Новости

09.04.2019 15:27
Рубрика: Культура
Проект: Гид-парк

Элинская эра

После московского концерта в "Зарядье" Элина Гаранча спела в Петербургской филармонии
Всемирно известная латвийская оперная певица Элина Гаранча, обладательница редкого по тембральной красоте, диапазону, силе воздействия и обаянию лирического меццо-сопрано выступила в оперном гала-концерте в Большом зале Санкт-Петербургской филармонии им. Д.Шостаковича вместе с Ильдаром Абдразаковым, Юсифом Эйвазовым и Динарой Алиевой в сопровождении Заслуженного коллектива России под управлением Юрия Темирканова и Николая Алексеева.
Элина Гаранча: Самая моя главная премьера впереди - Амнерис в "Аиде" Верди. Фото: РИА Новости Элина Гаранча: Самая моя главная премьера впереди - Амнерис в "Аиде" Верди. Фото: РИА Новости
Элина Гаранча: Самая моя главная премьера впереди - Амнерис в "Аиде" Верди. Фото: РИА Новости

Вы дебютировали в двух разных филармонических залах России - историческом и современном. Как впечатления от этих российских дебютов?

Элина Гаранча: Я очень рада, что, наконец, выступила в таком невероятно красивом легендарном Большом зале филармонии в компании замечательных коллег. "Зарядье" - шикарный зал, который я очень полюбила. И вся атмосфера была очень светлой. Я была очень тронута теплым приемом российской публики. Я не так часто выступаю в России, к сожалению. Был концерт на Дворцовой площади, концерты с Димой Хворостовским. Может, потому что я из бывшего Советского Союза, у меня есть ощущение, что русская публика меня любит. И мне очень радостно сюда приезжать.

А в Большом или Мариинском театрах вы бы не отказались выступить? Что для этого нужно сделать?

Элина Гаранча: Все очень просто: меня надо пригласить на тот репертуар, который я пою, и я с удовольствием приеду.

Насколько я знаю, в ваших правилах выяснять, с какими партнерами вам предстоит выступать в том или ином спектакле?

Элина Гаранча: Да, это так, потому что мне важна "химия" отношений на сцене. Среди русских певцов есть те, кого я знаю, но многих и не знаю. Но сегодня так много шикарных певцов из России! Еще я совсем не знаю, как здесь строится подготовка к спектаклям, репетиционный период. Но в конце концов, почему бы не попробовать новое приключение?

Как ваш лирический голос чувствует себя, двигаясь в сторону драматического репертуара?

Элина Гаранча: Партии, которые я сегодня пою - Далила, Сантуцца, Эболи - относятся к лирико-драматическому репертуару. Но я никогда не буду меццо-сопрано образцовского типа, хотя знаю интерпретации Елены Образцовой, слушала ее интервью. Мой вокальный материал другой, да и человек я совсем другой. Я очень лирическая личность и думаю, что этот лирический оттенок будет оставаться в моем голосе всю жизнь. На сегодняшний момент самая моя главная премьера впереди - Амнерис, о которой я всегда говорила, что это самая-самая-самая-самая партия. Мне немножко страшно. Это был мой Олимп, моя звезда в универсуме, к которому я все время стремилась. И когда вдруг оказалась так близко к ней, задумалась: а что потом? Вот насчет чего мне немножко неуютно. Когда-то я говорила, что буду петь до 52 лет, потому что исполнится 30 лет моей жизни на сцене, а это уже о-го-го какая карьера, я уже много спела за 20 лет, много чего достигла. До того момента осталось 10 лет и хочется еще что-то успеть. Например, исполнить Кундри в "Парсифале".

Может, потому что я из бывшего Советского Союза, у меня есть ощущение, что русская публика меня любит

А к Кармен вернетесь?

Элина Гаранча: Я ее обязательно продолжу петь. Просто я так много уже исполняла ее в разных театрах, можно сказать, попробовала их всех - и Кауфмана, и Кура, и Альвареса, и Аланью, и Йовановича, и Химмеля. Кого еще можно было бы испытать? Мне стало немножко скучно. Но я спою Кармен в следующем году с Чарльзом Кастроново в Париже в постановке Каликсто Биейто, которую очень полюбила.

Хороших меццо-сопрано всегда было наперечет. Но сегодня наряду с самым известным именем Элины Гаранчи, ставшей чуть ли не символом музыки для меццо-сопрано, оперный мир страстно увлекся и такими яркими певицами, как Екатерина Семенчук и Анита Рачвелишвили. Как вы переживаете конкуренцию?

Элина Гаранча: По сравнению с ними большая разница в том, что у меня двое детей, то есть моя ежедневная жизнь строится немножко по-другому. Я очень ценю их обеих и боготворю, они совершенно шикарные певицы. Мой самый большой респект Аните, которая к 34 годам спела уже много тяжелейшего репертуара, очень рискованного для молодой певицы. С Катей Семенчук мы почти одногодки, она принимала участие в тех же конкурсах, что и я, и с тех пор по-настоящему выросла. И хотя Риккардо Мути назвал Аниту "лучшей вердиевской меццо", я считаю таковой Катю. У всех нас совершенно разные личности, ауры, сценическое нахальство, так называемая presenza. К тому же в мире столько театров, и никто из нас троих не в состоянии петь во всех сразу. Я очень люблю слушать своих коллег, учиться у них. Надо понимать, что у всех нас к тому же просто-напросто слишком разные голоса, с разными красками и возможностями. То, что и как я смогла, не могут они - и наоборот. У меня своя сила и интерпретация, я стараюсь все делать немножко по-другому. Это мое видение и мой путь. У меня был небольшой кризис, когда я начала работать над партией Далилы в Метрополитен Опера и вдруг стала думать, а как же я ее буду петь после того, что еще недавно пела Розину, потом Секста в "Милосердии Тита" Моцарта, Октавиана в "Кавалере роз"? Но однажды послушала себя со стороны и поняла: "Неплохо". Я - это я, не могу быть чьей-то копией. Все, что я делала до сих пор, делала абсолютно уверенная в том, что это - мой путь. Он может быть правильным или нет, но он мой, я такой выбрала.

Насколько опера поглощает вас?

Элина Гаранча: Я люблю пение - это то, что ежедневно делает меня счастливой, но это - не вся моя жизнь. Мне хочется большего. Я очень люблю двух своих маленьких дочек, вообще люблю детей, люблю кино, люблю вышивать, люблю огород, люблю домашнюю жизнь, встречаться с людьми, разъезжать повсюду. Я иногда наблюдаю за своими старшими коллегами, которые жили в прекрасном мире из аплодисментов, пения, успешной карьеры. Но после 50 женщинам труднее хотя бы даже потому, что меняется гормональный фон. И когда все уходят, эти бывшие звезды, купавшиеся в лучах славы, остаются одни, потому что на смену приходят новые Маши и Даши.

Конечно, многие становятся педагогами, но многие ведь сидят дома и вспоминают, как было прекрасно. Я этого не хочу. Можно вспомнить о Каллас, которой не хватило той интенсивности в личной жизни, какая была на сцене, где ее боготворили. Я люблю пение, но не люблю ни тусовки, которые потом начинаются, ни ежедневные посиделки. Меня утомляют интервью, а Instagram - самое ужасное, что может быть: "Ну, сделай еще такую фотку!". Это меня стрессует очень сильно. Я вышла на сцену только потому, что хочу петь и отдавать все, что могу.

ДОСЬЕ

Элина Гаранча - лауреат I премии международного конкурса вокалистов Мириам Хелин в Хельсинки (1999 год), финалистка международного конкурса оперных певцов BBC в Кардиффе (2001). Мировую известность в 2003 году принесла партия Аннио в опере "Милосердие Тита" Моцарта под управлением Николауса Арнонкура на Зальцбургском фестивале. С 2005 года эксклюзивный контракт на лейбле Deutsche Grammophon. В 2013 году Гаранча была удостоена в Венской опере титула "Каммерзенгерин". В 2013 году выпустила биографическую книгу Wirklich wichtig sind die Schuhe ("Особенно важна обувь"). Муж - дирижер Карел Марк Шишон. Живет в Малаге и Риге.

*Это расширенная версия текста, опубликованного в номере "РГ"
 

Культура Музыка Классика Филиалы РГ Северо-Запад СЗФО Санкт-Петербург Гид-парк
Добавьте RG.RU 
в избранные источники