Новости

14.05.2019 19:50
Рубрика: Экономика

На флейте водосточных труб

Тот факт, что Министерство промышленности и торговли РФ представило на общественное обсуждение проект постановления правительства Российской Федерации "Об ограничении допуска музыкальных инструментов и звукового оборудования, происходящих из иностранных государств, а также о требованиях к формированию лотов для целей осуществления закупок для обеспечения государственных нужд" свидетельствует, как минимум, о трех важных обстоятельствах. Во-первых, очевидно, что этот проект должен пролоббировать возрождение отечественного производства музыкальных инструментов и звукозаписывающей аппаратуры. Во-вторых, в Минпромторге России хотят получить одобрение этого документа профессиональной общественностью. Факт приглашения к широкому обсуждению подобного рода проекта не может не радовать.

Сама идея возрождения отечественной промышленности, способной производить конкурентоспособные музыкальные инструменты, достаточно резонна. Правда, при условии, что эти инструменты будут не только качественными, но и доступными по цене для самых разных социальных слоев российских граждан. Здесь непременно стоит вспомнить о том, что в советские времена до начала перестройки работали более двадцати предприятий, которые выпускали в иные годы до 120 тысяч фортепиано в год. Комбинат музыкальных инструментов "Лира" в подмосковном городе Бабушкин, который начал выпускать фортепиано в 1956 году, обеспечивал почти половину советского рынка. Значительную часть роялей и пианино выпускал ленинградский "Красный Октябрь", который был создан в 20-х годах прошлого века. Помимо фабрики "Беккер", началом которой была мастерская, открытая в Санкт-Петербурге на Итальянской улице еще в 1841 году, под этой маркой были объединены лучшие производители инструментов дореволюционной России - "Братья Дидерихс", "Мюльбах", "Шредер", "Ратке" и др. Именно здесь во многом благодаря немецким технологиям, к которым приложили талант и мастерство отечественные мастера, родился уникальный рояль, который получил Гран-при на Международной промышленной ярмарке в Брюсселе в 1958 году.

Мы всегда умели делать единичные изделия, способные поражать мир. С конвейерным производством было хуже

Мы всегда умели делать единичные изделия, способные поражать мир. С конвейерным производством было значительно хуже. При впечатляющем количестве недоставало качества. Не случайно в отношении фортепиано отечественного производства от музыкантов звучало обидное в данном случае слово "дрова". Но тем не менее советская система общего, дополнительного и специального образования обеспечивала устойчивый спрос на отечественные инструменты. Обязательные уроки пения в общеобразовательных школах, разнообразная кружковая работа во дворцах и домах пионеров, широкая сеть профсоюзных и ведомственных домов культуры и т.д. и т.п. позволяла стране с более чем 270-миллионным населением развивать производство музыкальных инструментов. Учить детей музыке считалось престижным занятием. Не берусь утверждать с математической точностью, но, наверное, треть советских граждан старалась научить детей играть на фортепиано, скрипке, гитаре или баяне. Престиж профессии музыканта был достаточно высок - свидетельство тому высокие конкурсы в консерватории. Но даже в эти, весьма благополучные для советской музыкальной промышленности времена предметом особого спроса среди советских граждан были зарубежные инструменты - прежде всего из стран СЭВ, Чехословакии и ГДР. А профессионалы всеми правдами и неправдами пытались получить рояли фирмы "Стейнвей" или трубы компании "Бах". Не меньших усилий стоило добиться права играть на скрипке или альте из коллекции Министерства культуры СССР, где хранились редчайшие образцы, созданные Страдивари, Гварнери или Амати.

Ни у кого не было иллюзий - первоклассные инструменты в СССР производились редкими умельцами, из-под их рук выходили уникальные скрипки, гитары, фаготы или баяны. Такого рода штучное творчество сохранилось и поныне. Но промышленное производство отечественных музыкальных инструментов начало сокращаться еще в конце 80-х годов прошлого века, а к 2016 году, когда закрылась санкт-петербургская фабрика "Невский блюз", рухнуло окончательно. При том, что, по экспертным оценкам, потенциальный рынок музыкальных инструментов только в Москве и Санкт-Петербурге составляет порядка шести миллиардов рублей.

Внушительный, на первый взгляд, список современных производителей различных инструментов, который приложен к проекту постановления правительства, способен впечатлить лишь неофита. В профессиональной среде всем известно, что под российскими марками, которые используют звонкие имена отечественных деятелей культуры, скрывается "отверточное" производство. Чешскую, а то и китайскую механику обрамляют белорусскими корпусами, выдавая эти вполне заурядные фортепиано за отечественный продукт. Аналогичные процессы происходят и в производстве духовых инструментов. И при этом счет здесь идет на сотни и крайне редко - на тысячи.

Сегодня отечественные производители не в состоянии наполнить рынок музыкальных инструментов реальной продукцией

В такой ситуации вряд ли разумно закрывать российский рынок от зарубежных инструментов. Очевидно, что сегодня отечественные производители не в состоянии наполнить его реальной продукцией - ни по качеству, ни по количеству. Подобное решение приведет к товарному дефициту и, как следствие, к резкому повышению цен. Что, в свою очередь, отсечет от занятий музыкой детей не только из неимущих семей, но и тех, кто считает себя принадлежащими к среднему классу. Не думаю, что авторы проекта в минпромторге ставили перед собой такую задачу.

Экономика Отрасли Промышленность Правительство Минпромторг Колонка Михаила Швыдкого
Добавьте RG.RU 
в избранные источники