20idei_media20
    17.06.2019 17:11
    Рубрика:

    Академик Дынкин рассказал о сильной валюте и о новой мировой экономике

    Академик Александр Дынкин - о сильной валюте, новой мировой экономике и ценностях Примакова
    Доллар сохранит свое влияние, поскольку разрушение глобальной финансовой системы не выгодно никому. Но в мире уже началось деление технологий по региональному принципу. Мировая экономика входит в полосу создания новой системы отношений, рассказал "Российской газете" академик РАН, президент Института мировой экономики и международных отношений РАН Александр Дынкин. И объяснил, от чего будет зависеть новый миропорядок и какое место в нем может занять Россия.
    Аркадий Колыбалов/ РГ
    Аркадий Колыбалов/ РГ

    Доллар: брать или бросить

    Сейчас много говорят о том, что идет разрушение мировой финансовой системы, основанной на долларе. И это, дескать, хорошо, давно пора. Так хорошо это, Александр Александрович?

    Александр Дынкин: Знаете, многие любят предрекать крах доллара. Я последние 30 лет читаю у нас статьи и вижу телепередачи на эту тему.

    В разных частях мира, особенно беднейших и с низким уровнем экономического образования, этого ждут.

    Но так сложилось, что крах доллара будет означать катастрофу мировой экономики и мировых финасов. Есть такие лихие головы, которые советуют китайцам немедленно продать 1,2 триллиона долларов. Но это не всем подходит, и самому Китаю в том числе. Вот это реальность.

    Но есть и другая реальность - доверие к доллару падает.

    Александр Дынкин: Да, доверие к доллару утрачивается именно в силу политики США. Поэтому постепенно растет доля в торговом обороте евро. Незначительно, но увеличивается доля юаня.

    Поэтому надо начинать не с замены мировой валюты, а с большей интернационализации правил регулирования финансового рынка. Важно, не какая валюта является мировой, а чтобы в регулировании этих рынков участвовало больше стран. И Китай в том числе.

    Нужно чтобы все больше стран могло участвовать в определении правил мировой финансовой системы. Отчасти это уже происходит. Есть базельское соглашение по банкам. Кризис 2008 года отчасти учтен в регулировании.

    России также целесообразно снижать рубль к другим валютам?

    Александр Дынкин: У нас валютная политика уже стала достаточно профессиональной. Больших перемен здесь ждать не стоит.

    Слабый рубль выгоден правительству и экспортерам, но невыгоден гражданам. Тут нужен баланс. Нельзя занимать ту или иную сторону.

    Россия при этом увеличивает запасы золота. Это целесообразно?

    Александр Дынкин: Я не центральный банкир. Думаю, в этом поведении есть логика, очевидно стремление снизить зависимость от доллара.

    Могу лишь одно заметить. Золото - менее ликвидный товар, чем валюты. Я знаю, что ЦБ также увеличивает долю юаня в запасах. Оправданно ли это, покажет будущее.

    Мы также снизили покупки американских облигаций. Это попытка снизить зависимость от колебания курса и непредсказуемости политики администрации Трампа.

    Торговля: санкции в ассортименте

    Как далеко зайдет конфронтация по линии высоких технологий? Несмотря на все уверения, я заметил, например, что на китайском телефоне "Хуавей" уже начались проблемы с почтой "Гугл". Потребителей в итоге тоже поставят перед политическим выбором?

    Александр Дынкин: Санкции стали уже стандартным инструментом политики США. Они оттачиваются, имеют кумулятивный эффект.

    В отношении того, что происходит с вашим телефоном, уже даже появилось название - балканизация технологических платформ. То есть если раньше "Гугл" был один, то теперь будут появляться какие-то региональные версии, региональные платформы. Это несет определенные экономические издержки. Но такова логика мирового развития сегодня.

    Идет нарастание конфронтации по линии вооружений. Можно здесь тоже говорить о политике? Ведь торговля оружием - весьма выгодное экономическое мероприятие. Не в этом ли все дело?

    Александр Дынкин: Американцы пытаются в Азиатско-Тихоокеанском регионе сколотить альянс из Индии, Австралии и Японии.

    Индии, к примеру, это не всегда нравится, но индийцы в сложном положении. У страны не самые простые отношения с Китаем. Вместе с тем после распада Британской империи восточные границы Индии стали кровоточащей раной, и это длится уже 70 лет. Тем не менее Индия сегодня - самая динамично развивающаяся экономика мира. Рост более 7 процентов. Индусы - главные покупатели нашего оружия.

    Американцы пытались поставить этому блок.

    Александр Дынкин: Если бы это произошло, у индийской политической элиты, как говорится, могла бы случиться политическая шизофрения. Но индусы добились, что американские вторичные санкции не распространяются на наши поставки вооружений Индии.

    Мы тоже участвуем в борьбе за Индию, хотим ее перетянуть на свою сторону?

    Александр Дынкин: У нас великолепные отношения с Индией много лет. И мы не хотим, чтобы Индия отходила от дружеских отношений с Россией.

    В торговой войне стороны сначала отвечают тарифом на тариф. Потом начинают манипулировать валютными курсами. А это уже угрожает рецессией

    Конечно, наш товарооборот с Индией не такой большой, как хотелось бы. Но существует масса других связей по линии культуры, образования. Я думаю, индийскому направлению надо уделять много внимания.

    Но для нас не стоит вопрос восточного или западного выбора. Например, у нас с Германией сейчас высокие объемы взаимного товарооборота, их рост продолжается. А немецкие прямые инвестиции в Россию в десять раз больше, чем китайские.

    Как вы думаете, Россию все-таки затронет эта глобальная конфронтация?

    Александр Дынкин: Пока до конца не ясно, к чему приведут шаги США. Но то, что конфронтация усиливается, вполне очевидно. Это уже влияет на мировую экономику, значит, и на Россию.

    США: возврата нет

    Чего все-таки добиваются США?

    Александр Дынкин: Прежде всего пытаются вернуть мир к однополярному состоянию.

    Сегодня Азиатско-Тихоокеанский регион стал локомотивом мировой экономики. Американцы крайне обеспокоены ростом Китая. Они хотят каким-то образом ограничить возвышение КНР.

    Для этого у них осталось не так много рычагов. Здесь военная сила, финасы и хайтек. Наступление ведется по всем этим направлениям. Но американская модель возврата к однополярности не сработает, уже слишком много игроков.

    В каком из рычагов США преуспели больше всего?

    Александр Дынкин: Преуспели в смысле эскалации конфликтов? По финансово-экономической линии.

    США обвиняют китайцев в занижении курса национальной валюты - юаня. Хотя накануне Федеральная резервная система США приняла решение о снижении учетной ставки, значит, доллар тоже будет снижаться. И это нормальное поведение в условиях тарифной войны. В торговой войне стороны отвечают сначала тарифом на тариф. Но потом начинается манипулирование валютными курсами. И это начинает угрожать рецессией, разбалансировкой мировых финансов.

    И что, нас ждет рецессия?

    Александр Дынкин: Всемирный банк уже снизил оценки роста в этом году с 2,9 до 2,6 процента. То есть прогноз понизили почти на 10 процентов, это серьезно. Несомненно, противостояние США и Китая оказывает давление на всю мировую экономику.

    США противостоят мировому тренду?

    Александр Дынкин: США действуют вполне в тренде. Аналитики "Блумберг" считают, что только 30 процентов мирового продукта создается в странах с либеральной демократией. В мире начался поиск новых подходов. Это и привело в политику таких людей, как Дональд Трамп, Матео Сальвини в Италии, Больсонаро в Бразилии.

    Новый тренд: идентичность наций

    Однако у США много сочувствующих в мире?

    Александр Дынкин: У Трампа много сочувствующих, прежде всего в самих Штатах.

    Среди них жители центральных штатов, которым Трамп объяснил, что их рабочие места украли китайцы. Могу сказать, если бы выборы были бы в следующее воскресенье, Трамп победил бы однозначно.

    Потому что уже 120 месяцев продолжается рост американской экономики без кризиса. Дешевый бензин, есть надежды на экономический рост в районе 3 процентов по году.

    На каких же китах держится сегодня мир?

    Александр Дынкин: Сегодня заметен тренд на педалирование темы собственной национальной исключительности.

    В Японии премьер-министр Синдзо Абэ посещает храм Ясукуни, где похоронены военные преступники, и это теперь символ национального духа.

    Премьер-министр Индии Нарендра Моди говорит все время об индийской гордости, строит огромные памятники и храмы индийским деятелям.

    Это новый универсальный тренд. Чтобы эту национальную идентичность перевести в позитивное русло, нужно придать какую-то склонность к участию в формировании образа будущего, а не только быть повернутым в прошлое.

    И как это вырулить?

    Александр Дынкин: Нужно помнить о приоритете стратегических ценностей.

    На этом всегда настаивал Евгений Максимович Примаков, сочетавший лучшие качества государственного деятеля, дипломата и ученого.

    К таким ценностям Примаков относил нераспространение ядерного оружия, борьбу с терроризмом и стремление избегать природных катастроф вроде изменений климата, которые мы все сегодня ощущаем. То есть он полагал, что эти стратегические ценности важнее любых геостратегических интересов, выше национальных и корпоративных интересов.

    Ключевой вопрос

    А что завтра?

    Александр Александрович, на "Примаковских чтениях" почти 90 экспертов высокого уровня из 33 стран обсуждали перспективы новой конфронтации в мире. О какой конфронтации идет речь? Нас снова ждет противостояние блоков или вообще война всех против всех?

    Александр Дынкин: Нарастание конфликтов и глобальной конфронтации - это результат исчерпания "социального контракта", который действовал в западных обществах с начала 60-х годов прошлого века.

    Его суть была проста: каждое следующее поколение жило лучше, чем предыдущее. Дети имели больше возможностей, чем родители. Этот тренд окончательно сломался, начиная с кризиса 2008 года. Сегодня надо искать что-то другое.

    Почему так случилось?

    Александр Дынкин: Потому, что этот контракт был, условно говоря, подписан в индустриальном, доглобальном, нецифровом и биполярном мире. Где не было массовой миграции и климатических изменений. Сегодня мир совсем другой. Значит, нужно искать замещение.

    Либеральный универсализм предполагал линейное развитие, движение к концу истории. Например, на Западе долгое время существовало убеждение, что рыночные реформы Китая приведут к либерализации политической системы. Этого, очевидно, не произошло. Так что либеральный универсализм себя исчерпал. И сейчас все в поиске новой конструкции мирового порядка и нового социального контракта внутри стран.

    Часто конфронтацию запускают США. Это сопротивление новой реальности?

    Александр Дынкин: Если посмотреть американские документы, можно заметить, что Россию и Китай там называют ревизионистскими державами. Отчасти американцы правы, потому что и Китай, и Россия не согласны с доминированием неолиберального порядка. Поэтому их можно назвать ревизионистами.

    Кроме России и Китая наверняка можно назвать другие ревизионистские страны?

    Александр Дынкин: Безусловно, это Индия. Такие страны, как Индонезия, Турция, Иран. Но на самом деле все они действуют в тренде мировой истории.

    США противостоят мировому тренду?

    Александр Дынкин: США также действуют в тренде. Аналитики "Блумберг" считают, что только 30 процентов мирового продукта создается в странах с либеральной демократией.

    В мире начался поиск новых подходов. Это привело в политику таких людей, как Дональд Трамп, Матео Сальвини, Больсонаро в Бразилии. Уже несколько лет мир смотрит сезоны фильма ужасов под названием "Брекзит". Вот основа того, что происходит сегодня в международных отношениях.