Новости

04.04.2019 20:36
Рубрика: Общество

Вызов

Историк и писатель Яков Гордин о дуэли как способе решать личные проблемы без участия власти
Яков Аркадьевич, вы - автор книги "Русская дуэль". Если позволите, начнем с того, почему вы решили написать книгу о дуэли?
Из книги Якова Гордина "Русская дуэль: философия, идеология, практика". Фото: И.Е. Репин Из книги Якова Гордина "Русская дуэль: философия, идеология, практика". Фото: И.Е. Репин
Из книги Якова Гордина "Русская дуэль: философия, идеология, практика". Фото: И.Е. Репин

Яков Гордин: Ну, потому, что я занимался долгое время жизнью и судьбой Пушкина. А жизнь, судьбу да и смерть Пушкина невозможно представить себе без дуэли. Это был важнейший элемент его жизненной идеологии, возможность защитить себя, не прибегая к помощи государства, сильным мира сего. Возможность защитить себя теми средствами, которыми располагал русский дворянин. Средствами надзаконными, но традиционными для того времени. Ну и, кроме того, понять историю и психологию русского дворянства вне дуэльной традиции совершенно невозможно.

Почему?

Яков Гордин: Потому что дуэльная традиция возникла в России после того, как приобрело новый смысл понятие - честь. Представление о дворянской чести, как ее понимал, например, Пушкин, стало возможно после издания Петром III в 1762 году манифеста "О вольности дворянства". Помимо всего прочего дворянину уже не грозило телесное наказание. Совершенно иное самовосприятие!

То есть никто, включая вельмож, уже не мог унизить дворянина физически?

Яков Гордин: В идеале именно так. Разумеется, вышестоящий мог грубо обойтись с подчиненным. Но от этого до телесного наказания очень далеко. Один пример. В павловское царствование полковник Бахметев за служебное упущение ударил тростью прапорщика Кушелева, родовитого дворянина. Когда Павла не стало, штабс-капитан Кушелев потребовал у генерала Бахметева сатисфакции. И генералу пришлось принять вызов. Дуэльная традиция вырабатывала у русского дворянина обостренное чувство собственного достоинства....

...Которое, в свою очередь, помогло утвердиться понятию о чести?

Яков Гордин: Именно так. Дуэльная стихия в России была многообразна. Было немало вздорных поединков. Но если говорить о подлинной "высокой дуэли", то у барьера дворянин не решал какие-либо материальные проблемы, не удовлетворял чувство мести, а защищал свою честь, честь семьи, честь любимой женщины, честь своего сословия.

Можно ли сказать, что у русского дворянина появился механизм самостоятельного решения личных проблем, проблем чести без судебных тяжб, без какой бы то ни было помощи власти?

Яков Гордин: Конечно. И, разумеется, это не могло устроить власть. Государство понимало, что у него из-под носа уходит важнейшая регулятивная функция - улаживание отношений между согражданами, наказание виноватых, восстановление справедливости... Не случайно еще в 1714 году Петр Великий, предчувствуя опасность приходящих в Россию дуэлей, вводит жесточайшие антидуэльные законы, по которым все участники поединка - как сами дуэлянты, так и секунданты, и свидетели - должны быть повешены безо всяких оправданий. Надо сказать, что власть в основном одинакова везде. В конце XVII века в Германии был издан имперский закон, гласивший: "Право судить и наказывать за преступление предоставлено Богом лишь одним государям. Поэтому если кто вызовет своего противника на дуэль на шпагах или пистолетах, пешим или конным, то будет приговорен к смертной казни, в каком бы чине он ни состоял. Труп его останется висеть на позорной виселице, имущество его будет конфисковано".

Но даже эти жестокие законы не прекратили дуэлей. Означало ли это слабость власти?

Яков Гордин: Дело не в слабости власти. Хотя свирепые петровские законы никогда не применялись. Государство настаивало на своих исключительных правах. А русское дворянство бескомпромиссно настаивало на праве самим решать дела чести. Чем жестче была позиция власти, тем настойчивее лучшая часть дворянства демонстрировала самостояние.

Представление о чести у русского дворянства возникает после 1762 года, когда Петр III издал манифест "О вольности дворянства", которым запрещал телесные наказания для дворянина

Мало того что дворяне продолжали вызывать друг друга к барьеру, сама дуэль стала символом вызова частного человека власти?

Яков Гордин: Разумеется. Ведь дело еще и в том, что властная бюрократическая машина воспринималась просвещенным человеком как нечто чужое, чему нельзя доверять решение личных деликатных проблем, тем более проблем чести.

"Власть отвратительна, как руки брадобрея"?

Яков Гордин: Да, Мандельштам сформулировал это ощущение очень точно. Хотя, конечно, взаимоотношения русского дворянина и власти были многообразны. Но главное - сам механизм защиты личной чести был чужд громоздким институтам самодержавного государства. Как писал поэт, "честь должна быть спасена мгновенно", а не в результате бесконечной судебной тяжбы.

Но ведь дуэль так или иначе пыталась присвоить себе функции суда: человек стрелял в обидчика, стремясь к справедливому возмездию...

Яков Гордин: Да, и случалось, что погибал тот, кто был прав. С этой точки зрения дуэль как судебный поединок несостоятельна. Здесь неприменима обычная юридическая логика. Мир дуэлей - особый мир. Но смысл дуэли был исключительно в защите или восстановлении чести. Даже если правый погибал, то оставлял свою честь незапятнанной. Дуэль не могла вершить правосудие еще и потому, что результат ее зависел очень часто от цепочки случайностей. Вот вам знаменитая дуэль князя Долгорукова и князя Яшвиля. Друзья, пустяковый, надуманный повод. Яшвиль стреляет первым, целит в землю, не желая никаких неприятностей другу. Но пуля попадает в камень и рикошетит прямо в сердце Долгорукову.

Но ведь у русской дуэли была и еще одна функция, не связанная напрямую с понятием чести...

Яков Гордин: Если вы имеете в виду такое понятие, как "самоиспытание", - то да, это так. В русской дуэли был такой экзистенциальный момент, когда человек мог почувствовать себя абсолютно свободным в предельной ситуации, один на один со смертью, распоряжаясь собственной жизнью стопроцентно самостоятельно. Кстати, именно таким дуэлянтом был декабрист Михаил Лунин. Известен его поединок с Алексеем Орловым. Орлов стрелял первым и промахнулся. Лунин ответил демонстративным выстрелом в воздух. Орлов вновь стреляет и попадает Лунину в шляпу. Тем не менее Лунин опять стреляет в воздух. После этого секундантам удалось их развести. Лунин любил поиграть со смертью.

Яков Аркадьевич, были ли у русской дуэли какие-то особенности, отличавшие ее от западноевропейских дуэлей?

Яков Гордин: Русская дуэль была куда более жестокой.

В чем это выражалось?

Яков Гордин: Например, европейский кодекс категорически запрещал дуэль "до результата", с неограниченным числом выстрелов, пока один из противников не будет убит или тяжело ранен. В России это было обычным делом. Дуэль на пятнадцати шагах в Европе считалась "экзотической". Традиционное расстояние между барьерами было тридцать шагов. В России стрелялись на десяти, восьми, шести шагах. Известен случай, когда собирались драться на трех шагах - верная смерть, скорее всего, обоих противников. Двадцать шагов дуэли Пушкина с Дантесом - результат настояния французской стороны. Но эта дуэль была "до результата". Смертельная.

Почему русская дуэль была более жестокой?

Яков Гордин: Во-первых, молодость русской дуэльной традиции. Таким жестоким способом русские дворяне вырабатывали стиль поведения. Стиль подлинного дворянина. Молодость любит крайности. Во-вторых, традиционно низкая по сравнению с западноевропейской ценность человеческой жизни в нашем Отечестве.

Учитывая особую жестокость русской дуэли, можно сказать, что оба участника поединка имели высокие шансы погибнуть. Но если бросивший вызов был достаточно хорошо мотивирован, то для того, чтобы принять вызов, требовалось немалое мужество. Известны ли случаи отказов от дуэли? Как складывалась судьба отказника? Страдала ли его репутация?

Яков Гордин: Отказы от дуэли были крайне редки. Если речь шла об офицере, то отказ от дуэли означал неминуемую отставку. Считалось, что "отказник" запятнал не только свою честь, но и честь полка. Отказ был ударом по репутации человека, практически он менял его жизнь. Известны немногочисленные примеры отказов, не повлекших за собой существенных изменений в репутации отказавшегося. Ну, например, несостоявшаяся дуэль Антона Дельвига и Фаддея Булгарина. Булгарин отказался выйти на вызов Дельвига. "Передайте барону,- сообщил он,- что я на своем веку видел больше крови, чем он чернил". На том инцидент был исчерпан, Дельвиг был сохранен для русской литературы, а опытнейшему в военных делах Булгарину не пришлось брать грех на душу. Чаадаев отказался от дуэли с юным, неопытным офицером. Репутация Чаадаева была настолько высока, что этот отказ не смог ей повредить.

Яков Аркадьевич, представим на секунду, что дуэли были в ходу в середине прошлого века. Вызвал бы ваш друг Бродский на дуэль Бобышева?

Яков Гордин: Ох, не знаю, не знаю... Впрочем, может быть. Видите ли, я не уверен, что Иосиф был приспособленным для прицельной стрельбы человеком. Поймите, ведь дуэль для того поколения русских дворян была в некотором смысле профессией. Успешный дуэлянт обладал набором определенных качеств. Среди них умение стрелять - безусловно важное, но не самое главное. В конце концов стрелять точно в цель можно было научиться. Куда важнее для дуэлянта было умение сохранять психологическую стабильность во время поединка. Проще говоря, не нервничать. Вот, например, по свидетельству Ивана Петровича Липранди - друга Пушкина: когда Александр Сергеевич выходил к барьеру, он был холоден как лед. Это Пушкин-то, при его темпераменте! Однако же поэт обладал этим редким качеством - умением быть спокойным перед выстрелом.

Уж коль скоро мы заговорили и о наших современниках, что бы вы сказали о поединке политика Шевченко и журналиста Сванидзе? Там у них, как известно, дошло до мордобоя. И не в последнюю очередь потому, что в современном нам обществе, как мне представляется, нет эффективных механизмов урегулирования межличностных конфликтов, пресловутых вопросов чести. Ни действующее законодательство, ни правоприменение к этому не приспособлены. Так, может быть, подумать о том, чтобы вернуть дуэли. С прежними дуэльными пистолетами, с поединками на тридцати пяти шагах. С секундантами. Что скажете?

Яков Гордин: Вы знаете, что было главным для человека того дуэльного времени? Какой вопрос был основополагающим? "Смогу ли я прожить оскорбленным? Хотя бы день, хотя бы час, хотя бы секунду..." Боюсь, что достаточно большое количество людей в нашем сегодняшнем обществе уже привыкли жить оскорбленными. И этому способствовала вся наша печальная история ХХ века. Увы, но с нашими фундаментальными жизненными ценностями, определяющими наше повседневное бытие и в прошлом веке, и нынче, такое понятие, как честь, не связано.

Стало быть, дуэль ушла навсегда?

Яков Гордин: Полагаю, что так.

Яков Гордин в своем рабочем кабинете. Фото: Юрий Лепский
Правила дуэли

Франц фон Болгар

1. Вызов может быть сделан сейчас по нанесении оскорбления или после.

2. Если вызов последовал тотчас, то вызывающий должен передать вызванному фамилию и адрес, на что последний отвечает тем же. Потом оба выбирают себе секундантов и посылают друг другу их фамилии и адрес.

3. Вызов, последовавший после, может быть сделан на словах или письменно и передается вызываемому всегда секундантами вызывающего.

Вызов на словах должен быть короток и должен определить причину просто и ясно.

Письменный вызов не должен отступать по форме и по содержанию от обычаев, принятых в интеллигентном обществе, и всегда прочитывается заранее секундантами.

4. Секунданты при вызове не вправе иметь при себе какое-либо оружие; только офицеры остаются при присвоенном им холодном оружии.

5. Секундантам при передаче вызова следует избегать всякого рассуждения с противником и требовать ответа тотчас же. Если бы последний все-таки стал бы вдаваться в объяснения, то они должны сейчас удалиться и составить о том протокол.

6. Секундантов своего противника вызванный обязан принять вежливо*, выслушивать их не перебивая и объявить свое решение немедля. По принятии вызова он вслед за сим пересылает им фамилии и адрес своих секундантов; в случае же отказа с его стороны - мотивированного или нет - секунданты должны составить о том протокол.

7. Не допускается противникам от вызова до прекращения их дела находиться в каких-либо сношениях между собою. Было бы достойною порицания опрометчивостью, если бы они сошлись еще до переговоров между секундантами и уговорились бы относительно условий дуэли, так как, несмотря на свое обоюдное соглашение, они все-таки должны будут подчиниться определению секундантов.

8. Противники не должны иметь сношений с секундантами другой стороны.

9. Вызов от имени нескольких лиц всегда отклоняется.

10. Вызов недопускаем между отцом и сыном и между братьями.

11. Должник не может вызывать заимодавца, пока с ним не окончил счетов. Вызов должника заимодавцем допускается.

12. Вызов может быть не принят:

а) от лица, про которое всем известно, что оно нарушило правила и условия дуэли;

б) от лица, о котором все знают, что оно, будучи секундантом, приняло участие в несоблюдении правил и условий дуэли или согласилось на нарушение их умышленно;

в) от лица, совершившего, как всем известно, поступок, противный понятиям о чести*.

13. Каждый оскорбленный, принося жалобу на оскорбителя, лишается права требовать рыцарского удовлетворения. Это право он теряет и тогда, когда жалобу берет назад; однако в последнем случае предоставляется право оскорбителю: принять вызов или нет.

14. Вызов должен последовать не позже 24 часов по нанесении оскорбления.

Для ответа определен тот же самый срок, считая от времени получения вызова. Замедления могут быть приняты во внимание только тогда, когда они вполне основательны.

15. Если не появились бы особые осложнения и секунданты по уважительным причинам не порешили бы иначе, то дуэль должна состояться в течение 48 часов, следующих за временем принятия вызова.

16. Между офицерами, находящимися на театре военных действий, решаются дела, касающиеся оскорбления чести, не ранее как по заключении мира.

Общество История