Новости

14.06.2019 13:44
Рубрика: Культура

Любимая женщина дальнобойщика

Режиссер Лариса Садилова рассказала, как жители Трубчевска попали в Канны и в Сочи
У режиссера Ларисы Садиловой хотелось взять интервью именно в Каннах. Когда вокруг - великие мира кино. Так, чтобы подчеркнуть, что эта женщина - достойна.
В главной роли - Кристина Шнайдер. Фото: Arsi-Film В главной роли - Кристина Шнайдер. Фото: Arsi-Film
В главной роли - Кристина Шнайдер. Фото: Arsi-Film

Как радовались многие, когда буквально в последнюю минуту перед открытием Каннского кинофестиваля его директор Тьерри Фремо объявил, что в основной конкурс все же войдет фильм Квентина Тарантино "Однажды в Голливуде", а в программу "Особый взгляд" - "Однажды в Трубчевске" Ларисы Садиловой. Газеты запестрели заголовками "От Голливуда до Трубчевска", а Лариса Садилова и ее команда стали готовиться к каннской премьере - в том числе, положили в чемодан вязаные варежки - подарили их директору фестиваля. После Канн картина приехала прямо на юбилейный "Кинотавр" - сегодня, в День России, как раз состоится ее показ, и тут уже - и первые российские зрители, и новые интервью. Но это, привезенное еще с Лазурного берега, и читается по-другому.

Вам Канны были нужны именно сейчас? Обычно все мечтают о покорении главных кинофестивалей мира во времена дебютных работ. А вы - полноценный состоявшийся кинорежиссер.

Лариса Садилова: Только накануне фестиваля я сказала Рустаму (Рустам Ахадов - продюсер и звукорежиссер, муж Ларисы Садиловой - прим. С.А.) что всерьез ни о Каннах, ни об "Оскаре" никогда не думала. Даже не мечтала в этом направлении.

Плох тот солдат, который не мечтает стать генералом.

Лариса Садилова: У меня не было такого количества амбиций. Но в этот раз, когда мы отправили диски с фильмом на фестиваль, и потом - после того, как нам сообщили, что уже все российские фильмы получили отказ, а мы - нет, вот тогда наступила ночь мечтаний. О том, как поедем в Канны, как пойдем по красной дорожке... Это были мечты, основанные только на том, что наша картина еще в разработке. Тогда Канны и стали нужны. А до этого все сводилось к тому, чтобы эту картину сделать. Ничего не складывалось поначалу, мне казалось - все очень плохо. Материал не понравился первый.

Но вы же его не забросили?

Лариса Садилова: Нет. Выбрала из него все самое лучшее. И мы продолжили съемки - зимой. И тогда уже, несмотря на 30-градусный мороз, материал был хороший. Мы сделали короткометражку, и сразу поняли, что надо делать полный метр - история сама стала требовать продолжения. И вовсе не потому, что короткометражка получилась не законченной. В ней, кстати, в отличие от полного метра, история заканчивалась тем, что героиня так и не смогла сказать своей семье о том, что полюбила другого.

Правда ли, что отправной точкой для создания фильма была история дальнобойщика и его любимой женщины, которая повсюду ездила с ним?

Лариса Садилова: Мы знали их! Нас познакомил Игорь Столяров, который позднее стал художником-декоратором нашего фильма. Это его друг - дальнобойщик, который останавливался у нас во время строительства нашего дома в Подмосковье около 15-ти лет назад. И его женщина приезжала - они жили в родном городе на одной улице. Мы знали их историю, и в ней было все еще сложнее - у них был общий ребенок, про которого ее муж не знал. Это, по сути, сюжет для сериала, но мы не стали развивать тему общих детей.

Почему Трубчевск? Часто так бывает, что режиссер приезжает в город снимать кино, знакомится со всеми, наобещает им в духе - мы снова к вам приедем, у вас так хорошо, и... никогда там больше не появится.

Лариса Садилова: Свой первый фильм я сняла в Кашире, второй - в Орле. И вот однажды Рустам мне сказал: "Почему ты не снимаешь у себя на родине, в Брянске?" И фильм "Ничего личного" мы уже снимали там. Затем был "Сынок"... К моменту его съемок, я поняла, что, к своему стыду, не очень хорошо знала область. Я ездила по ней еще в детстве, когда занималась в кукольном театре и у нас были гастроли по всем городам: Новозыбков, Клинцы и другие. Но это были лишь детские воспоминания, а не выбор натуры. И когда мы снимали "Сынка" с Виктором Сухоруковым в главной роли, то поехали уже смотреть область, и остановились на Трубчевске. Познакомились с Борисом Ивановичем Нефедовым - старший научный сотрудник городского краеведческого музея, экскурсовод. К сожалению, он уже умер, а тогда он нам так показал Трубчевск и его окрестности, что мы влюбились в этот город и приехали туда снимать.

Там, по сути дела, ничего такого нет. Просто домики, зелень, неторопливая жизнь. Таких же городков много по всей стране.

Лариса Садилова: Мы - съемочная группа "Сынка", не имея денег, все жили в частном секторе - там и гостиницы-то не было. Перезнакомились со всеми местными жителями, стали родными в этом городе. У нас сложились отличные отношения с администрацией. Замглавы Трубчевского района Светлана Николаевна Тубол - даже снималась в фильме, играла чиновницу. Нам шли навстречу во всем: остановку надо передвинуть - передвигают, требуется, чтобы ГИБДД оказало помощь - помогают. Весь город стал нашей натурной площадкой.

И жители Трубчевска снимались в вашем кино. Например, у вас есть замечательная бабушка, которая сдает влюбленной паре дом, и видно, что она - не актриса. Когда вы вот так вот запросто ввели в художественное кино документальное, понимали же, что идете на риск?

Лариса Садилова: Помимо четырех профессиональных актеров, играющих главные роли, все остальные в фильме - жители Трубчевска. И сын главного героя, и свекровь Анны - это тетя Валя Козова, и бабушка, конечно же, и мужик, который едет в автобусе и рассказывает про рыбу - это староста церкви. Да много их, уж не говоря про финал. Когда мы искали дом, в который переедут наши герои, то нашли бабушку, и ее жилье. Сначала мы познакомились с ее сестрой, которая на год старше. Она нам рассказывала удивительные истории. И тогда же я поняла, что мы будем ее снимать, потому что у меня сцена, когда главные герои уходят из своих семей и переезжают, не была выписана, как таковая. И вот случилось знакомство, мы приехали в Москву, и я написала сцену.

Про войну тогда не было написано ничего?

Лариса Садилова: Когда мы в первый раз приехали, она нам рассказывала про войну, поэтому я понимала, что разговор на эту тему заведем. Но когда уже вернулись на съемку, эта бабушка заболела, плохо себя чувствовала - ей 83 года. В итоге та, которая снималась в фильме - это ее сестра Евдокия Ивановна Боровикова. Но она такая же говорунья. Работала она у нас, как актриса. Мы снимали пять дублей - каждый раз камера в другой стороне. И она даже запиналась во время рассказа в тех же самых местах - 35-й год, 36-й, 46-й, 57-й. И мы задавали наводящие вопросы, например, такие, как: "А немцы в этом доме были?" И она начинала рассказывать про немцев. Если вдруг она долго начинала говорить и не по нашей теме, то спрашивали, а дом-то теплый? Она начинала пояснять, причем с такими фразами, как "купляем дрова" - такое не придумаешь.

История с партизанами, что у них в этом доме прятались - это все на самом деле было?

Лариса Садилова: Там же была оккупированная территория. Они жили "под немцами" два с половиной года. И нам самим удивительно было, что для этих людей война очень близко, в отличие, например, от Москвы или Урала, где немцев не было. Евдокия Ивановна, например, помнит все подробности, как это было. И не только она. Мы сейчас собираемся снимать картину "Война глазами детей". Это пока рабочее название. Уже даже начали съемки. После Евдокии Ивановны мы встречаемся с людьми, которые это помнят.

Глазами детей, вы имеете в виду тех, кто сейчас бабушки и дедушки? Это будет документальный фильм?

Лариса Садилова: Да, потому что свидетели реальные уходят по одному. И уже воспоминания о войне будут не только их, но и их детей и внуков. Это уже другое. И надо успеть все это зафиксировать.

У вас в фильме "Война глазами детей" будет много героев?

Лариса Садилова: Много. Мы уже отсняли двоих, сейчас из-за Канн приостановились. Режиссер - мой сын Владимир Сидоров. У него хорошо получается. Он один пока, а мы будем как продюсеры Вы сказали, что одну из заметных ролей в фильме "Однажды в Трубчевске" - мать главного героя - сыграла реальная жительница города - Валентина Козова?

Лариса Садилова: Ей тоже 83 года, и она также не актриса. Она уже говорила в нашем фильме по тексту, который специально учила. Но все равно какие-то фразы - "Юра, ложись спать", "Юра, поешь" - это - от нее. Потому что такие интонации и предложения - не придумаешь.

В Трубчевске 14 тысяч человек, 4 тысячи из них - студенты колледжей, они приехали учиться сюда из деревень и маленьких городков поблизости

Куда делся этот тип гундаревских актрис, как ваша главная героиня - полных, аппетитных, с румянцем во всю щеку? Все такие худосочные...

Лариса Садилова: Поэтому мы и выбрали Кристину Шнайдер, которая подошла для этой роли, потому что актрисы сейчас, в основном, модельного типа. Куда делись? Думаю, для них нет материала. Может быть, поэтому их стали меньше набирать в театральные и киновузы. А я могу вспомнить еще, например, Марину Зубанову, которая у меня снималась в фильмах "С любовью, Лиля" и "Требуется няня" - тоже представляла собой типаж, совершенно выпадающий из современной действительности.

Героиня в фильме вяжет замечательные авторские вещи. Кристина сама это делала?

Лариса Садилова: Кристина научилась, и, конечно же, она вязала в кадре. Но вот конкретно шапочку крючком связала девушка с подходящими руками, которую мы нашли в Трубчевске. Шапочки, кстати, вязались две. Половинка и целая - все продумывалось. А варежки, пальто, и другие вязаные вещи сделала Татьяна Жучкова - российский дизайнер. Она у нас есть в титрах.

Дальнобойщика играет Егор Баринов, которого в Каннах все сравнивали с Квентином Тарантино. Но он похож не только на скандального режиссера, но и на своего отца - народного артиста России Валерия Баринова.

Лариса Садилова: Они очень похожи, особенно когда едят. Есть актеры, которые очень вкусно едят - так, что у зрителя возникает аппетит. Егор у нас в фильме постоянно ест - то творог, то пельмени, то хлеб. То дома, то в кафе. Мы, кстати, в его случае даже не проводили проб. А еще нам повезло, когда выяснилось, что он умеет водить грузовик. И в фильме он делал это сам. Если бы он этого не умел, мы бы все снимали на хромакее (зеленом фоне, а потом подкладывали картинку - Прим. С.А.), и это было бы скучно. Егор - замечательный. Он тонкий, улавливающий интонации, полутона, слышащий режиссера, выполняющий задачу.

Его герой в фильме - такой тип мужа, который никогда не уйдет из семьи. Это - собирательный образ мужчины, который мечется между двумя семьями. Актуальный для нашего кино, достаточно вспомнить "Осенний марафон" или "Зимнюю вишню".

Лариса Садилова: Я бы сказала так: мужчин устраивает такая ситуация, в которой находится дальнобойщик. Женщин не устраивает. Мне, например, иностранные журналисты в Каннах говорят, что я не люблю мужчин, и потому делаю героя Егора таким безвольным. Приходится объяснять свою позицию.

Они вас, наверное, в феминистки хотят записать поскорее?

Лариса Садилова: Мне приходится опровергать, и говорить, что просто большинство мужчин - такие.

Сейчас у нас много говорят о том, как красиво снимать Россию. Регионы даже предлагают деньги возвращать за съемки у них. Снимают с коптера, с навороченной техники. У вас же все снято так просто, и в то же время так хорошо. Как вот так сделать?

Лариса Садилова: Во-первых, ехать в Трубчевск, в Брянскую область. Она, в отличие от Курской, от Орловской, например, более холмистая - много лесов, овраги. Во-вторых, наверное, надо любить. Это относится не только ко мне, но и к нашему оператору - Анатолию Петриге. Потому что ведь все - с его с его глаз.... Например, поворот, на котором встречаются дальнобойщик и его женщина, я нашла еще на предыдущей картине. Но Толик очень тонко его снял - он такой оператор - ему хотелось бы снимать романтическое кино больше, чем социально-направленное. Мы отказались от коптера, хотя натура позволяла этот размах показать, потому что в каждом фильме уже практически его используют.

В вашем кино опять звучат советские "старые песни о главном". Кажется, что в последнее время они - везде. Но вам удается их проявить с новой стороны. Как вы отбирали эти песни? Откуда в фильме взялась цыганская музыка?

Лариса Садилова: Сначала в эпизоде, где героиня соблазняет своего любимого, была не цыганская музыка - танцевала Кристина под турецкого Таркана. Мы даже пытались купить права на него. Но не в деньгах было дело. Вдруг попалась вот эта "Ай, да ну, да ну данай" Валентины Вишневской и Дуфуни. Мы сделали перемонтаж уже конкретно под нее. Как я выбирала? Все время сидела с компьютером, крутила изображения, находила песни в интернете и "подкладывала" их... Я однозначно знала, что в фильме не будет композитора, но в одном эпизоде он понадобился - когда влюбленные едут из березовой рощи к кафе. Икбол Завкивбеков написал музыку, которую мы назвали "Осень". Все остальное я подбирала под настроение, под кадр. И "Кто-то с горочки спустился" - когда она едет в автобусе, и "У синего моря...", и другие.

Почему вы так неожиданно закончили фильм? На взглядах, на полувздохе, на полутоне. У вас не было желания развить эту историю.

Лариса Садилова: Для меня конец истории - это то, когда она говорит: "Простите меня, я больше не буду". С одной стороны, это очень наивно. А с другой, если бы она не попросила прощения, то как жить дальше? А финал такой, потому что я их опять свожу и показываю, что он не так уж и далеко уехал, что еще может быть какое-то продолжение.

Показ на площади

Как трубчане восприняли новость, что фильм уедет в Канны?

Лариса Садилова: Как только стало известно про Канны, мой сын срочно выехал в Трубчевск и взял интервью у всех местных жителей, которые у нас снимались. На страничке нашей студии "АР-СИ-фильм" мы вывесили пятиминутное видео. Потому что для них это - счастье, и в большей степени от того, что про Трубчевск узнают все. Такая гордость у них за город. Хотя они видели короткометражку, но не фильм целиком.

Так вы поедете с фильмом в Трубчевск?

Лариса Садилова: Обязательно. Мы же уже третий год делаем в Трубчевске небольшой фестиваль "Наше кино". И в этом году, если все будет нормально с финансами, он пройдет в конце августа. Там обязательно будет премьера для жителей. У них есть замечательный кинотеатр "Родина", но в нем всего 300 мест. А на показ соберется весь город - так что, надеюсь, мы покажем фильм на площади.

Каково население Трубчевска?

Лариса Садилова: 14 тысяч человек, 4 тысячи из которых студенты местных колледжей и лицеев - они приехали учиться в Трубчевск из деревень, маленьких городков поблизости. Так что молодежи в этом городе очень много. Мы обязательно сделаем в кинотеатре два показа. И стали думать про показ на площади, потому что, например, "Сынок" шел в кинотеатре в течение 10 дней. И город шел, и шел... Люди встречались в кино, были полные залы. И здесь будет то же самое. Так что или надо устраивать 10-дневный показ в кинотеатре, или сделать показ на площади.

*Это расширенная версия текста, опубликованного в номере "РГ"

Культура Кино и ТВ Наше кино Кино и ТВ с Сусанной Альпериной 30-й фестиваль "Кинотавр" 72-й Каннский кинофестиваль
Добавьте RG.RU 
в избранные источники