Новости

03.07.2019 20:28
Рубрика: Культура
Проект: В регионах

Зеркало для Сталкера

Новая Третьяковка открыла "Свободный полет"
На парковке перед входом в Западное крыло Новой Третьяковки (бывший ЦДХ) среди обычных автомобилей стоит бульдозер. Настоящий, но выкрашенный в черный цвет и расцвеченный флагами. Это - арт-объект, созданный актуальным художником Мишей Мостом. И это - метафора "бульдозерной выставки", которую несанкционированно провели художники-нонконформисты в 1974 году и которую уничтожила власть с помощью как раз бульдозеров.

Сегодняшний бульдозер - мирный. Он никого не разгоняет, а наоборот, приглашает - на экспозицию "Свободный полет", где теперь, так же мирно, висят работы тех, кому когда-то было нельзя выставляться. "Свободный полет" - это трилогия, созданная Музеем AZ, расположившаяся в новых стенах Третьяковки. Три с половиной тысячи квадратных метров захвачены работами Анатолия Зверева, Дмитрия Плавинского, Петра Беленка, Владимира Немухина из личной коллекции Наталии Опалевой и фильмами режиссера Андрея Тарковского.

"Сталкер", "Андрей Рублёв" и "Солярис" - одновременно и стержень и рамка для выставки, которая за рамки классического экспонирования вышла очень далеко. И о ней легче рассказывать в терминах кино, а не искусствоведения. Кинематографичная логика куратора проекта Полины Лобачевской и сценографический подход дизайнера Геннадия Синёва делают посетителей зрителями. Эту выставку надо смотреть как фильм - следить за развитием сюжета и дойти до катарсиса в конце. И это кино хочется перемотать назад и посмотреть еще раз. Кстати, именно так многие и поступают - не покидают экспозицию, а заходят на новый круг.

Людям хочется циркулировать внутри выставки так же, как это делает время, которое работает в этом пространстве очень интересно. Здесь идет большая игра с прошлым, настоящим и будущим - 60-е и 80-е годы 20-го века закольцовываются с грядущим. Архивные документы сосуществуют с высокими технологиями. Монохром соседствует с ярким цветом. И так во всём. "Свободный полет" - это проект, который не боится парадоксов и неожиданностей, здесь "смотрят на звезды с другой стороны". Всем известные фильмы Андрея Тарковского начинают работать совсем иначе. Как распиленный минерал, который на срезе являет узоры, невидимые снаружи, и превращается из камня, то есть скульптуры - в живопись, так и фильм "Андрей Рублев", разъятый на новеллы, становится, по сути, картиной - не в значении фильма, а в значении живописи.

"Андрей Рублев", разъятый на новеллы, становится, по сути, картиной - не в значении фильма, а в значении живописи

Этот удивительный прием работает и наоборот - полотна нонконформистов перестают быть статичными и обретают динамику. Медиахудожник Александр Долгин "оживил" ряд работ и поместил их в экраны-иллюминаторы космического корабля - это часть экспозиции, посвященная "Солярису". И это отзеркаливание приемов и смыслов поддержано и на уровне дизайна выставки, в самом прямом смысле - системой зеркал, показывающих зрителям другое будущее.

Выставка полиритмична, она пульсирует сама и заставляет пульсировать зрителей - биться в такт новому времени и новому пространству. Дает возможность совершить прорыв в прошлое и возврат в настоящее. Отправляет их в полет. Очень свободный.

"Свободный полет" - это больше, чем просто масштабная экспозиция. Больше, чем трилогия, которой он и является, потому что собрал в едином пространстве сразу три выставки, проходившие в разные годы в Москве и во Флоренции. Это Вселенная, которая толкает к высказыванию современных режиссеров и авторов. Ираклий Квирикадзе сделал очень личный фильм "Новый полет на Солярис", в котором переплетены и документальные съемки выставки, и хроника времен оттепели, и работы нонконформистов, и фильмы Андрея Тарковского. Премьера состоялась на МКФ "Зеркало" в этом году. А кинокритик Андрей Плахов написал книгу "Свободный полет", посвященную этой трилогии Музея AZ. Через свою ВГИКовскую юность и первые впечатления от фильмов Тарковского, он отправился в собственное путешествие по выставке. И эта книга - тоже очень личное высказывание.

Потому что среди работ тех, кто не мог молчать в сурово-цензурные советские годы, тоже хочется говорить. Потому что среди голосов уже ушедших больших художников хочется услышать и свой голос. Потому что еще никогда значения слова-омонима "картина" не сходились так близко по смыслу.

Культура Арт Актуальное искусство Филиалы РГ Столица ЦФО Москва Гид-парк РГ-Фото