Новости

19.03.2019 18:09
Рубрика: Экономика

Девятнадцать ножевых ранений

Бездействие правоохранительных органов и пассивность властей убивают предпринимательскую активность на Ямале
Рынку газомоторного топлива нужны частные инвестиции, заявил президент России, выступая с Посланием Федеральному Собранию. Предприниматели хотят работать, вкладывать деньги в экономику, создавать, однако порой они сталкиваются с жестким противодействием, когда под угрозой оказываются не только бизнес, но и их собственные жизни. Наша история похожа на такой случай. Речь о "Корпорации "Роснефтегаз" бизнесмена Олега Ситникова. Ей принадлежит самая крупная сеть заправок на Ямале (в том числе единственная в "газовой столице России" стационарная заправка по природному газу, сданная в эксплуатацию), несколько нефтегазовых месторождений, а также самое крупное в регионе хранилище ГСМ. Все это достается предпринимателю потом и кровью, а если обратиться к ситуации вокруг моста через реку Пур, то вообще приходится разводить руками: неужели такое возможно в цивилизованных экономических отношениях?!

На восточном берегу Пура находятся крупнейшие газовые месторождения Ямала. Мост хотели построить еще в СССР, но не успели. В 1992 году водрузили "времянку" - понтонный мост, который не годится для длительной эксплуатации. Как уверяет в своих жалобах бизнесмен, сама история перехода этого моста в частные руки и вопрос тарифов для бизнеса и местных жителей должны стать предметом особого разбирательства… Но сейчас даже не об этом.

В 2004 году компания Ситникова возвела рядом свою альтернативную понтонную переправу. Не прошло и года, как предпринимателя "заказали". Это может быть совпадением, но, согласитесь, наводит на определенные мысли. Странности начались, когда подозреваемого поймали и отправили под суд. Но в апелляционном суде прокурор… отказался от обвинения! Ситников писал жалобы прокурору ЯНАО Александру Герасименко, но реакции не последовало.

Когда "Корпорация" получила семь лицензий на георазведку новых месторождений на противоположном берегу, то построила уже настоящий баржевый мост из девяти барж-площадок грузоподъемностью в тысячу тонн. Случайно ли совпадение, что сразу после этого региональные власти стали добиваться в судах сноса многих объектов, которые принадлежали компаниям Ситникова?

В офисах начались обыски с изъятием документов и материальных ценностей и даже с участием вооруженных "маски-шоу". СМИ отмечали, что всего в его компаниях прошло порядка двух тысяч проверок, по которым возбудили десятки уголовных дел. Поводом для очередного "рейда в погонах" мог стать даже брошенный на землю окурок или анонимка о якобы хранящейся на предприятии гранате.

Но Ситников не сдавался. И в 2013 году случилось страшное - на него напал киллер. Подкараулил его в собственном доме, оглушил ударом по голове, нанес 19 ножевых ранений. И связав по рукам и ногам, бросил умирать в неотапливаемый подвал. Как отмечалось в материалах дела, убивая, он так и сказал - надо было бросить мост и уезжать из России. Спасло то, что Олег Ситников смог отодрать скотч со своих рук, выползти на первый этаж и вызвать "скорую".

В офисах начались обыски с изъятием документов и материальных ценностей. В компаниях Ситникова прошло порядка двух тысяч проверок, по которым возбудили десятки уголовных дел

Как он писал в своих жалобах, в доме осталось немало вещдоков. Например, следы ног, даже отпечаток пальца на скотче и перчатка нападавшего со следами его ДНК (пота). Но следователи по какой-то причине не смогли установить, кому это все принадлежит. Расследование саботируется под любыми предлогами, пишет в своих жалобах предприниматель. Преступники до сих пор не установлены, хотя в ходе допросов Ситников неоднократно называл имя предполагаемого заказчика покушения, рассказывают журналисты, которые проводили свои независимые расследования.

Поведение местной полиции вызывает недоумение. Например, если сам киллер озвучил, что причина в строительстве моста, не логично было бы допросить владельца компании, которая сегодня остается единственным перевозчиком (читай - самой настоящей монополии), господина Соловьева? К слову, через три года правоохранительные органы получили сигнал о подготовке нового покушения. Но и эту криминальную историю распутать не удалось.

Пока Ситников проходил лечение, наплавной мост в 2017 году все-таки демонтировали, баржи арестовали, а часть конструкций утопили в реке. Как выяснили журналисты, приставы якобы исполняли решение суда шестилетней давности о необходимости остановить работу "понтонной переправы". Правда, ее уже много лет не существует.

Экспертизы показали, что кто-то специально потопил буксиры накануне ледостава, так что достать их стало невозможно. А летом прошлого года затопили даже баржу-площадку. Злоумышленники специально насосами накачали воду в трюмы. Суд разобрался и пришел к однозначному выводу, что арест барж был незаконным.

- Мы пишем десятки жалоб во все инстанции. Но нередко они переадресовываются тому, на кого мы жалуемся! - констатирует сам бизнесмен.

Нам не удалось найти ни одного комментария прокурора Герасименко по поводу этой ситуации. Связаться с ним и получить комментарий мы тоже не смогли.

- Однако, когда в конце февраля на Кубани проходил российский инвестиционный форум "Сочи-2019", на пленарном заседании мне удалось передать некоторые документы, которые касаются ситуации вокруг наших предприятий, представителю в правительстве, - говорит Ситников. - Мы продолжаем борьбу за справедливость.

Власти пытаются поднять инвестиционный климат страны и готовы наказывать тех, кто до сих пор "кошмарит" бизнес, независимо от чинов и статусов. Время покажет, чем закончится эта история.

Экономика Бизнес
Добавьте RG.RU 
в избранные источники