Новости

09.07.2019 20:14
Рубрика: Культура

Летние фотографии

Как перелистать книгу, которая еще не вышла в свет
Сегодня у нас есть возможность познакомиться с книжкой, которая еще не вышла в свет. Это редкая удача: читать книгу в рукописи, перелистывать ее страницы раньше, чем это сделают редактор, корректор...
Андрей Анпилов сейчас в деревне и вот пишет: "...С неба капают капли в глубь ведра по одной. И от стука до стука жизнь просторна, тиха, как от звука до звука, от стиха до стиха..." Андрей Анпилов сейчас в деревне и вот пишет: "...С неба капают капли в глубь ведра по одной. И от стука до стука жизнь просторна, тиха, как от звука до звука, от стиха до стиха..."
Андрей Анпилов сейчас в деревне и вот пишет: "...С неба капают капли в глубь ведра по одной. И от стука до стука жизнь просторна, тиха, как от звука до звука, от стиха до стиха..."

Свой новый и еще неизданный поэтический сборник нам доверил открыть поэт Андрей Анпилов.

Доверчивость - очень редкое сегодня качество. Все мы напряжены, опасливы, мнительны, боимся подвоха.

Но поэт не может творить без доверия к своим читателям - сегодняшним и будущим. "И как нашел я друга в поколенье, - писал Евгений Боратынский, - читателя найду в потомстве я..."

Многие ли из нас сохранили в себе способность стать такими друзьями и такими читателями?

О чем еще я думал, читая рукопись Андрея Анпилова?.. О многом передумалось, а вот сейчас, когда пишу эти строки, подумалось о том, что нет на свете ничего лучше июля в детстве. Да, июнь позади, но есть эта монета, зажатая в кулаке, - июль. И можно мечтать, на что бы ее потратить.

Лето еще бродит по лугам, таится в овраге, в сырых лопухах, и, кажется, что день всегда будет так светел и долог, а ночь коротка как вздох коровы.

Необозрим июль, необозрим - как поле клевера. И только в конце июля грустный холодок поселится в груди: неужели скоро в школу?!.

Дивно и странно: я окончил школу сорок лет назад, но каждый год все в душе повторяется - и беспечность июня, и растерянность, настигшая в июле, и опасливый холодок августа.

Да, чуть не забыл: новая книга Андрея Анпилова будет называться "Детство" - по названию ключевого стихотворения.

Быть как дети не средство -

Цель творенья всего.

Есть апостолы детства

И пророки его...

Каждое стихотворение из будущей книги - будто летняя фотография на память. Вот что пишет автор в предисловии: "Душа имеет дело с внутренним младенцем всю жизнь. Находится с ним в непрерывном диалоге. Примет ли малыш то, что со мной происходит? Не предаю ли радость его, мечты? Он - и голос совести, и ангел-хранитель, и в чем-то духовный отец. Сама интуиция вслепую, когда неизвестно, как надо поступить - а ребенок скажет, видит сердцем. Он не умирает на пороге потерянного рая. Обе­жав землю, дитя идет впереди взрослого, ведет его за собой. Чем больше остается или накапливается младенца во взрослом человеке, тем он более является самим собой..."

Андрей Анпилов сейчас в деревне и вот пишет: "...С неба капают капли в глубь ведра по одной. И от стука до стука жизнь просторна, тиха, как от звука до звука, от стиха до стиха..."

Рукопись

"Время, бросив якоря, тихой лодочкой качалось..."

Запах флоксов

Комарик маленький летит -

Парит кораблик,

И ежик в сумерках пыхтит,

И зябнет зяблик.

Густые яблони в меду

Развили косы.

И только раз один в году

Так пахнут флоксы.

Сады, подпертые шестом, -

Ночная служба.

Велосипед и бадминтон,

С Китаем дружба.

Родня недальняя чудит

В глуши террасы.

И керосинка чуть чадит,

И шорох трассы.

Свобода, рай, авантюризм,

Командировка,

Всеобщий тихий коммунизм,

Где остановка.

На крыльях бабочка кружит,

Еще не смятых,

И под крылом земля лежит

Шестидесятых.

Никто не требует отчет,

Играет дача.

Повсюду жизнь к себе влечет,

Себя не пряча.

Мерцает ранняя звезда

В еловых космах,

И шлют сигналы поезда,

Футбол и космос.

Перебирая не спеша

Все к счастью средства,

Не понимает лишь душа,

Что это - детство.

Кто, как не ежик в тишине -

Друг парадоксов -

Навеял бабочку во сне

И запах флоксов.

Лето в городе

Летом за город всегда

Всех на дачи вывозили,

Это долгие года

Оставалось дело в силе.

К морю, к бабушке в село,

В дикий лагерь пионерский,

Поморгать крючком и леской,

Помакать в реке весло.

От весны до сентября

Вечно лето не кончалось,

Время, бросив якоря,

Тихой лодочкой качалось.

На грибы ножи остры,

Мяч накачанный

футбольный,

Комара укус небольный

И вечерние костры.

Это было рай, не рай,

Это было рая вроде,

Прячься, грейся, в пруд ныряй,

Да пасись на огороде.

На неделю на всего

В город вымерший в июле

Воротились - пыль на стуле,

И друзей ни одного.

Приключается беда,

В первый раз отец в больнице,

Я запомнил навсегда

Жар, асфальт, чужие лица,

Лето взрослое в Москве,

Голубей на крыше душной,

Дух лекарств на кухне скучный,

Пух, свалявшийся в листве.

* * *

То лицо настоящее,

Которое никто не видит -

В слезах,

Прижатое к платью матери,

К рукаву отца -

Его не видит никто,

Кроме Бога.

* * *

Полдела сделать удалось -

Стать тихим стариком,

Все, что задумал на авось,

То сделал целиком.

Весь век ломал себя, крошил,

Распарывал по шву,

Сложил как надо, крепко сшил,

Таким и доживу.

Сиди и плешь на лавке грей

Под солнечным лучом,

Чтоб из себя никто, ей-ей,

Не вывел нипочем.

Ни слова громкого в ответ,

Ни злобного глазка,

И дети чувствуют, что дед

Из одного куска.

Со старым делай что хочу,

Он для того и есть,

Скакать ногами по плечу

Или на шею лезть.

Полдела сделать удалось,

Полдела есть теперь -

Шагнуть в грядущее насквозь

И тронуть в детство дверь.

Культура Литература Календарь поэзии
Добавьте RG.RU 
в избранные источники