодия стала популярной! Так что в отсутствии музыки в кино публика не виновата".

Наш почетный приз этого года - дань уважения и благодарности за музыку, воплотившую народную память о двух веках, пролетевших над Россией. За музыку, которая всегда была выше как конкретных киносюжетов, так и породивших их политических течений. В сюжетах с разной мерой успеха развивались киноистории - придуманные или реальные, взятые из жизни или кем-то искусственно навязанные. В музыке, уже совершенно независимо от сюжетов, живет и будет жить душа народа с его жаждой добра, взаимопонимания, мира и счастья. Каждый из нас ощущает ее по-своему, вкладывая в нее свой смысл и свои надежды, поэтому фильмы могут стареть и умирать - музыка остается с нами.

4 мюзикла из 3 театральных столиц России Поделитесь впечатлениями о фестивале