Новости

17.04.2019 22:04
Рубрика: Экономика

Право на пробы

Креативная индустрия не имеет алгоритмов
Креативная индустрия - сфера производства, в которой невозможно автоматизировать процессы, интеллектуальная собственность - это всегда уникальный продукт, тесно связанный с личностью его создателя, считает генеральный директор ФГУП "Киностудия "Союзмультфильм" Борис Машковцев.
Герои старых добрых мультиков давно стали для нас как родные. Фото: Фото предоставлены пресс-службой IPQUORUM Герои старых добрых мультиков давно стали для нас как родные. Фото: Фото предоставлены пресс-службой IPQUORUM
Герои старых добрых мультиков давно стали для нас как родные. Фото: Фото предоставлены пресс-службой IPQUORUM

Борис Александрович, каковы особенности управления предприятием, где велика креативная составляющая?

Борис Машковцев: 80 процентов сотрудников "Союзмультфильма" заняты созданием интеллектуальной собственности. У нас очень специфичная отрасль, в которой всегда решаются неконкретные задачи, поэтому нам сложно работать в системе алгоритмов. Вся наша среда состоит из людей, не нуждающихся в том, чтобы их вели за руку через рабочий процесс, им надо показать цель, и они сами будут искать дорогу. Успех или неуспех работы творческого человека зачастую строится на таких мелочах, которые заранее невозможно предугадать. Креативная индустрия построена на этом, а потому требует совершенно других механизмов управления. Например, коммерческая анимация - это, с одной стороны, конвейерное производство, множество мелких рутинных операций, с другой - творческий труд. И это не укладывается в традиционную схему управления, вы начинаете идти путем каких-то моделей, связанных с управлением через Agile, Scrum, обязательно даете своему коллективу право на пробы и ошибки, потому что творческий процесс непредсказуем.

Можно ли говорить, что экспорт талантов сменился на экспорт контента?

Интеллектуальная собственность - это всегда уникальный продукт, тесно связанный с личностью его создателя

Борис Машковцев: Этот процесс носит обоюдный перманентный характер. У нас хотят купить какие-то идеи, другие идеи, наоборот, приходят с Запада, наши специалисты выезжают работать за рубеж, мы пользуемся опытом зарубежных коллег. Они, кстати, сейчас стали интересоваться российской анимацией не для того, чтобы сманить сотрудников, а потому, что им важно понять, как мы здесь генерируем идеи, создаем законченные произведения, которые потом продаются за рубежом. "Союзмультфильм" сейчас активно пытается войти в процесс копродакшн, чтобы не конкурировать с иностранными коллегами, а партнерствовать.

Какие стратегические задачи стоят перед государством в области развития человеческого капитала?

Борис Машковцев: Одна из стратегических задач - поддержание и развитие системы образования. В нашей отрасли мы чувствуем нехватку кадров, особенно специалистов среднего звена, а ведь фактически их руками делается кино и от их квалификации зависит качество продукта. Появляется экономическая возможность масштабировать какой-то проект, а людей набрать быстро не получается: конкуренция среди работодателей за необходимых специалистов очень высока. Нам, как и почти всем студиям, закрепившимся на рынке, приходится доучивать специалистов до нужного уровня, на это уходят годы. Но производящая студия - не учебное заведение, и мы рассчитываем, что государство поможет нам, сформировав эту систему образования. Второй вопрос - как удержать профессионалов. Внутри креативного кластера бизнес развит неравномерно: например, сфера компьютерных игр чувствует себя экономически гораздо лучше, чем сфера художественной анимации, а специалистов мы используем одних и тех же. Возможно, эта задача решается также масштабированием государственного участия.

Как государство и бизнес делят роли в поддержке креативных индустрий?

Борис Машковцев: Так называемый масс-культ - это сфера интересов бизнеса, потому как он востребован большим количеством людей, и они готовы за это платить. Но все равно этот бизнес по эффективности не сопоставим, скажем, с добычей природных ресурсов. А, кроме того, экономика отрасли устроена так, что даже произведение, по всем параметрам зрелищное и рассчитанное на массовую аудиторию, может не окупиться. Ведь чтобы снять фильм, способный конкурировать с голливудским блокбастером, нужны огромные средства. В то же время рынок сбыта у отечественных картин, за редким исключением, только российский, а те фильмы, которые к нам приходят, окупаются за счет мирового проката. Этот лаг между оптимистичными представлениями о том, сколько можно собрать денег в кинопрокате и сколько нужно потратить, чтобы снять конкурентоспособное кино, закрывается государственными субсидиями. А государство впоследствии косвенно вернет себе эти средства за счет укрепления сферы культуры, что, в свою очередь, даст эффект для развития общества. Есть такие фильмы, как, например, "Гофманиада" - наш полнометражный кукольный мультфильм по сказкам Гофмана, которые вообще не смогли бы существовать без господдержки или помощи меценатов. Но это кино важно для развития киноязыка, для позиционирования России как культурного государства, для культурной коммуникации внутри страны и в мире. Мы работаем в отрасли, где не все измеряется деньгами. Чтобы подарить человеку эмоцию, нужно иногда идти путем не бизнеса, а социальной миссии.

Экономика Бизнес Инновации