Новости

19.03.2019 17:30
Рубрика: Общество

Луна-парк

Россияне и американцы - четыре месяца вместе в межпланетном корабле
Cпециалисты Института медико-биологических проблем РАН и Human Research Program NASA начали серию экспериментов SIRIUS по моделированию полета на Луну. Длительность - от 120 дней до года. Программа рассчитана на пять лет.

Лунные программы набирают обороты по обеим сторонам океана. От политиков идут громкие заявления о планах покорения дальних планет. Весь смак реальности и фантастики - от журналистов. А те, от кого зависит, что будет на самом деле, скромно делают сложнейшие проекты.

Задача эксперимента - оценить резервы человеческого организма, поймать маркеры стресса

Пробный шар ученые бросили два года назад: провели короткий, на 17 суток, эксперимент. Теперь - первый из дальних стартов. Все проходит в Наземном экспериментальном комплексе ИМБП. В тех самых знаменитых "бочках", где был прописан и нашумевший "Марс-500", и другие, когда испытатели месяцами жили в полной изоляции... На "пятачке".

Напомним: в 2017 году на 68-м Международном конгрессе астронавтики в Австралии главы космических агентств России и США подписали совместное заявление о сотрудничестве в области исследования и освоения дальнего космоса. В том числе - в международном проекте Deep Space Gateway на орбите Луны: окололунная станция может стать "трамплином" для колонизации Луны и полетов к Марсу. Позднее "Роскосмос" заявил, что у российской стороны есть свои пожелания и предложения.

Разрабатываемая у нас программа освоения Луны предполагает строительство базы на ее поверхности. По словам специалистов, ее представят Совету безопасности РФ до лета текущего года.

Как бы там ни было, понятно, что освоение Луны связано с новыми рисками. Одно дело - поддержание космической станции на высоте 400 км, и совсем другое - на высоте 400 тысяч км. Людей надо к этому готовить.

Фото: Инфографика "РГ"/Леонид Кулешов/Наталия Ячменникова

Так кто полетел нынешним лунным научным экспрессом? В экипаже - три мужчины и три женщины. Два американца, остальные - россияне. Гендерный состав - серьезная "провокация" эксперимента. Почему? В одной из прежних изоляций разразился скандал: канадка, единственная девушка в команде, неадекватно восприняла дружеский жест со стороны россиянина.

"Было такое?" - спрашиваю у спецов. "Было", - не отрицают они. И подчеркивают: тут серьезнейшая проблема - формирования экипажа, взаимоотношений малых групп и т.д. Этот вопрос в свое время как бы выпал из внимания ученых. Такой задачи для исследования даже не ставили. А вот теперь она есть.

Кстати, космические аналитики разных стран в один голос говорят: дамы должны входить в состав межпланетных миссий. Так, по мнению ученого Паскаля Ли, лучший кандидат для полета не только на Луну, но и Марс - именно женщина 45-55 лет. Преимущества? Уживчивость, рассудительность, способность контролировать сексуальное влечение. Американская писательница Кейт Грин вообще считает, что в дальние звездные экспедиции надо отправлять исключительно представительниц прекрасного пола. Мол, им будет легче выжить в полете.

В том, что женщин надо обязательно включать в состав экипажей, убежден и директор ИМБП академик Олег Орлов.

Экипаж SIRIUS-19 возглавляет летчик-космонавт, Герой России Евгений Тарелкин. Космонавт России № 115. В 2012 году он свыше 140 суток отработал на МКС. Конечно, возникает вопрос: зачем действующему космонавту наземный эксперимент? "Я считаю, что это очень перспективный проект, - говорит Евгений. - Мне кажется, что это начало создания тренажерной базы для тех, кто будет готовиться к лунным полетам".

Чего будет в избытке - это стрессов. После одного из условных прибытий грузового корабля придется разгружать его в течение двух суток. Без сна!

Бортинженер "лунника" - Дарья Жидова, сотрудник Летно-испытательного отдела РКК "Энергия". Участвует в проектировании и испытаниях перспективной пилотируемой техники: корабля "Федерация", научно-энергетического модуля российского сегмента МКС, лунного взлетно-посадочного комплекса. Обязанности врача лягут на Стефанию Федяй - она психиатр, младший научный сотрудник ИМБП РАН. Еще к спутнику Земли "отправились" три испытателя-исследователя. Это американцы Рейнхолд Повилаитис, аналитик исследований и операций на лунном разведывательном орбитальном аппарате (LRO), и Аллен Миркадыров, сотрудник отдела телекоммуникационных сетей и технологий Центра космических полетов имени Годдарда. А также Анастасия Степанова, журналист, инженер, младший научный сотрудник ИМБП. Кстати, Анастасия уже примеряла на себя все прелести вынужденной изоляции - на "марсианской" исследовательской станции в пустыне штата Юта и на станции острова Девон Канадского Арктического архипелага.

Вот такую собрали суперкоманду. Понятно, что четыре месяца "заточения" - не прогулка среди звезд. Чего в избытке - так это стрессов. И работа, работа, работа… Будет тестироваться новая техника, которую планируется использовать на МКС. Будет имитация задержки связи, целый ряд нештатных ситуаций. Например, после одного из условных прибытий грузового корабля придется разгружать его в течение двух суток. Без сна!

Все подобные эксперименты нацелены на оценку уровня функциональных резервов человеческого организма. Важно "поймать", когда этот самый уровень начинает снижаться.

- Сейчас все заинтересованы в поиске маркеров стресса, - поясняет академик Олег Орлов. - Для психологов, например, это отклонения в речевом взаимодействии членов экипажа. Для физиологов - какие-то тонкие вещи на уровне протеомных исследований. Например, изменение белкового состава мочи. Или, например, изучение выдыхаемого человеком воздуха: изменения, которые происходят в организме, оставляют здесь "след".

К слову, любой из лунного экипажа вправе выйти из эксперимента, если вдруг совсем станет невмоготу. Он просто будет считаться "погибшим". В одном из предыдущих и куда менее сложных экспериментов, так и случилось: один из иностранцев не вынес драконовских условий. Не случайно специалисты подчеркивают: не техника, а именно человек - главное звено в любом космическом полете. Независимо от его сложности.

Прямая речь

Олег Орлов, директор ИМБП РАН, академик:

- До сих пор экипажи летали и летают на орбите Земли. Что называется, "под боком". И вся система медицинского обеспечения построена на возможности возврата, если вдруг возникнет ситуация, угрожающая жизни космонавта. В свое время, например, разрабатывались варианты оказания хирургической помощи прямо на борту космической станции. В нашем музее даже экспонаты есть. Потом все это приостановили. По принципу: летаем на орбите - проще посадить.

Но межпланетные полеты, с перспективой создания внеземных орбитальных комплексов и напланетных баз, имеют принципиальные отличия. И не только потому, что будут полностью автономными. Прежде всего - это радиация. Мы знаем: на этапе Луны радиационная нагрузка у космонавтов будет выше, чем на орбите Земли, хотя и в пределах профессиональной нормы в отсутствие вспышек на Солнце. Однако тут имеем дело уже с галактическим излучением. Частицы, обладающие очень высокой энергией, могут нанести тяжелый биологический вред. Более того, сталкиваясь с конструкциями космической станции, они формируют еще и вторичное излучение.

Сделать техническую защиту, конечно, можно. Но ни один корабль не выдержит вес такой защиты. Поэтому решающими становятся вопросы значимости биологических повреждений и восстановления функций. Мы в первую очередь говорим о мозге. Серьезная проблема - пребывание человека вне магнитного поля Земли. Это мало исследовано. Те научные данные, которые есть, не систематизированы, противоречивы.

Что касается той же проблемы хирургии в космическом полете: она тоже пока не решена. Между тем появились интересные технологические подходы, включая робототехнику. Поэтому необходимо лучше изучить все возможные риски. Ученые должны разработать надежную систему защиты здоровья космонавтов и астронавтов. Создать задел для обеспечения планетных баз.

В чем преимущество наземных экспериментов в управляемой изолированной среде обитания? Это возможность использования самого широкого спектра научной аппаратуры и оборудования. Это большая по сравнению с реальным полетом статистическая выборка. Это возможность предварительной отработки новых методов, аппаратуры и оборудования. Будем отрабатывать вопросы системы жизнеобеспечения, вопросы управления. Чем наш научно-экспериментальный комплекс не модель для того же лунного поселения? Для отработки технологий, которые "на послезавтра"? Ученые, как всегда, смотрят на шаг вперед.

Все риски дальних исследовательских миссий в полной мере будут изучаться в рамках международного проекта SIRIUS - Scientific International Research In Unique terrestrial Station (Научное международное исследование в уникальном наземном комплексе), проводимого совместно ИМБП РАН и NASA в кооперации с организациями-партнерами при широком участии специалистов из России, США, Германии, Франции, Италии, Бельгии, Белоруссии и Чехии. Проект будет включать серию изоляционных экспериментов. Так, на 2020 год запланирован 8-месячный эксперимент по имитации полета к Луне. Дальше у нас пойдет три изоляции, каждая - длительностью по году: в 2021-2022, 2023-2025 гг. Мы сначала говорили про одну, а потом с участниками проекта SIRIUS договорились о трех.

Марк Белаковский, главный менеджер проекта SIRIUS:

- Сценарий эксперимента SIRIUS-19 воспроизводит основные характеристики реального космического полета на Луну. Какие предусмотрены этапы? Экипаж стартует к Луне, достигает орбиты и стыкуется к орбитальной станции. Два месяца - наблюдения за лунной поверхностью и выбор точки посадки. В это же время серия стыковок с транспортными кораблями. Затем четверо космонавтов высаживаются на Луну: десять дней они выполняют различные операции на ее поверхности. Остальные продолжают работать на орбите, оказывают техническую помощь и консультации коллегам.

Старт с лунной поверхности и стыковка с орбитальным кораблем. Облет Луны в течение нескольких недель. Экипаж дистанционно управляет лунными роверами (подготовка к строительству лунной базы), а также проводит серию стыковок с космическими "грузовиками". Возвращение на Землю.

Научная программа включает 79 исследований и экспериментов: психологические и психофизиологические, физиологические, связанные с иммунитетом, метаболизмом и телемедициной, микробиологические и санитарно-гигиенические. Очень важно было собрать надежный международный экипаж. В отборе кандидатов участвовали более ста человек из самых разных стран.

Общество Космос Наука и образование РАН Освоение Луны
Добавьте RG.RU 
в избранные источники