Новости

09.04.2019 20:02
Рубрика: Общество

Инклюзия без иллюзий

Образованию особенных детей необходимы нестандартные решения
Сегодня ребята с ограниченными возможностями здоровья (ОВЗ) могут учиться в обычных классах наравне с другими детьми: для этого уже более девяти тысяч российских школ создали все материально-технические условия. Но достаточно ли этого?
Для детей с ограниченными возможностями здоровья на самом деле нет ничего невозможного. Фото: Сергей Михеев Для детей с ограниченными возможностями здоровья на самом деле нет ничего невозможного. Фото: Сергей Михеев
Для детей с ограниченными возможностями здоровья на самом деле нет ничего невозможного. Фото: Сергей Михеев

- Чтобы школа стала по-настоящему инклюзивной, ей нужно измениться, - говорит проректор по инклюзивному образованию МГППУ, директор Института проблем инклюзивного образования Светлана Алехина. - Потому что иногда у школы есть и пандус, и лифт, и технические средства для обучения детей с ОВЗ. Но "особый" ученик не включен в образовательный процесс, не сотрудничает с другими детьми.

Почему? В первую очередь инклюзивной школе нужны хорошие специалисты: опытные учителя-предметники, которые ориентированы на различия учеников, на учет их особых потребностей, нужны сопровождающие тьюторы, психологи, дефектологи. А их по-прежнему катастрофически не хватает.

Сейчас у ребенка с ОВЗ есть три варианта. Первый - коррекционная школа. По официальной статистике, в стране 1664 таких образовательных организаций, в которых учатся около 541 тысячи детей. Второй вариант - специальный класс в общеобразовательной школе. Как правило, это небольшая группа по 9-12 детей со схожими проблемами, например, нарушениями зрения или слуха. Так обучается еще примерно 355 тысяч детей. И еще около 316 тысяч - получают знания в условиях инклюзии, то есть вместе с обычными ребятами.

Уже более 40 тысяч педагогов и других специалистов повысили квалификацию по программам инклюзивного образования.

- Но есть системная проблема - на эти курсы совсем не приходят директора школ. Как следствие - далеко не всегда на управленческом уровне принимаются необходимые решения. А без них школа инклюзивной не станет, - подчеркивает Светлана Алехина. - И в прошлом году мы впервые заметили, что многие родители детей с ОВЗ снова стали обращаться в коррекционные школы. То есть спрос на совместное обучение, который увеличивался с 2012 года, немного упал. Родители стали оценивать реальные условия в массовых школах. Будем честны: ребенок с инвалидностью может учиться далеко не в каждой школе.

Как такие условия должны выглядеть в идеале? В прошлом году на конкурсе "Лучшая инклюзивная школа России" первый приз взяла средняя школа № 21 Белгорода. Сенсорная комната с бассейном из шариков и столиком для рисования песком, мягкие пуфики, тактильная дорожка, программно-аппаратный комплекс для коррекции речи... Комфортно себя чувствуют и ребята с нарушениями слуха, зрения, и колясочники. Но дело, конечно, не только в этом: здесь отличные педагоги, есть психологи и логопеды. Они могут выстроить индивидуальный учебный план с учетом особенностей ученика. А еще здесь старшеклассники-волонтеры помогают слепым малышам.

Абитуриенты с инвалидностью получили право подавать документы сразу в пять вузов, а не в один, как раньше

Колледжи и техникумы тоже стали активно включаться в работу по развитию инклюзии. По данным министерства просвещения, сейчас в системе среднего профессионального образования учится около 25 тысяч учащихся с ОВЗ. Еще три года назад их было на 10 тысяч меньше. Яркий пример - московский колледж малого бизнеса № 4. В его структуре есть и детские сады и даже школы, которые работают по адаптированным программам для ребят с задержкой психического развития и умственной отсталостью, с расстройствами аутистического спектра, с тяжелыми нарушениями речи и опорно-двигательного аппарата, для глухих и слабослышащих. Все они после окончания школы могут продолжить учиться в колледже. В прошлом году колледж выпустил 65 ребят с ОВЗ, из них 49 нашли работу, 15 продолжают обучение в вузе.

Понятно, что такие успехи может показать не каждый колледж или техникум, но главное, что работа началась.

Высшая школа сталкивается примерно с теми же трудностями. Инвалидам государство дает 10 процентов от общего числа бюджетных мест в вузе. Но большинство университетов не знают, как работать с ними. А их по стране около 23 тысяч.

- Около трех лет назад министерство создало 16 ресурсных учебно-методических центров на базе вузов, которые имели успешный опыт обучения студентов с инвалидностью, - говорит Светлана Алехина. - Они разрабатывают методики, консультируют абитуриентов, адаптируют программы и делятся своими наработками с другими вузами. К примеру, в МГППУ сейчас учится 200 ребят с нарушениями опорно-двигательного аппарата и незрячих. С каждым таким абитуриентом вуз проводит беседу. Анализируем, какая помощь нужна, какие специальные условия помогут учиться.

С прошлого года все абитуриенты с инвалидностью получили право подавать документы сразу в пять вузов, а не в один, как раньше. Так что студентов с особыми потребностями станет больше. И вузы должны быть к этому готовы: создать условия, обучить преподавателей, продумать систему тьюторства, закупить необходимое оборудование. Плюс наладить связи с работодателями, продумать пути трудоустройства выпускников.

Общество Образование Общество Соцсфера Соцзащита