Новости

22.06.2019 15:03

В Петербурге идут выступления виолончелистов на конкурсе Чайковского

Как выбрать среди музыкантов, которые почти безупречно владеют техникой игры на виолончели, лучших?
 Фото: Анатолий Медведь  Фото: Анатолий Медведь
Фото: Анатолий Медведь

С началом второго тура конкурса этот вопрос возникал после прослушивания каждого из участников, которые сегодня играли в Малом зале Петербургской филармонии: Сенья Руммукайнен(Финляндия), Чен Ибай (Китай), Сантьяго Каньон-Валенсиа(Колумбия), Анастасия Кобекина (Россия), Иван Сендецкий(Россия), Харума Сато (Япония).

Все участники мастерски владеют арсеналом технических приемов. И не только те, что прошли во второй тур, и даже не только те, что принимали участие в первом туре, но, как говорят члены жюри, большинство из тех 132 музыкантов, что прислали заявки на конкурс. Сейчас их двенадцать. Как из них выбрать 6?

Я задала этот вопрос нескольким членам жюри.

Миша Майский:

- Быть объективным в музыке и искусстве вообще невозможно. Я лично пытаюсь понять индивидуальность, личность исполнителя. Не столько его техническое мастерство... Потому что все они замечательно играют на инструменте - волосы дыбом встают, как они играют! Для меня важна личность исполнителя, потому что в конечном итоге это то, что остаётся на многие годы.

Марио Брунелло:

- Первое и самое главное - это музыкальность, насколько ясно музыкант доносит то, что он хочет сказать, потом талант и все остальное.

Карине Георгиан:

- Уровень очень высокий. И есть исключительные таланты. Нам повезло. Бывает, человек раскрывается на первом, бывает на втором. Поэтому существует несколько туров. Смотрим как он технически оснащен, насколько он собой владеет. Насколько убедительно и внутренне стильно преподносит то, что играет. Самое сложное - найти для себя правду и насколько возможно быть объективным.

Сергей Ролдугин:

- Мы оцениваем их совершенство как музыкантов, их музыкантскую зрелость в прочтении сочинения, в донесении замысла композитора.

Ян Фоглер:

Я ставлю себя на их место. И пытаюсь понять, если у них набор тех качеств, что необходимы для артиста: эмоции, техника, вкус, навыки, интонирование, любовь к музыке, музыкальность, природный талант, ну и, конечно же, дисциплина. нам надо увидеть и угадать личность и артиста.

Убедительны и выразительны были все конкурсанты, все выстраивают драматургию, все внимание аудитории держат в напряжении... . Именно в области звуковых решений и слышны различия прочтения, интерпретация.

У юного Чен Ибая Чертвертая соната Бетховена звучала вполне классично, без романтических страстей, а вот у японца Харумы Сато в Бетховене слышался почти Шостакович. У Сеньи Руммукайнен эльфы были немного грузными в своем танце, а у Анасатасии Кобекиной в том же танце Д. Поппера эльфы были легче пуха и летали стремительнее, невероятно как в таком темпе можно играть смычком (про пальцы левой руки мы не вспоминаем). Дж. Россини в вариациях Б. Мартину у Ивана Сендецкого был празднично приподнятым и блестящим, а у Харумы Сато - больше было самого Мартину и серьезности, опять же приближающейся к Шостаковичу. Первый получал удовольствие от этой музыки сам, второй - работал.Различие тончайшее, но слушателями улавливается.

Шуберт в красивейшей сонате Арпеджионе у Сантьяго Каньон-Валенсии был грациозен и обаятелен, у Кобекиной- к великолепной кантилене длинного дыхания, добавлялась речевая выразительность.

Анастасия исполнила виртуозное сочинение, новое и для членов жюри и для слушателей, думаю, что это была петербургская премьера пьесы известного композитора Владимира Кобекина (отца Анастасии) "Корабль дураков" для виолончели соло, в которой автор сталкивает образы сатирической поэмы Себастьяна Бранта (1494) и одноименной знаменитой картины Иеронима Босха: морской стихии и шутовской пляски.

Кстати, публика сегодня была более отзывчивой и не стеснялась горячо аплодировать, вызывая не раз на поклоны и крича "браво". Почти у каждого выступающего в зале были свои "фан-группы", все-таки полуфинал! - после выступления Сантьяго Каньон-Валенсии подняли колумбийский флаг, а Анастасии Кобекиной преподнесли букет.