Новости

20.06.2019 20:40
Рубрика: Общество
Проект: В регионах

Повелительница шрамов

Тату-мастер из Пушкина бесплатно помогает жертвам домашнего насилия
"Слушай, я тут такую статью прочитал… Мне кажется, тебе тоже нужно этим заняться", - сказал однажды Ирине Кузьминой ее молодой человек. Статья та была о Флавии Карбальо, художнице из Бразилии, помогающей жертвам семейного насилия скрыть под татуировками старые шрамы. Ирина, которая к тому моменту уже пару лет работала мастером татуажа, села читать статью - вот так и шагнула в проект "Перерождение".
Тату-мастер Ирина Кузьмина знает печальную историю каждого из этих шрамов. Фото: Сергей Михеев/РГ Тату-мастер Ирина Кузьмина знает печальную историю каждого из этих шрамов. Фото: Сергей Михеев/РГ
Тату-мастер Ирина Кузьмина знает печальную историю каждого из этих шрамов. Фото: Сергей Михеев/РГ

Автором российской версии проекта по праву считается Евгения Захар из Уфы. Она тоже работает тату-мастером и три года назад тоже случайно наткнулась на статью о Карбальо. После чего решила, что готова потратить свой единственный выходной день в неделю на помощь девушкам, которые получили шрамы от самых близких людей - отцов, мужей, братьев. Женя Захар стала первой в России повелительницей шрамов. Ира Кузьмина из подмосковного Пушкина - второй.

\"Когда мы вышли на Женю, запись у нее была расписана на месяцы вперед. Перекрывать шрамы к ней ехали из Уфы, со всей Башкирии, из других городов", - рассказывает Ирина. Проект "Перерождение" полностью социальный, за избавление от отметин домашней тирании мастер не берет ни копейки - неудивительно, что клиенты выстраиваются в очередь. Поэтому вновь появившихся коллег, готовых взять на себя часть работы, Женя Захар встретила, что называется, с распростертыми объятиями.

Перекрою шрам татуировкой. Это произнести легко. А на деле… 26-летняя Ира Кузьмина за несколько месяцев такой благотворительной работы видела ножевые порезы, шрамы от сигарет, которые муж тушил о жену, отметины от арматуры, проткнувшей плоть, когда разъяренный отец пытался выбросить дочь из окна… Однажды в салон Кузьминой пришла девушка, которую молодой человек облил кислотой. За то, что она пошла погулять с подружкой. Вот у вас дома есть кислота? А у того парня была. То есть он ее где-то достал и хранил до удобного случая. А самое печальное в этой истории то, что обожженная кислотой девчонка, у которой только по счастливой случайности не пострадало лицо, но сильно пострадали руки и грудь, не побежала писать заявление на друга-садиста, а какое-то время еще продолжала встречаться с ним. Потом, правда, одумалась и бросила, не став дожидаться еще более жестоких методов наказания.

"Людей, которые жили или живут в насилии со стороны близких, видно сразу. Они как будто носят что-то тяжелое в сердце, и эта тяжесть заметна даже во внешности", - говорит Ирина. И смысл проекта "Перерождение" не только в том, чтобы изо­бразить цветы поверх ножевых порезов, доставшихся женщине от самого близкого человека, с которым она обещала быть и в горе, и в радости, но и в том, чтобы помочь освободиться хотя бы от части той тяжести, что гнет ее к земле. Перед тем как тату-мастер приступит к работе, он просит рассказать историю шрама. Во-первых, чтобы убедиться, что это клиент "Перерождения", а то ведь до бесплатного татуажа много бывает охотников. Во-вторых, чтобы проникнуться, пропустить историю через себя - это помогает лучше попасть в тему рисунка. И так получается, что именно в тату-салоне жертва домашнего насилия рассказывает свою печальную историю в последний раз. Когда она оттуда выйдет, у нее больше никто не спросит: "Боже, откуда у тебя такой страшный шрам?" Истории шрама больше нет. "Девчонки так и говорят, когда я заканчиваю работу: спасибо, меня как будто отпустило - впервые смотрю на себя и не вспоминаю, как это случилось!" - улыбается Ира.

"Часто ли вас пытаются обмануть? Выдать за шрамы от домашнего насилия следы веселой юности, например?" - спрашиваю я у Ирины. Она согласно кивает: "Бывает… Но мы же разговариваем. И знаете, обманщики к концу разговора начинают путаться в датах, деталях… Невозможно детально придумать такую историю, если она не случилась на самом деле. Ну а если явных несовпадений нет, но сомнения в правдивости все равно остаются, тогда я пишу в общий чат, и мы принимаем совместное решение".

Да, у мастеров "Перерождения" есть общий чат. И сейчас в нем семь человек - подхвативших инициативу бразильянки Карбальо в нашей стране становится все больше. Кроме Жени Захар и Иры Кузьминой теперь делают бесплатные татуировки жертвам домашнего насилия Любовь Зотеева из города Павлова Нижегородской области, Рома Бикеев из Уфы и Паша Левша из Орска, москвички Тая Сайготина и Лиза Малина. Что за альтруизм движет этими людьми, зачем они тратят время и нервы, становясь для девчонок со шрамами еще и психологами, внимательными слушателями, переживающими все нюансы появления этого шрама?

"Ирин, а вы сами сталкивались с домашней жестокостью?" - задаю вопрос напрямик. "Никогда, - отвечает она. - Но людей, попавших в такие ситуации, мне очень хочется поддержать".

Это воспитание.

Компетентно

Все идет из детства

Татьяна Субботина,психолог:

- Почему женщины допускают жестокое обращение от самых близких людей? Все идет из детства. Если девочка росла в семье, где отец поднимал руку на мать, где женская половина жила в условиях постоянного морального прессинга, она с большой вероятностью выберет себе жестокого мужа. Просто потому, что не видела иной модели семейного общения.

Анализировать статистику домашнего насилия в нашей стране трудно, потому что 70% пострадавших предпочитают не обращаться за помощью. Но есть данные, что в России от семейной тирании каждые 40 минут гибнет одна женщина.

Общество Филиалы РГ Столица ЦФО Московская область
Добавьте RG.RU 
в избранные источники