Новости

25.03.2019 17:32
Рубрика: Общество

Зачет для букваря

По каким учебникам будут заниматься в школах
Министерство просвещения разработало новый порядок экспертизы учебников. Сколько книг нужно школе? Знает ли семилетний ребенок слово "форзац"? В каком классе ученики проходят дактиль и анапест?.. Педагоги, эксперты, чиновники ломают копья, договариваясь о том, как, чему и по каким книгам нужно учить детей.

- Процедура экспертизы учебников должна быть прозрачна и понятна, - заявила заместитель министра просвещения Татьяна Синюгина на заседании Комитета Госдумы по образованию и науке. - Нами подготовлен проект, который уже проходит внутреннее согласование и в ближайшее время будет представлен к широкому обсуждению. Какие меры будут предусмотрены? Прежде всего, это государственный характер экспертизы, заказчиком которой будет выступать федеральный орган исполнительной власти - министерство просвещения. А исполнителем станет уполномоченная организация, подведомственная министерству.

Экспертиза учебников "переедет" с частных рельсов на государственные: заказчик будет один - министерство просвещения. И это принципиальный момент

То есть экспертиза учебников "переедет" с частных рельсов на государственные. И это принципиальный момент. До сих пор издательства сами заказывали экспертизу в РАН, РАО и других организациях. Оплачивали тоже сами. Получали положительные отзывы и в заявительном порядке подавали документы на включение в перечень. При этом имена экспертов, давших положительное заключение, практически никому не были известны.

Итог? Берем "Азбуку" для первоклашек, которая еще не так давно входила в список, рекомендованный для школ. Любая мама упадет в обморок: ее малышу авторы предлагают поработать... с форзацем. Читаем задание дословно: "Открой начало учебника, поработай с форзацем: в первом ряду найди слова с буквой А, назови нарисованный предмет, подчеркни букву…" Как думаете, много ли первоклашек знает, что такое форзац? А взрослых?

"Нынче в школе первый класс - вроде института": читать и писать надо научиться за полгода. В помощь - азбука, букварь. Ну и, конечно, мама с папой. Чтобы сделать уроки вместе с детьми, большинство семей тратит около двух часов в день. Фото: Никита Митюнин

В прошлом году впервые по инициативе министерства была проведена дополнительная экспертиза учебников. Во многих изданиях эксперты нашли подобные методологические и даже фактические ошибки, неточности, устаревшую информацию… По результатам в федеральном перечне осталось всего 863 учебника.

Перечень сократился более чем на треть. Сейчас на дополнительную экспертизу снова ушли почти 500 изданий. Но делать двойную работу, проводить экспертизу за экспертизой тоже не выход. Это очевидно всем: системе нужны прозрачные и понятные механизмы. К примеру, по новому порядку все эксперты будут проходить строгий отбор. Среди критериев - опыт научно-исследовательской деятельности, опыт работы в школе. Плюс наличие у кандидата профессиональных достижений. Кроме того, фамилия и имя эксперта будут публиковаться на самом учебнике.

- Экспертам нужно работать вместе с авторами, чтобы учебники могли совершенствоваться прямо в процессе проверки. Кроме того, обязательным этапом должна стать апробация учебника, как было когда-то, - считает депутат, председатель Общероссийского общественного движения "Образование - для всех" Олег Смолин. - Необходимо ввести рейтингование учебников самими учителями и защиту лучших изданий от субъективизма экспертов. Вот я принес учебник литературы, по которому учится мой ребенок в пятом классе. Издание хорошее. Но, например, читаю в словаре: "Портрет - это изображение внешности героя произведения". А что, уже исчезли психологические портреты? Разве не они самые главные в произведении? И таких определений довольно много. Самое главное - учебник крайне сложный. Я уверен, что большинство родителей, как и я, не вспомнят, чем отличаются амфибрахий, дактиль и анапест. Мы когда-то изучали в 8-9-м классе, а теперь дети проходят это в 5-м. Проблема в том, что учебник недоступен по сложности большинству детей. Я бы рекомендовал отделить то, что обязательно от того, что со звездочкой…

А действительно, в каком же классе нужно изучать амфибрахий и анапест? Надо было видеть и слышать, с каким азартом депутаты, академики, представители издательств прямо на заседании комитета включились в этот спор. Оно и понятно: те же академики тоже делают уроки вместе с детьми и внуками.

Однако проблема на самом деле еще глубже: в обновлении содержания образования. В соотношении предметных концепций, Федеральных государственных образовательных стандартов, примерных образовательных программ, учебников и ЕГЭ… Чтобы выстроить все это в связную "цепочку", понадобится несколько лет. Сейчас разрабатываются обновленные стандарты, где будет прописано, что и в каком классе должен знать ребенок. На их основе для всех школ будут написаны примерные образовательные программы. И им же должны будут соответствовать абсолютно все учебники, которые останутся в федеральном перечне. В ближайшие годы, скорее всего, он снова обновится. А может, и не раз.

Компетентно

На вопросы "РГ" отвечает член Научно-методического совета по учебникам минпросвещения России, ректор МПГУ Алексей Лубков.

Алексей Владимирович, какие учебники нужны современной школе? Которые помогут сдать ЕГЭ? Или научат применять знания на практике?

Алексей Лубков: Учебники не должны сводиться к натаскиванию на ЕГЭ. Сама проблема, на мой взгляд, несколько надуманна. У нас есть хорошие стабильные издания, которыми пользуется большинство учителей. Они методически выверены, дают системное представление о предмете, позволяют и подготовиться к ЕГЭ, и применять знания в жизни.

Возьмем, к примеру, учебник и пособия Леонида Боголюбова по обществознанию. Ими пользуются многие педагоги. Но вовсе не потому, что они "заточены" под ЕГЭ, а потому что они действительно хорошие.

В основной части федерального перечня осталось 863 учебника. Какие оказались "за бортом"?

Главная претензия родителей: учебники написаны сложным и скучным языком. А задания зачастую рассчитаны на мам и пап, а не на ребенка. Фото: Руслан Шамуков / ТАСС

Алексей Лубков: Дополнительная экспертиза направлена на то, чтобы еще раз посмотреть: какие учебники могут "прописаться" в школах, а какие нуждаются в доработке. Были исключены издания, к которым у экспертов возникли серьезные вопросы. Учебники для начальной школы, по географии, истории и ряду других предметов "грешили" опечатками, методическими и фактическими ошибками.

Если издатели устранят недочеты, учебники могут снова пройти процедуру экспертизы и претендовать на возвращение в перечень.

Эксперты считают, что 3-5 линеек учебников по каждому предмету достаточно, чтобы выстроить единое образовательное пространство. Но в одобренном сегодня списке - 12 линеек по биологии! С разной методической основой, содержанием. Нужен ли школе такой широкий выбор?

Алексей Лубков: 3-5 линеек, действительно, вполне достаточно. Сейчас профессиональным сообществом активно разрабатываются и принимаются единые концепции преподавания большинства школьных предметов. Например, после разработки историко-культурного стандарта у нас осталось три линейки учебников по истории. В них есть и общее фундаментальное ядро, и вариативность. По биологии такая концепция тоже сейчас разрабатывается.

При этом в образовательном процессе все-таки главную роль играет не учебник, а педагог. Никто не запрещает учителю пользоваться дополнительными материалами, электронными ресурсами, чтобы разнообразить свою программу. Главное - сделать правильный выбор, сориентироваться в огромном информационном поле. И здесь очень много зависит от профессиональной подготовки учителя. Это уже вопрос к нам - педагогическому университету.

Все советские школьники учились физике "по Перышкину". Эта линейка выдержала более 20 переизданий. И сегодня ею по-прежнему пользуются 85 процентов учителей. Однако, как говорит министр Ольга Васильева, недопустимо, когда учебники заканчиваются изучением открытий 30-летней давности. Но если добавить что-то новое - значит, что-то убрать из классической базы? Кто должен принимать такие решения?

Алексей Лубков: Учебник должен быть "подъемным" для ребенка не только по весу, но и по содержанию. И это очень серьезная методическая проблема: как вместить новую информацию, не увеличивая часы для изучения.

И здесь опять же можно ориентироваться на принятые предметные концепции. Историко-культурный стандарт разрабатывали ведущие ученые, методисты, преподаватели. В нем прописана основная канва - то, что должно быть обязательно. В остальном авторы учебников могут опираться на образовательные стандарты, свой опыт и мастерство.

Учебник должен быть "подъемным" для ребенка не только по весу, но и по содержанию

Экспертиза учебников серьезно изменится. Школьные учителя должны принимать в ней участие?

Алексей Лубков: Формирование федерального перечня учебников - процесс для многих болезненный. Нужны прозрачные механизмы экспертизы. Мы должны хорошо знать тех людей, которые решают: рекомендовать учебник школе или отклонить. И здесь позиция педагогического сообщества, безусловно, важна. Мы привлекаем к обсуждению и предметные ассоциации, и отдельных учителей. И, конечно, педагоги должны участвовать в апробации учебников. Но все-таки последнее слово должно быть за экспертами - профессионалами. Они должны нести персональную ответственность за учебник наравне с его авторами.

От экспертизы готовых изданий предлагается перейти к экспертизе авторских рукописей. Что это значит?

Алексей Лубков: Нужно понять, что в данном случае мы имеем в виду под "авторской рукописью". Будет ли это "полуфабрикат", где изложено только содержание, или все-таки почти готовый "продукт"? С полноценным методическим аппаратом, с вариантом оформления и другими ключевыми элементами. В идеале рукопись учебника должна быть апробирована в реальных условиях, в работе с детьми. То есть в школе.

 

Общество Образование Правительство Минпросвещения
Добавьте RG.RU 
в избранные источники