Актеры по имени жизнь

X онлайн кинофестиваль "Дубль дв@" объявляет победителей

11 апреля вечером станут известны новые лауреаты фестиваля "Дубль дв@". И первая десятка фестивалей уйдет в историю.
В фильме "Не чужие" настроение провинциальной публики передается очень достоверно. Фото: Хорошо Продакшн
В фильме "Не чужие" настроение провинциальной публики передается очень достоверно. Фото: Хорошо Продакшн

Этот, десятый, имеет свои особенности не только потому, что проходит в Год театра и понемногу дрейфует в сторону перформативных искусств. Заметно растет и потому меняется его зрительская аудитория.

Уже теперь, за два дня до окончания, она превысила прошлогоднюю. И пришли новые люди. Если еще на IX фестивале картины проблемные, нелегкие для восприятия и требующие от зрителя мужества смотреть правде в глаза получали, как правило, дружную поддержку публики, то теперь в зрительских отзывах стали звучать и недоумевающие, и негодующие нотки. Возникли язвительные предположения, что авторы фильма NN пляшут под дудку заграницы, желая заслужить там похвалу показом негативных сторон российской жизни. Возник лейтмотив "Мы не такие!" - словно мы не разные и не живем по-разному в разных условиях: Вологда не Москва, а русский Север не сочинский курорт.

На экране мать оставляет своего младенца в беби-боксе - кому такое может понравиться! Но искусство не должно молчать, если по статистике сиротами при живых родителях у нас остаются тысячи малышей. Искусство потому и искусство, что концентрирует наше внимание на проблеме и становится, по Маяковскому, не зеркалом, а увеличивающим стеклом. "Мы не врачи, мы - боль" - эти слова Герцена можно отнести к любому художнику, пришедшему не потешать нас, а пробудить от спячки, поднять нам веки, дать понять, что мы в нашей боли не одиноки. И дело за нами - найдем ли мы в себе мужество отрешиться от усыпительных иллюзий и стать не обитателями своей страны, а ее гражданами.

Увеличилось число зрителей - увеличилась и их активность. Мнения разбросаны по полюсам. "Что делает на фестивале этот телеспектакль?!" - возмущается один. "Радует, что в некоммерческом кино ставят эксперименты. Даже при небольшом бюджете можно создавать картины, которые интересно смотреть", - пишет о том же фильме другой. "На фестивале каждый фильм делает важное дело: он представляет некий тренд в нашем кино, некий нестандартный опыт в освоении реальности", - отвечу я. Мне как отборщику нет нужды оправдываться, просто напомню, что у каждого из фильмов программы нашлись и свои поклонники, и свои суровые критики. Так и должно быть в нормальном кино, стремящемся утолить самые разные потребности публики. Посмотрите на страничке каждого фильма - даже если вы не социолог, вам будет интересно.

А знаете, какое самое поразительное откровение можно там найти? "Фильм не понравился: образы взяты с одного актера, который называется жизнь". Как говорил гипотетический князь Потемкин предполагаемому Фонвизину: "Умри, Денис, лучше не напишешь!"

Из зрительских рецензий

"Успех"

"Класс! Коротко и неожиданно! Устали все от мыла сериалов, а здесь как из брандспойта холодной водой. Молодцы!

Лидия Иванова

"Свидетели"

...Там был ров. Они согнали всех женщин, стариков и детей, всех, кто был или считался евреем, и расстреляли там. Есть списки. Там фамилия моей бабушки повторяется двадцать раз. Но ее там нет.

Случайно ее муж, мой дед, успел посадить семью в последний эшелон. Это фатум, случайность, мизерная доля погрешности, что тот эшелон был. Что он увез моих в безопасную, хоть и голодную, зону, что его не разбомбили, не пустили под откос. Что бабушка, пережив голод, потеряв ребенка, в сорок лет все ж родила еще одного: моего папу. Я живу благодаря случайному стечению обстоятельств. Как странно, как страшно это осознавать!.. Сегодня я смотрела фильм "Туфельки" из трилогии "Свидетели". Он о том, что любая, самая прекрасная жизнь может оборваться самым страшным, нелепым образом. Что власть в руках выродков - страшное оружие. Что эта власть необъяснима ни с какой позиции, и никто никогда не сможет сказать, за что один может лишить другого права жить, любить, рожать детей, растить их в радости. И еще: те босые ноги, совершенно одинаковые на пороге смерти, грязные и опухшие за дорогу в товарных вагонах, топчущиеся в нерешительности перед дверью душегубки, и то последнее движение ноги, которая силится зацепиться за этот мир, - мой страшный сон. Спасибо, Константин Фам. Это смотреть больно, но надо.

Ирина Вальдман

"Не чужие"

Настроение провинциальной глубинки передано так натурально, что впору впасть в депрессию: серо, безнадежно. Зачем это показывать? Наверно, для того, чтобы мы посмотрели на себя со стороны. Просканировали свои поступки, отношения с близкими, приоритеты. Представили себя на месте героев. Вот Людмила много курит - почему?! Ей скучно. Она смотрит на захудалый мир за окном московским взглядом. Наблюдает, как разруха расползается по всему поселку. Вот уже и телевизор барахлит, и чайник... Да и в головах людей что-то развалилось, если родные люди ранят друг друга все больнее. Мать хоть и пытается всем помочь, но устала. Рустам молчит, потому что умер в тот момент, когда погибли его брат и родители… Судить героев фильма легко, только стоит ли? Может, лучше делом заняться и сообща менять мир к лучшему?

Елена Борисова

4 мюзикла из 3 театральных столиц России Поделитесь впечатлениями о фестивале