Капиталу сделают скидку

Банк России подготовил стимулы для роста выдач ипотеки с высоким первоначальным взносом, а также кредитов компаниям на десятки миллиардов рублей. О них в интервью "РГ" рассказал директор департамента банковского регулирования ЦБ РФ Алексей Лобанов.
У банков добавится стимулов предлагать более выгодные условия по ипотеке с высоким взносом. Фото: iStock У банков добавится стимулов предлагать более выгодные условия по ипотеке с высоким взносом. Фото: iStock
У банков добавится стимулов предлагать более выгодные условия по ипотеке с высоким взносом. Фото: iStock

Как ЦБ может поддержать ипотечное кредитование?

Алексей Лобанов: Банк России с помощью регулирования старается создать экономические стимулы, чтобы, с одной стороны, сегмент ипотеки был для банков привлекательным, с другой - чтобы банки правильно оценивали риски, которые на себя принимают. Мы уже многое сделали для стимулирования этого сегмента, включая пониженные требования к достаточности капитала для ипотечных кредитов с низким риском, право для банков не увеличивать резервы при пересмотре процентной ставки по ссуде из-за снижения ключевой ставки и новый подход к оценке рисков инструментов секьюритизации, в том числе ипотечной, фактически "разморозивший" этот рынок, и результаты видны - ипотечное кредитование растет.

ЦБ разрешит банкам не создавать дополнительные резервы в тех случаях, когда заемщик решит воспользоваться ипотечными каникулами

Мы планируем реализацию нового подхода "Базеля III", который устанавливает новую шкалу коэффициентов риска по ипотеке в зависимости от показателя кредит/залог (LTV): для кредитов с низким соотношением кредит/залог коэффициенты будут ниже (самый низкий уровень может составить 20 процентов), чем сейчас (35 процентов), поскольку ипотека с высоким первоначальным взносом низкорискованная. Приступить к внедрению этого подхода мы планируем в следующем году. Это должно стимулировать "хорошую" ипотеку, потому что пониженные коэффициенты риска позволят уменьшить нагрузку на капитал банков.

Если говорить более широко - о стимулировании жилищного строительства - мы внедрили подход к формированию банками резервов по кредитам застройщикам, который позволяет оценить новые жилищные проекты на основании комплексного анализа их финансово-экономических характеристик, и в ближайшее время планируем внести изменения - часть критериев, предусмотренных для оценки проектов, будет убрана как неприменимые, часть будет уточнена. Это тонкая настройка, которая будет интересна банкам, работающим с застройщиками.

Одновременно мы введем право банка не ухудшать категорию качества заемщика и, соответственно, не создавать дополнительные резервы при наступлении "ипотечных каникул".

Кстати, применение антикризисных льгот в 2015-2016 годах, когда мы давали банкам право не ухудшать качество кредитов и не увеличивать резервы, показало, что не все банки подобным правом пользовались: были банки, которые были способны выдержать и большую нагрузку и хотели не "заметать осколки под ковер", а видеть объективную картину.

Оценка риска крупных компаний снизится на треть

Последние годы корпоративное кредитование растет очень умеренно, хотя в рознице настоящий бум. Какие стимулы ЦБ может предложить банкам, чтобы они больше занимались "правильным" кредитованием, которое способствует росту экономики?

Алексей Лобанов: Недавно мы изменили подход к оценке кредитного риска по требованиям к суверенным заемщикам (правительствам и центральным банкам), разрешив использовать кредитные рейтинги международных агентств вместо балльных оценок странового риска по шкале ОЭСР. За счет этого сразу снизилась нагрузка на капитал для банков, которые кредитуют экспортеров несырьевой продукции под гарантии ЭКСАР: учитывая, что текущий рейтинг РФ инвестиционного качества, коэффициент риска по валютным кредитам снижается со 100 до 50%. Если говорить совсем просто, раньше на каждые 100 рублей такого кредита банки должны были иметь в капитале минимум 8 рублей, теперь - 4. Это же коснется и вложений в российские еврооблигации в иностранной валюте.

Следующим шагом станет намеченный на начало следующего года переход к оценке риска кредитов банкам и корпоративным заемщикам на основе оценок, не привязанных к внешним рейтингам. Текущие рейтинги России по международной шкале хотя и инвестиционного качества, но все-таки недостаточно высокие, чтобы применение рейтингов в регулировании было нам выгодно, поэтому было принято решение сделать то, что можно сделать уже сейчас, чтобы дать банкам более правильную оценку риска корпоративных заемщиков, в первую очередь крупных. Они имеют, как правило, хорошую кредитоспособность и, главное, большой аппетит к получению кредитов. Для них коэффициент риска будет, как мы рассчитываем, снижен на треть, со 100 до 65%. Основные требования, которые мы устанавливаем, - у этих компаний должны быть хорошее финансовое положение и обращающиеся на бирже ценные бумаги - последнее как подтверждение их прозрачности и качества корпоративного управления. По этим критериям к ним могут быть отнесены не только крупнейшие заемщики, но и предприятия поменьше.

Хорошее финансовое положение - это что? Его можно по-разному измерять.

Алексей Лобанов: Критерием хорошего финансового положения, возможно, станет категория качества, к которой относятся кредиты данной компании при расчете резервов на возможные потери. Если кредит отнесен, например, к первой или второй категории качества, то финансовое положение заемщика может быть признано хорошим. Разумеется, у надзора останется право оспаривать решения банка об отнесении кредитов к той или иной категории качества и, соответственно, о применении к ним пониженных требований к покрытию капиталом.

Кроме того, малые и средние предприятия, которые тем не менее являются уже достаточно большими, чтобы не относиться к рознице (с выручкой до 50 миллионов евро в год в рублевом эквиваленте), будут выделены в отдельную категорию, к которой будет также применяться пониженный коэффициент риска 85%.

Остальные субъекты МСП будут по-прежнему взвешиваться с коэффициентом 75% на портфельной основе, здесь ничего не поменяется.

Банки сэкономят несколько процентов капитала

Можно ли оценить эффект от всех этих новаций?

Алексей Лобанов: Мы ожидаем от этих и других новаций "Базеля III" чистый выигрыш, понимаемый как высвобождение капитала, который можно использовать на расширение кредитования. Пока имеются только примерные оценки того, как переход на новое регулирование скажется на взвешенных по риску активах и достаточности капитала. Эффект будет разным у разных банков, но он будет заметным - в целом по сектору изменения сэкономят банкам несколько процентов капитала. Тем самым у банков высвободится капитал для наращивания кредитования на десятки миллиардов рублей.

Алексей Лобанов. Фото: Банк России

Новые подходы к оценке риска будут применяться не только к новым кредитам, но и к ранее выданным?

Алексей Лобанов: Мы рассчитываем, что это можно будет применить ко всему портфелю. По крайней мере, в части послаблений, как правило, мы даем такую возможность. Обычно регулирование ужесточающего характера вводится так, чтобы оно не действовало на ранее сформированные активы, и наоборот.

Повлияют ли новые коэффициенты риска на рыночные ставки?

Алексей Лобанов: Основное в размере ставки - это все-таки цена денег. Однако важно другое - у банков будет больше стимулов работать в приоритетных отраслях и сегментах рынка. Если банку какой-либо сегмент становится интереснее, у него появляется стимул к тому, чтобы там предлагать не только ставки ниже, но и вообще работать с этими заемщиками, предлагать им всякого рода услуги. И это является нашей целью. Например, банки должны также понимать, что, вложив в сегмент МСП свои усилия и средства, они получат долгосрочную лояльную клиентскую базу, которая для них будет понятной и прозрачной. Это не произойдет сразу, возможно, придется пройти через определенные потери, но когда эта база уже выстроится, она будет стабильным, регулярным источником дохода, не только процентного, но и комиссионного.

Заемщиков оценят по счетам и данным ФНС

Что еще в рамках стимулирующего регулирования планирует предпринять ЦБ?

Алексей Лобанов: У нас есть несколько крупных тем, по которым мы усиленно работаем с 2016 года. Первая касается стимулирования финансирования МСП. Мы достаточно многое сделали в этом направлении: облегчили банкам возможность оценки кредитоспособности таких заемщиков, сделали возможным включение в портфели однородных ссуд гораздо большего круга заемщиков, чем прежде, дали возможность применять пониженный коэффициент риска 75% не только для малых, но и средних предприятий, включили в первую категорию качества обеспечения поручительства и гарантии Корпорации МСП, что уменьшает резервы банков на возможные потери.

В этом году мы дадим возможность банкам использовать для оценки финансового положения заемщика из сегмента МСП не только обязательную отчетность, но и другую информацию, в том числе данные Федеральной налоговой службы, Пенсионного фонда РФ, а также данные, которые банк получает на основе анализа операций по счетам клиента. Здесь мы отдаем должное тому технологическому прогрессу, который достигнут в индустрии за последние пять-шесть лет. Это будет существенным стимулом для банков, кредитующих МСП. В то же время ценой такого сравнительно либерального подхода станет более высокий уровень резервирования для таких заемщиков, потому что фактически банки принимают на себя риск внутренних моделей, которые они используют для оценки кредитоспособности заемщиков. Для многих банков это вполне приемлемая плата за выигрыш в конкуренции, который дает технологическое упрощение процесса кредитования.

Некоторые банки смогут использовать разработанный нами новый подход к формированию резервов по ссудам на основе внутренних оценок риска в тех сегментах, где есть достаточно большая статистика. Такая возможность будет предоставлена тем банкам, которые перешли на подход к оценке кредитных рисков для расчета достаточности капитала на основе внутренних рейтингов (ПВР, или IRB-подход). Таких банков два, в третьем банке валидацию мы должны завершить до конца года. Да, их пока немного, но вместе они уже составляют до трети активов банковской системы. Если такой банк желает по-новому рассчитывать резервы, он должен подать нам ходатайство на конкретные классы активов, которые на первом этапе будут ограничены розницей и МСП, где он уже перешел на IRB-подход при расчете капитала. Крупных корпоративных заемщиков мы отложили на более позднюю перспективу, но рано или поздно к этому мы тоже придем.

Кроме того, мы рассматриваем возможность расширения круга инвестиционных проектов, на которые будет распространяться специальный порядок расчета резервов, уже действующий для "фабрики проектного финансирования" ВЭБ.РФ. Возможно, наше регулирование будет содержать отсылку к готовящемуся министерством финансов закону о поощрении и защите капиталовложений.

Вы упомянули о банках, перешедших на оценку риска на основе внутренних рейтингов. Есть новые ходатайства по применению этого подхода?

Алексей Лобанов: Мы заинтересованы в том, чтобы таких банков было больше, чем три. При прочих равных это более точная, не привязанная к каким-то ступенчатым коэффициентам оценка рисков. В рамках подхода на основе внутренних рейтингов банк работает по непрерывной функции, рассчитывающей для него капитал, а в перспективе и резервы. Банки, рассматривающие для себя возможность перехода на ПВР, ждут изменений в стандартизированном подходе к оценке риска, о которых я говорил, потому что в некоторых случаях стандартизированный подход может дать им меньше требований к капиталу, чем если бы они оценивали свои риски на основе внутренних рейтингов.

С другой стороны, достаточно дорог "билет на вход" - активы банка для перехода на ПВР должны составлять не менее 500 миллиардов рублей. Мы готовы рассмотреть вопрос о понижении этого порога, но при наличии реально готовых к переходу банков, которые дозрели и организационно, и технически, и финансово.

ЦБ изменит базовый коэффициент риска по кредитным картам

Планируются ли еще какие-то изменения по резервированию розничных портфелей?

Алексей Лобанов: Да, по кредитам по картам базовый (минимальный) коэффициент риска в соответствии с "Базелем III" может быть снижен со 100% до 45%. Однако у нас к таким кредитам могут применяться и макропруденциальные надбавки к коэффициентам риска.

Почему облегчается работа банков с кредитными картами? Ведь ЦБ пытается сдерживать потребкредитование.

Алексей Лобанов: Логика регулирования здесь такова, что статистики по таким заемщикам много, из нее можно с высокой надежностью получить оценку, каков на самом деле риск для отдельно взятого банка. С точки зрения банковского риск-менеджмента это близкий к идеальному портфель: там нет высокой концентрации, это большой круг небольших заемщиков по всей стране. Тем не менее, как я уже сказал, к этому базовому уровню решениями Банка России могут устанавливаться надбавки, сдерживающие темпы роста потребительского кредитования для ограничения системных рисков банковского сектора в целом.

Сделки M&A

ЦБ ограничит кредитование "непродуктивных" поглощений

Сохраняет ли Банк России планы ограничить финансирование банками сделок по слиянию и поглощению?

Алексей Лобанов: Мы изначально предлагали ссуды на "непродуктивные" сделки, которые просто ведут к смене собственника, а на самом предприятии ничего не меняется, кроме того, что на нем появляется долг, относить к третьей категории качества. Кредит на покупку компаний нередко берут фирмы, имеющие меньший масштаб, чем приобретаемые ими компании, как правило, это крупные ссуды, и их влияние на банк может быть существенным. Мы хотим этот повышенный риск ограничить.

Компромисс, к которому мы пришли в прошлом году после обсуждений с банковским сообществом, состоит в том, что банк своим решением сможет классифицировать эту ссуду и в более высокую категорию, если он считает заемщика способным справиться с долговой нагрузкой без ущерба для финансового положения. Однако с этим решением может не согласиться надзор; таким образом, это не будет бесспорным правом банка отнести кредит к первой или второй категории качества.

Мы собираемся в ближайшее время провести новое публичное обсуждение с банковским сообществом этого проекта и планируем принять его одновременно с нашими предложениями по реформе залогового обеспечения. Напомню, мы планируем ввести три категории качества залогового обеспечения вместо двух, а период, когда залог должен быть реализован, чтобы он учитывался при формировании резервов, увеличится с 270 до 365 дней. Эта реформа направлена на то, чтобы банки стремились кредитовать именно хороших заемщиков, а не кого угодно, лишь бы был залог.

В консультативном докладе по залоговой реформе предлагалось раскрывать часть решений надзора о введенных запретах и ограничениях на операции для конкретных банков. Когда и по каким операциям может быть принято такое решение?

Алексей Лобанов: Законопроект, устанавливающий право Банка России публиковать информацию о запретах, подготовлен. Подчеркну, что речь идет только о запретах, то есть о наиболее серьезных надзорных мерах.

Инфографика "РГ"/Александр Чистов/ Игорь Зубков

Сейчас читают