Новости

18.04.2019 20:13
Рубрика: Власть

Продлить жизнь

Самый высокий уровень смертности в 2018 году был зафиксирован в Ивановской, Тульской, Новгородской, Псковской, Тверской и Орловской областях России, самый низкий - в Уральском и Северо-Кавказском федеральных округах. Об этом рассказала вице-премьер Татьяна Голикова на состоявшемся в конце прошлой недели расширенном заседании коллегии минтруда и соцзащиты. В январе сообщалось, что смертность в России в 2018 году сильно превысила рождаемость.

Так, за 11 месяцев умерло на 200 тысяч человек больше, чем родилось. Всего же смертность по стране в прошлом году выросла в 32 субъектах Федерации (на статистику влияет структура населения регионов: чем больше в них пожилых людей, тем выше показатель, и наоборот). Выступая чуть ранее на "правительственном часе", вице-премьер отмечала, что смертность сельских жителей в России на 14 процентов выше, чем городских. В среднем жители села живут почти на два года меньше.

Смертность сельских жителей в России на 14 процентов выше, чем городских

Изменилась и статистика причин смертности. Россияне стали реже умирать от болезней, на которых Владимир Путин поручил сосредоточиться в майских указах, и чаще - от редких болезней и неустановленных причин. Такие данные содержатся в исследовании, проведенном аналитиками РАНХиГС. Смертность от сердечно-сосудистых заболеваний, рака, туберкулеза, ДТП, а также младенческая действительно снижается, как и было поручено президентом. Но возросла смертность от заболеваний нервной, эндокринной и мочеполовой систем, расстройств психических и поведения. Например, в Мордовии, Ивановской, Амурской, Нижегородской и Липецкой областях в 2016 году коэффициент смертности от сердечно-сосудистых заболеваний оказался минимальным, а от прочих причин - максимальным, отмечает научный сотрудник РАНХиГС Рамиля Хасанова. По ее мнению, дело тут в кодировании причин смерти. Регионы стараются выполнить майские указы и подчас манипулируют медицинской статистикой. В результате некоторые сердечно-сосудистые заболевания кодируются как "прочие": например, алкогольную миопатию или сосудистый паркинсонизм можно записать как болезни нервной системы.

Как бы то ни было, продолжительность жизни в стране, по данным Росстата, впервые достигла 72,5 лет. При этом у мужчин продолжительность жизни увеличилась на один год - с 66,5 до 67,5. У женщин продолжительность жизни составила 77,4 года.

В России снизилась смертность от новообразований - на 5,5 процента, туберкулеза - на 17,6, болезней кровообращения - на 7,2, болезней органов дыхания - на 23,3, болезней органов пищеварения - на 10,2. Кроме того, сократилась смертность от случайных отравлений алкоголем - на 21 процент, от внешних причин - на 11, в том числе от дорожно-транспортных происшествий - на 10,3.

Действительно, с начала 70-х годов инфекционные заболевания, долгие годы служившие главной причиной смерти, были подавлены и на первое место вышли неинфекционные причины смерти. И прежде всего сердечно-сосудистые заболевания. При нынешнем положении вещей, по оценке демографов, примерно 47 из каждых 100 родившихся мальчиков и 57 из каждых 100 родившихся девочек умрут от этой причины. Но важны не столько эти соотношения (от чего-то же люди будут умирать, и лучше умереть в старости от инфаркта, чем в детстве от кори). Важно другое: если положение не изменится, эти мальчики и девочки

умрут примерно в 71 год. Во Франции уже в 1960 году этот возраст составлял 73, а сейчас превышает 82 года. В Европе люди не заболевают так рано и так тяжело. Они следят за своим здоровьем, вовремя обращаются к врачу, регулярно измеряют давление. Другие условия жизни, другое питание. Все это в России пока не на уровне. Отсюда огромные человеческие потери. Продолжительность жизни у нас ниже, чем в других странах, на 10-15 лет.

Лучший и пока единственный способ продлить жизнь - это не укорачивать ее

В Европе мало рожают, но долго живут. А мы не только мало рожаем, но еще и умираем скорее и чаще, чем европейцы. Дух саморазрушения, небрежение к собственной жизни стали неизбывной чертой российской ментальности. Вот где, взглянув на себя критически, нам, возможно, надо искать корневую причину демографического кризиса. Сколько людей мы теряем от ДТП, плохой дорожной разметки, алкоголизма, табакокурения, несчастных случаев на производстве и вообще от русского "авось"!

Если мы не можем с гарантией повлиять на повышение рождаемости, то не укорачивать себе жизнь - в наших собственных силах. Убийства, самоубийства, отравления, утопления... У нас огромная смертность от этих причин по сравнению с другими странами. Причем в тех возрастах, где, например, у европейцев ее почти нет. У них кривая этой смертности поднимается к старшим возрастам, когда человек может и под трамвай попасть, и от психического расстройства свести счеты с жизнью. А в России этот пик приходится на средние возраста. Да, мы вошли в список стран с низкой смертностью и продолжительностью жизни 70 лет и выше. Это 51 страна, и мы в этом рейтинге на 51-м месте, а впереди нас не только Франция, Германия, но и Мексика, и другие не самые развитые страны.

"Те, кто говорит, что у нас снижается смертность и повышается продолжительность жизни, все же слегка лукавят, - сказал в интервью "РГ" директор Института демографии НИУ ВШЭ Анатолий Вишневский. - Дело в том, что продолжительность жизни у нас повышается после того, как она рухнула до дна. В течение последних лет двадцати мы, по сути, просто восстанавливали то, что было потеряно".

Президент поставил задачу - к 2024 году увеличить продолжительность жизни до 78 лет. Выполнить эту задачу будет проще, если снизить смертность от внешних причин. Как сказал в свое время знаменитый публицист Анатолий Аграновский, "лучший и пока единственный способ продлить жизнь - это не укорачивать ее".

Власть Позиция Общество Соцсфера Демография Колонка Валерия Выжутовича
Добавьте RG.RU 
в избранные источники