Новости

27.05.2019 20:24
Рубрика: Происшествия
Проект: В регионах

"Баба Маша, уходи!"

Жительница Ордынска случайно узнала, что "продала" свой дом
Мария Киселева подпирает дверь ломиком, чтобы не застали врасплох новые владельцы ее добротного дома. 84-летняя женщина боится их до дрожи. Поэтому приходится жить на осадном положении.
Мария Киселева боится, что новые хозяева дома отправят ее в интернат для престарелых. Фото: Нина Рузанова. Мария Киселева боится, что новые хозяева дома отправят ее в интернат для престарелых. Фото: Нина Рузанова.
Мария Киселева боится, что новые хозяева дома отправят ее в интернат для престарелых. Фото: Нина Рузанова.

"Баба Маша, уходи!" - заявил ей как-то прошлой осенью, забежав по-хозяйски, полицейский Иван Хуртин. Не в настроении был, как говорится. Что делать? Баба Маша ушла. За калитку. Постояла, поплакала, собрала волю в кулак и вернулась. Ивана в доме уже не было - ушел через калитку, сделанную новыми хозяевами с другой стороны. Кстати, где-то рядом с этой калиткой сейчас стоит их катер. А в огороде Марии Никифоровны они сажают картошку. Ей выделили узенькую полосочку - все по справедливости.

Началось все с того, что у Марии Никифоровны появилась новая приятельница Зоя Хуртина. Познакомились в больнице. Зоя, будучи помоложе, стала старушку навещать, подружились. В доме у бабы Маши стали бывать не только Зоя, но и ее сыновья (Иван - младший), и сноха, жена Ивана. И вот однажды баба Маша услышала от новых друзей неожиданное предложение - переехать в интернат для престарелых. Обомлела - куда же я, мол, из своего дома? "А дом-то наш", - ответили ей.

"Я тетю Машу помню с детства, - рассказывает жительница Ордынска Ольга Букина. - Она обшивала всю улицу и денег ни с кого не брала. Все ее любили. Поэтому, когда я ее зареванную встретила и услышала: "Меня из дома выгоняют", у меня внутри перевернулось все.

За помощью в "РГ" обратились именно Ольга и Николай Букины - пенсионеры защищают старушку как могут. Получается пока, правда, не очень. Но вот что им удалось выяснить - по бумагам, Мария Киселева продала свой дом и участок земли Зое Хуртиной еще в 2015 году. За 850 тысяч рублей. Договор купли-продажи, где сказано, что оплата произведена в полном объеме еще до его подписания, зарегистрирован в Росреестре. При этом сама Киселева утверждает, что дом не продавала. Денег ей Зоя не давала. И никуда она с ней не ездила, ни к каким регистраторам или нотариусам. Был только один случай, когда она по просьбе Ивана Хуртина подписала какую-то бумагу не читая. Что там было написано, не знает - была без очков. Подписала, потому что не ожидала от Ивана ничего плохого - ведь он сотрудник полиции. А значит, не обманет...

Узнав о том, что дом якобы продан, Мария Никифоровна пошла в прокуратуру. Вот как описывает она тот визит: "Был в кабинете какой-то мужчина - очень занятой, бумаги горой у него лежали. Он на меня даже не взглянул и разговаривать не стал. Я и ушла"... Вскоре районная прокуратура все-таки подготовила официальный ответ. Он сводится к тому, что факты, изложенные Киселевой, не подтвердились. И защищать ее у прокуратуры нет никаких оснований. К такому же выводу пришли и сотрудники Следственного комитета - туда обратилась Мария Никифоровна, понимая, что в полиции искать управу на полицейских вряд ли стоит. Читать постановление об отказе в возбуждении уголовного дела лично я спокойно не могу. Ведь в этом документе гладко и чинно написано, со слов Зои Хуртиной, что денег за дом и участок они Киселевой действительно не отдавали. Потому что... "она не требовала"! Бабулю, мол, все устраивает - значит, не надо отдавать ей 850 тысяч. Так пенсионерка Зоя становится владельцем недвижимости почти за миллион. Осталось только дождаться, пока помрет Киселева. Ну или по-быстрому сбагрить ее в интернат. "По-хорошему этот дом и земля стоят в полтора раза больше, - говорят Букины. - Но пусть хотя бы эти 850 тысяч отдадут, мы бы тогда помогли Марии Никифоровне купить маленькую квартирку".

Поверить в то, что права оставшейся без дома и денег пенсионерки не нарушены и у прокуратуры "нет оснований" ее защищать, я не могу. Деньги не переданы, следовательно, договор купли-продажи не исполнен и, как заверила "РГ" адвокат Ольга Диулина, есть основания признать эту сделку недействительной. "Суд назначит психиатрическую экспертизу, и если эксперты придут к выводу, что продавец не осознавал своих действий, сделка будет признана недействительной", - считает адвокат. В этом случае Мария Никифоровна вернет права на дом и участок. Можно пойти и другим путем - через суд требовать невыплаченные деньги, устанавливать подлинность подписи Киселевой на заявлении в регистрационный орган и так далее, но в любом случае, подчеркнем, прокуратуре есть чем заняться.

При этом Хуртины, конечно же, рассказывают эту историю ровно наоборот: по их словам, Мария Киселева долго уговаривала их забрать себе ее дом. И они буквально нехотя согласились переоформить недвижимость, взамен пообещав ухаживать за старушкой, за домом, за участком (сажать огород и ставить там катера, очевидно). Забор поставили вот новый, взяв при этом с Киселевой "всего" 50 тысяч рублей, - а ведь он стоит-то гораздо дороже! Это из объяснений Ивана Хуртина. И читая это, я начинаю подскакивать на стуле...

Происшествия Преступления Криминал Филиалы РГ Сибирь СФО Новосибирская область
Добавьте RG.RU 
в избранные источники