Новости

20.03.2019 08:42
Рубрика: Экономика
Проект: В регионах

"Я теперь все измеряю в коровах"

Бизнесмен из Санкт-Петербурга возрождает родную деревню в уральской глубинке
Направляясь в затерянную в березовых южноуральских перелесках деревню Султаново, мы представляли себе ее мецената, предпринимателя из Санкт-Петербурга Камиля Хайруллина жестким и немногословным человеком, не снисходящим до разговоров с простыми смертными.
 Фото: Пресс-служба проекта "Султаново" Камиль Хайруллин готов строить в родной деревне дома, лишь бы нашлись толковые специалисты, готовые переехать и работать в Султаново. Фото: Пресс-служба проекта "Султаново"
Камиль Хайруллин готов строить в родной деревне дома, лишь бы нашлись толковые специалисты, готовые переехать и работать в Султаново. Фото: Пресс-служба проекта "Султаново"

Такой настрой у нас сложился из-за длительного согласования встречи с его помощниками, уважительного отношения местных властей, а еще благодаря кое-какой информации из открытых источников. Свой бизнес в городе на Неве уроженец Султаново развернул в лихие 90-е, а в начале нулевых стал во главе одной из крупнейших компаний - интернет-провайдеров. Люди без железной хватки подобной карьеры не делают.

Однако, сунувшись в открытые настежь сени небольшого деревенского дома № 42 на улице Куйбышева, увидели "картину маслом" - компании сельских фермеров что-то скороговоркой втолковывает невысокий улыбчивый мужичок в неброской даже по сельским меркам одежде - тот самый хозяин и меценат.

- А, журналисты? Подождите немного. Сейчас мы договорим, и я покажу вам деревню, - обещает Хайруллин. И тут же продолжает о чем-то расспрашивать гостей.

Как выяснилось, вот так, по-простецки, меценат встречает тех, кто планирует переезд в Султаново и кому он за свой счет готов строить дома и помогать развивать хозяйство. Спрашивает, чем собираются заниматься, сколько в семье детей. Есть ли скот и какой-нибудь транспорт? Готовы ли держать стадо коров? Интересуется каждой мелочью, уточняет, объясняет. И пока идет разговор, первоначальный образ "султана из Султаново" рассыпается сам собой.

- С каждой семьей общаюсь лично и придаю этому очень большое значение, - поясняет Камиль. - Что толку давать тому, у кого ничего нет? Если человек каждый день встает спозаранку и вкалывает, у него всегда что-то есть за душой. В идеале хочу, чтобы пришла семья, имеющая хотя бы пяток коров, и сказала: "Помоги обзавестись еще пятнадцатью!". Мы бы сели и обсудили все детали. Но где таких взять? В прошлом году пытался найти в деревне хозяина, которому пресс-подвозчик можно было бы купить для заготовки тысячи тонн сена. Не нашел. Вот и стал искать на стороне.

Идея возродить родную деревню родилась у Камиля не на пустом месте. Сразу после школы он ушел в армию и назад в деревню уже не вернулся. Однако с родными краями связи не терял. Наведывался к матери и сестрам, при любой возможности старался помочь. К примеру, клуб отремонтировать или детишек сельских на экскурсию в Санкт-Петербург свозить. Но вкладывать серьезные деньги в развитие села никогда не планировал. Возможно, подстегнул опыт Белоруссии: там президент попросил бизнесменов хотя бы дачи себе на селе построить, чтобы несколько рабочих мест создать. А может, к такой мысли пришел, когда узнал, что в детский сад в Султаново ходят всего семеро ребятишек, а в школу - четверо.

Если так и дальше пойдет, школу скоро закроют. А вместе с ней умрет и деревня. Без школы у нее нет будущего, считает предприниматель.

"Чтобы деревня, где я родился, не умерла, ей нужны "три кита" - свое хозяйство, дети и медицина"

Сам Камиль вырос в многодетной семье. В то время в Султаново в каждом доме было пятеро-семеро по лавкам. Детвора звенела голосами в школе и на улицах, помогала по хозяйству, летом возвращалась с улицы ближе к ночи. Совсем другая жизнь, есть с чем сравнивать.

- В России вымирают тысячи деревень, и это объективный процесс: нет достойной работы, комфорта, развлечений. Упустили у нас село, не делали в него капитальных вложений. Сейчас рядом с Султаново хотя бы птицефабрику открыли - возят людей на работу автобусом. Интернет провели - огромное дело! Но, чтобы деревня, где я родился, не умерла, ей нужны "три кита" - свое хозяйство, дети и медицина.

Камиль решил строить в деревне дома и передавать их в безвозмездную аренду семьям с двумя-тремя детьми (обязательное условие. - Прим. ред.), готовым вести фермерское хозяйство, создавать рабочие места и тянуть за собой других.

Сегодня в Султаново близко к завершению строительство четырех домов. Небольшие терема, шесть на восемь метров, будут с удобствами - горячей водой, канализацией и электроотоплением, на случай отключения электричества предусмотрено еще и печное.

- Вот тут по соседству бабушка обитает, - говорит меценат. - Она радуется, что напротив ее дома свет в окошке появился. Люди там живут, свет горит - для нее это свет надежды.

Свою первую новостройку рядом с сельским медпунктом Хайруллин готов отдать семье фельдшера, которая кроме крыши над головой и помощи от предпринимателя получит еще и 500 тысяч рублей подъемных по программе "Земский фельдшер". Однако найти подходящего специалиста никак не получается.

- Уже несколько раз оказывался в ситуации, когда семья откладывала переезд или меняла планы, - сетует Камиль. - Вот веду переговоры с фельдшерами из Казахстана и Бурятии. И те, и другие деревенские, знают сельскую жизнь. А у медработника из Казахстана еще и муж тракторист. Но она просит подождать их до конца мая. А я поставил условие - переехать в марте! Сколько можно раздумывать? Кто первый соберется, тому и поддержка.

То же самое с фермерами. Пока в деревне нашелся только один хозяин. Камиль помог ему оборудовать ферму на 20 коров. И теперь буренки даже в сильный мороз живут в теплых стойлах и пьют воду, подогретую до 13 градусов.

Еще одного владельца 39 голов крупного рогатого скота и семи (!) единиц техники в деревне ждут к апрелю. Но он поставил меценату условие: его дом должен быть не менее 70 квадратных метров. И Камиль согласился его построить.

Для спасения малой родины бизнесмен готов рассмотреть любые предложения. Говорит, в Султаново можно тысячами разводить гусей (рядом есть очень подходящее болото) или открыть несколько пасек. Но для начала решил сосредоточиться на молочном животноводстве и сколотить вокруг общего дела предпринимательский костяк, который бы, встав на ноги, перестал нуждаться в опеке. Запустил для фермеров сыроварню, приобрел специальную "камеру созревания" сыров. Весной собирается открыть еще одну.

Готовых сыроваров высокого уровня в деревне, конечно, не нашлось. Приглашенные специалисты научили местных жительниц варить несколько видов сыра - его уже продают в Челябинске и Екатеринбурге.

- Сейчас в деревне 45 коров, еще 20 - у фермера, - поясняет предприниматель. - Видите лошадку с санями? Это как раз сыроварня молоко у населения покупает - 300-400 литров в день. Одну проблему решили! Но, для того чтобы и сыры стали приносить живые деньги, необходимы другие объемы - тонну или две молока в сутки перерабатывать. А значит, требуются большое поголовье, корма - поля пора засевать. А главное - люди нужны, способные этим заниматься.

Проблема в том, что рачительного хозяина просто так с места не сдвинешь. Вот и приходится разыскивать добровольцев по всей стране, предлагать приехать и посмотреть все своими глазами.

Блиц-интервью

Каких результатов вы хотели бы добиться в ближайшие пять-десять лет?

Камиль Хайруллин: Я по жизни не стратег, но некие рубежи вижу. В промежутке пяти лет хотел бы получить cыры европейского уровня. Конкурировать с жуликами, которые делают их на пальмовом масле и сухом молоке, не собираюсь. Надеюсь, качество позволит наладить сбыт. Сегмент покупателей качественных сыров, конечно, узкий, но в массовом забеге участвовать не будем.

Если говорить о десятилетии, я бы очень хотел, чтобы в деревне появился центральный водопровод, газ, асфальтовая дорога, 50 детей в школе и 20 крепких хозяев. Каждому из них я готов построить хороший дом и помочь всем, чем могу.

А вам власти чем-то помогают?

Камиль Хайруллин: Главная помощь власти - не мешать. У нас сейчас так много запретов, при желании запретить можно все. С землей помогли: глава района пообещал на благое дело отдавать ее за 10 процентов от кадастровой стоимости - закон позволяет. И теперь каждый раз, когда землю оформляю, говорю: вот полкоровы сэкономили, а вот еще корову. Все у меня теперь в коровах измеряется. В этом году будем о водопроводе разговаривать. Очень надеюсь, что проведут.

А вам-то не говорят: построй дорогу, сделай водопровод?

Камиль Хайруллин: Нет. Надо же быть реалистами. Проложить дорогу - очень серьезные вложения. Водопровод тоже, наверное, потянет миллионов на шесть. Я за эти деньги лучше еще четыре дома построю. Все-таки создание инфраструктуры - работа чиновников.

Сколько уже вложили в деревню?

Камиль Хайруллин: По прошлому году - девять миллионов рублей. В нынешнем еще 20-22 миллиона, надеюсь, удастся.

Кем вы себя ощущаете - бизнесменом или меценатом?

Камиль Хайруллин: Чтобы стать меценатом, надо быть бизнесменом. Все, что я здесь делаю, моим детям не интересно - это же не их деревня, а моя! Да я и не хотел бы становиться здесь собственником. Со временем с удовольствием передал бы все в надежные руки. Деревня должна развиваться вне зависимости от того, здесь я или нет. Понятно, без денег хозяйство не запустишь. И я их вложу отчасти безвозвратно. Но я хочу дать людям удочку, а не рыбу. Понимаете?

Экономика АПК Общество Семья и дети Общество Ежедневник Стиль жизни Экономика Бизнес Малый бизнес Филиалы РГ Урал и Западная Сибирь УрФО Челябинская область
Добавьте RG.RU 
в избранные источники