Новости

25.06.2019 19:29
Рубрика: Общество

Один день одного города

Собирался написать текущую колонку в "РГ" о разных международных разностях. Об очередной Конференции городов-побратимов России и Германии, которая открывается сегодня в немецком Дюрене, - он славен не только своей более чем двухтысячелетней историей, но и тем, что в 1900 году здесь жили 43 миллионера, и в 1909-м именно в Дюрене впервые в мире было организовано промышленное производство дюралюминия. О замечательно прошедшем в МГИМО втором Российско-чешском форуме, где руководители крупнейших учреждений культуры наших стран вели профессиональный разговор о возможности создания совместных проектов. Понятно, как и всех, встревожили события в Грузии, которые, похоже, в очередной раз сильно приморозили наши отношения. И, разумеется, трудно было не попасть под магическое воздействие двух поистине исторических событий, - экспонирование коллекции С. И. Щукина в ГМИИ им. А.С. Пушкина и собрания И. А. Морозова в Эрмитаже. Словом, тем для сегодняшней колонки было множество.

Но в минувшее воскресенье оказался в Дубне, в Объединенном институте ядерных исследований, и понял, что просто невозможно не написать о том, что сегодня делают российские ученые разных поколений в этом легендарном научном центре. Перечитав последнее предложение, попробовал оценить меру самонадеянности, - и понял, что она не поддается определению. Хотя бы потому, что человеку с театроведческим образованием невозможно сколько-нибудь серьезно разобраться в том, чем занимаются современные физики. На ум пришел замечательный афоризм создателя Лаборатории ядерных реакций, одного из отцов-основателей ОИЯИ академика Г. Н. Флерова, который и по сей день украшает парадный вход в ЛЯР: "Объяснять важному начальству научную проблему нужно не так, как правильно, а так, как ему будет понятно. Это - ложь во благо". Думаю, что так со мной вели себя все мои воскресные собеседники в Дубне, хотя я, понятно, для них не был ни большим, ни малым начальством. Просто они меня щадили.

В советские времена свободомыслие ученых особо ценилось в закрытых городах

И, естественно, пытались привлечь внимание к тем страницам прошлого, которые связывали выдающихся советских физиков с не менее выдающимися деятелями советской культуры. Явно надеясь на то, что это будет мне понятнее, чем создание элементов восьмого ряда таблицы Д. И. Менделеева или методы получения сверхплотной материи. Мне дали номер в гостинице "Дубна", где всегда останавливались В. С. Высоцкий и А. А. Вознесенский, которые были частыми гостями Дома ученых ОИЯИ, сюда они сбегали во времена притеснений власти. Впрочем, сам гостиничный номер, еще советского кроя, напоминал мемориальный музей, и ты чувствовал попавшим сюда не по праву.

Как известно, Дубна - это остров. В прежние времена он был своего рода островом свободы, что высоко ценили все его обитатели. А. Н. Сискасян в своих воспоминаниях, открывающих книгу, посвященную 
Г. Н. Флерову, совершенно справедливо написал о нем: "Г. Н. был свободолюбивым человеком эпохи тоталитаризма". И он ценил Дубну "за открытый интернациональный характер этого городка".

В советские времена свободомыслие ученых особо ценилось в закрытых городах, где создавали удивительные изделия и разрабатывали самые фантастические проекты, которые в конечном счете были связаны с оборонной промышленностью. Без свободного мышления невозможно дерзновенное научное познание мира. Даже в "шарашке". Объединенный институт ядерных исследований был изначально создан в марте 1956 года как открытый "городу и миру" международный научный центр, объединивший поначалу ученых одиннадцати государств. И хотя его учреждение меньше чем через два года после начала деятельности Европейской организации по ядерным исследованиям (ЦЕРН) было своего рода вызовом Западу, тем не менее даже партийное начальство уже не рисковало утверждать, что существует особая, отличная от капиталистической, социалистическая физика.

Мы много рассуждаем о кризисе в отечественной науке и образовании, но когда ты имеешь возможность поговорить о Большом взрыве с академиком Юрием Оганесяном, научным руководителем Лаборатории ядерных реакций, именем которого назван 118-й элемент Таблицы Менделеева, а потом отправляешься на огромную строительную площадку нового коллайдера, где будут создавать сверхплотные частицы материи, - то приходишь к выводу, что в отечественной ядерной физике кризиса нет. Тем более что в лабораториях ты встречаешь молодых людей, приехавших в Дубну не за длинным рублем.

Для фундаментальной науки нужны "терпеливые деньги". 
И терпеливые люди

"Когда у нас не было денег на большие проекты в 90-е годы, наши специалисты уезжали за границу, прежде всего в США или в ЦЕРН, где эти проекты были. В последние пять лет, когда мы стали реализовывать серьезные программы, многие из них вернулись назад", - для академика Виктора Матвеева, директора ОИЯИ, для главного научного секретаря института профессора Александра Сорина и их коллег очевидно, что решение крупных фундаментальных проблем формирует большой объем прикладных задач, которые достаточно быстро реализуются в индустрии, обеспечивают прорывы в экономике. Без ОИЯИ невозможно было бы обеспечить безопасность космической техники, добиться понимания природы многих заболеваний и многого другого. Знаменитые "мембраны Флерова" давали и дают те внебюджетные средства, которые так необходимы институту. Но для фундаментальной науки нужны "терпеливые деньги". И терпеливые люди.

Современная физика отчасти сродни истории. В ОИЯИ пытаются открыть историю материи, которая образовалась после Большого взрыва 13,7 миллиарда лет назад. В конечном счете - историю нашей с вами жизни. Без оглядки на политическую и идеологическую конъюнктуру. Что может быть важнее и увлекательнее для человечества?

Общество Наука Колонка Михаила Швыдкого
Добавьте RG.RU 
в избранные источники