Новости

25.06.2019 22:05
Рубрика: Общество
Проект: В регионах

Спасительные 700 секунд

Столичная скорая: реанимобиль и операционная на колесах
Черное суконное пальто, в руках деревянный чемоданчик - укладка с самыми необходимыми лекарствами, конная упряжка - тоже с деревянной каретой. Так выглядела экипировка врача скорой помощи в Москве всего сто лет назад. Но музей в 1-м Коптельском переулке больше удивляет даже не этими экспонатами, а открытием: оказывается, еще совсем недавно скорой, без которой сегодня трудно представить себе жизнь, не было вообще! Как же обходились без нее москвичи? Что представляет собой скорая помощь в наше время? Об этом разговор корреспондента "РГ" с главным врачом Станции скорой и неотложной медицинской помощи имени А.С. Пучкова Николаем Плавуновым.
Николай Плавунов: Почетное место в нашем музее отведено основателю Станции скорой медицинской помощи в Москве Александру Сергеевичу Пучкову. Фото: Сергей Куксин/РГ Николай Плавунов: Почетное место в нашем музее отведено основателю Станции скорой медицинской помощи в Москве Александру Сергеевичу Пучкову. Фото: Сергей Куксин/РГ
Николай Плавунов: Почетное место в нашем музее отведено основателю Станции скорой медицинской помощи в Москве Александру Сергеевичу Пучкову. Фото: Сергей Куксин/РГ

Только две цифры

Николай Филиппович, как известно, городскую Станцию скорой помощи создали при советской власти. Решение на этот счет Московский совет рабочих депутатов принял в июле 1919 года. Почему же вы собираетесь праздновать юбилей в октябре?

Николай Плавунов: Мы ведем отсчет от первого выезда, который состоялся как раз в октябре 1919 года. Первые две кареты появились раньше - в 1898 году - их купила в Париже на свои деньги для города купчиха Анна Кузнецова. Их разместили при полицейских участках - Сущевском и Сретенском. Полицейские выезжали на разные ЧП, случившиеся на улицах, привозили к себе пострадавших. Вот и городская станция в первое время тоже выезжала по вызовам только в общественные места: упал человек, ранили кого-то во время драки и так далее. И только в 1926 году врачи начали выезжать к больным домой. Дело в том, что амбулатории после восьми часов вечера закрывались, а люди же болеют и по ночам. Так при Станции скорой помощи родился первый пункт неотложной помощи на дому.

Неотложка и сейчас в составе Станции скорой?

Николай Плавунов: Она не раз переходила - то в состав поликлиник, то к нам. Лишь в 2017 году Департаментом здравоохранения города Москвы было принято окончательное решение. Территориально отделения неотложной помощи остались при городских поликлиниках, но при этом вошли в единую организацию скорой и неотложной помощи столицы. У всех врачей теперь даже форма одного цвета, только надписи на ней разные: у одних "Скорая помощь", а у других "Неотложная помощь". От объединения больше всех выиграли москвичи. Им больше не надо гадать, куда звонить, когда нужен врач, как прежде: ведь в городе было около ста отделений неотложки и у каждого - свой семизначный номер телефона. Теперь достаточно знать два номера: 103 - непосредственно скорой помощи и 112 - службы спасения. При звонке на любой из них вызов поступает в единый городской диспетчерский центр скорой и неотложной медицинской помощи Москвы. Дозвониться не проблема: на звонки отвечают диспетчеры, имеющие исключительно медицинское образование, - их у нас одновременно работает 65. Учитывая их медицинское образование, расспрашивают профессионально, что, где и как случилось. Это дает им возможность быстро понять, нужно посылать бригаду скорой или неотложку. Москва первой в стране реализовала такой проект. Он дает возможность в режиме реального времени иметь полную картину того, чем занята вся служба, и эффективно управлять ею. Не случайно по пути Москвы сейчас пошли и другие регионы, тоже организуют у себя единые диспетчерские центры. Всем, кто обращается к нам за помощью, мы охотно помогаем. Например, две недели назад мы принимали делегацию из Башкортостана.

В каких же случаях выезжает скорая, а когда неотложка?

Николай Плавунов: Скорая нужна, если есть опасность для жизни человека или имеется вероятность состояния, связанного с возможными осложнениями или угрозой для здоровья. А неотложка включается при проблемах со здоровьем. Например, при простудных заболеваниях, невысоком артериальном давлении, повышенной температуре, болях при остеохондрозе.

Бригада уже в пути

Сколько времени проходит от звонка до приезда врачей?

Николай Плавунов: По федеральному нормативу "скорая" должна приехать к пациенту в течение 20 минут на вызовы в экстренной форме, когда есть угроза для жизни. Но мы в Москве ушли от этого понятия еще в 2010 году, у нас бригада едет к пациенту по расчетному времени. Сейчас же достаточно внести адрес в планшет, и он покажет, когда машина может добраться с учетом трафика. Сегодня среднее время приезда московской "скорой" - 11,7 минуты. Или почти на девять минут меньше, чем уходило на дорогу в 2010-м.

На звонки отвечают диспетчеры, имеющие исключительно медицинское образование. Расспрашивают профессионально, что, где и как случилось

Как это возможно? При наших-то пробках!

Николай Плавунов: У нашей службы сейчас 60 подстанций. Чем ближе они базируются к обслуживаемым территориям, тем быстрее врачи приезжают. Поэтому город старается развивать их сеть. Например, только с 2011 года введено в строй 6 новых подстанций и еще 6 будут построены до 2022 года. Особенно это важно для Новой Москвы, где прежде их не было. В Щербинке, Коммунарке и других крупных населенных пунктах подстанции уже строят. Но в двенадцатимиллионном городе невозможно разместить подстанции на одинаковом расстоянии от всех границ районов, куда выезжают бригады.

Выходим из ситуации с помощью управленческих решений. Например, проанализировали, где и на каких дорогах чаще всего происходят ДТП, и создали 18 так называемых трассовых постов - 10 на МКАД, 3 - на Третьем транспортном кольце и еще 5 - на остальных городских магистралях. Они расположены поблизости от этих трасс. Если возникает потребность в скорой помощи, а бригада свободна, ее направляют туда, где в данный момент она нужнее. Система работает так, что на вызов направляется ближайшая общепрофильная свободная бригада независимо от района, в котором находится подстанция.

Огромное влияние на скорость скорой помощи оказывают меры по улучшению транспортной доступности в городе. Расширение дорожных магистралей, выделенные полосы, новые эстакады, строительство хордового кольца... Даже строительство новых станций метро способствует передвижению бригад скорой помощи, так как чем меньше транспортная нагрузка, тем свободнее на московских дорогах.

На моем рабочем месте установлены четыре монитора, в том числе один картографический, благодаря которым я в любой момент могу сказать, чем занята буквально каждая из 1031 бригады скорой медицинской помощи. Вот машина красного цвета - это значит, что бригада следует на экстренный вызов, желтая - неотложный повод, серая - уже работает на вызове, зеленая - пока свободна.

Машины оборудованы ГЛОНАСС?

Николай Плавунов: Да, все без исключения.

В столице все больше появляется вертолетных площадок. Это облегчает работу скорой?

Николай Плавунов: Разумеется. Взять ту же Новую Москву. Если там ЧП и надо доставить пациента, скажем, в Склиф, где есть такая площадка, мы направляем заявку в Центр экстренной медицинской помощи. Бригада врачей Центра экстренной медицинской помощи на вертолете, находящемся в штате Московского авиационного центра, тут же вылетает на место и эвакуирует больного. Три авиамедицинские бригады в среднем в день совершают до 5 вылетов.

В Сеуле уже в 2020 году собираются запустить авиатакси. Может быть, и Москве есть смысл скорую оснастить крыльями?

Николай Плавунов: Думаю, что в ближайшем будущем для скорой помощи основным транспортным средством останется автомобиль. Он более доступен и мобилен. К тому же полет над мегаполисом не всегда возможен, тем более в непогоду.

Судя по вашему музею, в первых каретах скорой помощи не было почти ничего, кроме носилок да ваты с бинтами и жгутами для остановки кровотечения. А чем оборудованы сегодня машины?

Николай Плавунов: Современный автомобиль скорой помощи должен быть готов к приему пациента практически с любой патологией. По сути он представляет собой одновременно реанимационную и противошоковую палату. Сложно в рамках интервью перечислить все оборудование, которым он оснащен. Аппарат искусственной вентиляции легких, кардиомонитор, автопульс - прибор, который без участия бригады проводит непрямой массаж сердца, пока больного не доставят в стационар…Ну и стандартный набор: жесткий транспортный щит, на который можно уложить человека с серьезной травмой, кресельная каталка, с помощью которой можно вынести больного по лестнице в домах без грузового лифта. А еще укладки, совсем не тот деревянный чемоданчик. Реанимационная (детская и взрослая), для родовспоможения. 97 наименований лекарственных препаратов и 34 наименования медицинских изделий должны быть в каждой машине скорой помощи в Москве.

А есть они? Не говорит врач, надо бы укольчик сделать, да лекарства нет…

Николай Плавунов: У нас такого не бывает.

Сложная техника, столько оборудования…Это требует, наверное, особой подготовки врачей и фельдшеров, работающих в скорой?

Николай Плавунов: Коллектив станции - 11 тысяч человек. Из них более 2 тысяч - врачи и свыше 8 тысяч - фельдшеры. Работают они в бригадах самого разного профиля - общепрофильных - реанимационных (детских и взрослых), педиатрических, психиатрических, урологических и т.д. Московская скорая единственная в стране, которая имеет полный набор бригад, предусмотренных нормативными документами. Есть, например, экстренные, консультативные, которые могут выехать в стационар, где в данный момент нет нужного врача-специалиста. Есть нейрохирургические бригады, которые могут провести сложнейшую операцию на месте, если больной нетранспортабелен. Обстановка, в которой работают бригады скорой помощи, требует и особых чисто человеческих качеств. Врач скорой обязан даже думать по-другому. Слишком мало у него времени на принятие решения, постановку диагноза, от точности которого зависит чья-то жизнь. Ему необходимы интуиция и наблюдательность. А еще умение работать в присутствии окружающих. Какая бы обстановка ни царила вокруг, надо уметь абстрагироваться и делать все быстро и качественно, ни на что не обращая внимания. Специалисту из стационара, который привык к тому, что есть масса возможностей с кем-то проконсультироваться, провести дополнительные обследования, консилиум, в таких условиях работать очень трудно. У нас на станции говорят, что скорая - это, скорее, образ жизни. Кто приходит сюда, даже не будучи уверенным, что это его дело, отработав три-пять лет, уже не изменят своему профессиональному выбору.

Врач скорой обязан даже думать по-другому. Слишком мало у него времени на постановку диагноза, от точности которого зависит чья-то жизнь

Кто готовит таких специалистов?

Николай Плавунов: Подготовка специалистов для скорой помощи происходит в тесном сотрудничестве и при поддержке департамента здравоохранения города Москвы. В медвузах все студенты изучают лечебное дело, а дальше, уже в ординатуре, есть специальность "скорая медицинская помощь". По 10-11 специалистов в год готовят в городской ординатуре на базе НИИ скорой помощи им. Склифосовского, которые потом приходят к нам на работу. Кстати, 5 июля им будут вручать дипломы. Приятно, что все выпускники чаще всего уже имеют опыт работы фельдшерами. Сохранила Москва и систему среднего медицинского образования: из шести колледжей, работающих в Москве, четыре готовят фельдшеров для скорой города. Но мало получить диплом. Все время появляются новые препараты, оборудование, технологии…Овладеть компетенциями для работы с ними помогает система перманентного образования.

Для этого на всех подстанциях установлены манекены, на которых все врачи, фельдшеры и медицинские сестры отрабатывают практические навыки. А в симуляционном центре станции оборудован целым рядом симуляторов макет машины скорой помощи - компьютерными манекенами, которым задаются программы разных критических состояний. С их помощью врачи вспоминают, что нужно делать, если в пути у пациента возникло, скажем, нарушение сердечного ритма или появились признаки дыхательной недостаточности и т.д.

Престижная профессия

Московская скорая испытывает дефицит кадров?

Николай Плавунов: Дефицита нет, но вакансии обычно есть, хотя наши сотрудники дорожат своей работой. Они знают: у нас хорошие машины, которые не ломаются в пути, все оборудование функционирует. Стопроцентная сменность - если человек работает 12 часов, потом два дня отдыхает, или сутки дежурит, а затем выходит на работу через трое суток. Это удобно особенно мамам с маленькими детьми - сутки отработала и спокойно занимается семьей. Наверное, поэтому у нас ежегодно в декретном отпуске или по уходу за ребенком находятся до 600 женщин.

А зарплата? По данным департамента экономической политики и развития Москвы, в первом квартале этого года в среднем по городу она составила более 86 тысяч рублей.

Николай Плавунов: У наших врачей значительно выше, у фельдшеров примерно на таком же уровне.

Николай Филиппович! Сейчас много слухов ходит вокруг предстоящего реформирования скорой помощи. В интернете пишут, что ее ждет то же самое, что произошло с сельскими фельдшерскими пунктами. Ликвидируют рядом расположенные подстанции и помощи пациенты не дождутся. Вы что скажете на этот счет?

Николай Плавунов: В данном случае это не совсем точная информация. Сегодня во многих регионах организуют единые диспетчерские центры, которые будут принимать все вызовы с территориальных регионов и распределять их по подстанциям, расположенным ближе к месту вызова, чтобы больной не ждал машины только по территориальному принципу.

Понимаю о чем речь. Я живу в Подмосковье, в пяти километрах от города Лобни, а когда мама заболевала, приходилось ждать машину из Дмитрова, расположенного от моего поселка в 40 километрах.

Николай Плавунов: Когда служба будет единой, таких ситуаций не станет. Тула, например, уже пошла по этому пути и доказала его эффективность.

Как выглядит московская скорая по сравнению с другими столицами мира?

Николай Плавунов: По временным параметрам мы практически никому не уступаем. С точки зрения организации у нашей скорой есть преимущества, так как аналогов ей не существует. Мало где в скорой помощи работают врачебные бригады, которые выезжают на дом к пациенту. В Лондоне, Нью-Йорке, Тель-Авиве в скорой работают в основном парамедики. У них нет диплома медицинского работника или медсестры. Они обучены лишь оказывать первую помощь и их задача - доставить пациента в стационар. Мы своей скорой гордимся, а зарубежные коллеги признают, что она больше всех социально ориентирована. Тем не менее мы постоянно продолжаем работать над ее совершенствованием. Например, в сентябре прошлого года перешли на передачу электрокардиограммы через цифровой канал. Бригада у постели больного снимает и отправляет ее по интернету врачу-кардиологу. Через две-три минуты получает расшифровку на свой планшет и действует уже в зависимости от выявленной патологии.

Визитная карточка

Николаю Плавунову 61 год. Он доктор медицинских наук и полковник медицинской службы. Профессор, лауреат премий правительства Москвы и правительства РФ. Имеет огромный опыт врача-практика и в то же время организатора здравоохранения. Закончил Первый Московский медицинский институт им. Сеченова. Начинал врачом-интерном по хирургии в Подольской районной больнице. Работал хирургом в подмосковной и московской больницах, в армии. Был главным врачом поликлиники № 155 и городской клинической больницы № 64, занимал ряд постов в комитете здравоохранения, затем - первого заместителя руководителя департамента здравоохранения Москвы. С 2011 года - главный врач Станции скорой и неотложной медицинской помощи им. А.С Пучкова, главный внештатный специалист департамента здравоохранения столицы.

Общество Здоровье Филиалы РГ Столица ЦФО Москва
Добавьте RG.RU 
в избранные источники