Новости

05.06.2019 21:31
Рубрика: Экономика

Настроены на развитие связей

Немецкий бизнес заинтересован в долгосрочном присутствии в России
2018 году торгово-экономические отношения России и Германии достигли уровня докризисного 2008 года.
В апреле в Подмосковье открылся завод по выпуску легковых автомобилей Mercedes-Benz. Инвестиции в строительство и оснащение предприятия превысили 19 миллиардов рублей. Это один из самых крупных вкладов немецкого бизнеса в российскую экономику последних лет. Фото: Константин Завражин В апреле в Подмосковье открылся завод по выпуску легковых автомобилей Mercedes-Benz. Инвестиции в строительство и оснащение предприятия превысили 19 миллиардов рублей. Это один из самых крупных вкладов немецкого бизнеса в российскую экономику последних лет. Фото: Константин Завражин
В апреле в Подмосковье открылся завод по выпуску легковых автомобилей Mercedes-Benz. Инвестиции в строительство и оснащение предприятия превысили 19 миллиардов рублей. Это один из самых крупных вкладов немецкого бизнеса в российскую экономику последних лет. Фото: Константин Завражин

Однако санкции, принятые США и ЕС, создают определенные сложности для бизнеса. Как немецкие компании справляются с ними, накануне ПМЭФ-2019 "РГ" рассказал посол Германии в РФ Рюдигер фон Фрич.

Господин фон Фрич, товарооборот между Россией и Германий в 2018 году вырос и составил 61,9 миллиарда евро, несмотря на санкции. Получается, санкции - не помеха?

Рюдигер фон Фрич: Германо-российская торговля еще в 2017 году при росте более чем в 20 процентов демонстрировала положительные тенденции. В 2018 году ее объем увеличился примерно на столько же, причем этот рост был связан прежде всего с увеличением цен на энергоносители. На значительной части обмена товарами не сказываются санкции, которые, кстати, не с неба свалились, а имеют четкое политическое обоснование. Нам не следует забывать и о том, что резкий спад в торговле после 2014 года был обусловлен падением цен на нефть, а также ослаблением спроса в России. За прошедшее время Россия вернулась пусть к небольшому, но экономическому росту.

Можно ли говорить о росте взаимного доверия при уровне германских инвестиций в России в объеме более 3 миллиардов евро?

Рюдигер фон Фрич: Согласно первым оценкам Федерального банка Германии, тенденции роста германских инвестиций действительно оставались положительными. Однако цифры пока предварительные и, как учит опыт прошлого, могут быть значительно скорректированы. Также за ними скрываются крупные проекты в области энергетики. По данным последнего опроса, проведенного Российско-Германской внешнеторговой палатой в деловых кругах, многие предприятия ожидают, скорее, ухудшения бизнес-климата и слабого экономического роста. Это совпадает с данными похожих опросов Российского союза промышленников и предпринимателей (РСПП). Тем не менее германские компании по-прежнему заинтересованы в долгосрочной активности в России, в том числе и в новых инвестициях. Для этого необходимы более прозрачные условия для деятельности инвесторов.

Какие проекты германских компаний в России вы считаете наиболее значимыми?

Рюдигер фон Фрич: Германские компании активно работают в России в самых разных форматах: от стартапов, малого и среднего бизнеса, поставок комплектующих до глобальных концернов. Поэтому я не хотел бы выделять какие-то отдельные проекты. Конечно, особую роль играют проекты в энергетике с учетом многогранности этого сектора. Наряду с автомобилестроением в России весьма активно работают машиностроители и производители оборудования. Но есть многообещающие проекты и во многих других сферах - от строительной промышленности до моды.

Германские компании активно работают в России в самых разных форматах: от стартапов до глобальных концернов

Многие германские компании продолжают реализовать долгосрочно ориентированную стратегию в России. Однажды появившись на российском рынке, они остаются здесь надолго. Например, еще царь Николай II ездил на "Мерседесе". Многие компании работают в России уже 200 лет. И особенно примечательным я считаю то, что 90 процентов германских компаний в России составляют малые и средние предприятия, многие из которых являются семейным бизнесом. Тем самым создается основа для надежных деловых отношений, но этим предприятиям требуется система прозрачных и работающих правил, например, в области локализации.

Москва и Берлин продвигают принципиальный энергетический проект "Северный поток-2". Как вы оцениваете усилия сторон?

Рюдигер фон Фрич: "Северный поток-2" - это не проект Москвы и Берлина. Это коммерческий проект, реализуемый "Газпромом" и несколькими фирмами из ЕС. Конечно, у него есть политические аспекты, поэтому наряду со многими другими столицами этим проектом и его последствиями занимаются Москва и Берлин. И очень важно, чтобы сохранялся транзит газа через территорию Украины, в том числе и после ввода в эксплуатацию "Северного потока-2". У меня складывается впечатление, что обе стороны весьма интенсивно работают над тем, чтобы проект увенчался успехом.

Кстати, решающим для этого является то, что все страны - члены ЕС, приняв компромиссное решение относительно изменения газовой директивы ЕС, договорились о совместном подходе к проекту. Кроме того, мы потребовали и создали необходимые условия для проведения трехсторонних переговоров по газу между Россией, Украиной и Еврокомиссией для обеспечения транзита газа в Европу в будущем. Не каждый согласится с нашим мнением по энергетической политике. Однако я считаю, что правильно делать ставку на "зеленую" энергетику с учетом тех рисков, которые несут в себе ядерная энергия и воздействие ископаемых энергоносителей на климат. Уже более трети энергии, потребляемой в Германии, производится из возобновляемых источников, и их доля будет существенно расти. Пока же нам придется пользоваться газом. Учитывая сокращающиеся ресурсы некоторых производителей, растущий спрос на газ в многочисленных европейских странах может быть удовлетворен только в сотрудничестве с разными поставщиками, включая Россию.

Рюдигер фон Фрич: Немецкие компании надолго приходят на российский рынок. Фото: Никита Марков

Чего вы ожидаете от проведения в 2019 году года университетского обмена между двумя нашими странами?

Рюдигер фон Фрич: Научно-исследовательская деятельность позволяет углублять существующие партнерские связи и инициировать новые там, где политические наталкиваются на границы своих возможностей. Именно в наше время становится очевидным, насколько стабильно и надежно наука играет роль моста между государствами. Сейчас существует почти 1000 партнерских связей между высшими учебными заведениями России и Германии. Некоторые из них насчитывают уже десятилетия продуктивного сотрудничества, другие возникли совсем недавно. Проходящий в настоящее время тематический германо-российский год призван еще более отчетливо продемонстрировать многообразие наших взаимоотношений в области науки. Способствовать также проведению встреч и созданию новых связей, подстегнуть различные инициативы. Так планируется укреплять диалог и взаимопонимание. Основным инструментом для этого является интернет-платформа, консолидирующая и представляющая различные инициативы: www.wissenschaftspartner.de/ru.

Недавно вы посетили Краснодар, который уже 25 лет поддерживает побратимские отношения с Карлсруэ. В чем кроется секрет столь успешных связей? 

Рюдигер фон Фрич: В 1992 году между Карлсруэ и Краснодаром был подписан договор о дружбе, однако первые контакты начались еще в 1979 году, когда была реализована программа молодежных обменов. Энтузиазм отдельных людей с обеих сторон и заинтересованность городских администраций является основой партнерства. Интерес к сотрудничеству проявили предприятия и организации. Вовлечение молодежи в партнерство через программы обменов, профподготовки и совместный досуг создают основу, чтобы у будущих поколений оставался интерес к городу-побратиму. Эти связи расширяются и за счет новых импульсов. В 2018 году, например, родилась идея сделать из двустороннего партнерства - трехстороннее (между Краснодаром, Карлсруэ и Нанси). Благодаря этому взаимоотношения остаются живыми и способствуют углублению взаимопонимания.

Экономика ВЭД В мире Европа Германия