20idei_media20
    04.08.2019 22:04

    Как подтопленные поселки в Приамурье возвращаются к жизни

    Когда тонули лошади, они кричали как люди. "Крик стоял на все село. Тяжело вспоминать", - Игорь Смирнов, красивый молодой мужик, отворачивается и машет рукой. Игорь Викторович - старший группы спасателей МЧС, которые больше недели несут вахту в поселке Норск Селемджинского района.
    Амурская правда
    Амурская правда

    Паводок в Приамурье начался 21 июля, он пришел с севера, первыми взбунтовались малые реки. Когда материал подписывался в номер, подтопленными оставались 13 районов и один городской округ. Большая вода пришла в 36 населенных пунктов, на сегодня в ней все еще находятся 92 жилых дома. Размытым остается 41 участок автомобильных дорог, от большой земли по-прежнему остаются отрезанными 18 сел и поселков. Из районов подтопления были эвакуированы 2593 человека, в том числе 908 детей. В пунктах временного размещения находятся 339 человек, из них 128 детей, остальные расселились по родственникам. Это - цифры, за каждой - людская трагедия. Вода уходит, но беда остается.

    Чтобы увидеть все своими глазами, мы вылетели со спасателями на вертолете в подтопленные поселки. Стоим на самой высокой точке Норска, у школы. Под ногами жидкая грязь, брызги от которой щедро разносят лопасти "вертушки".

    ...Норск - это ворота самого отдаленного и северного Селемджинского район, из недр которого за последние десятилетия вынули тонны золота, но не построили и километра приличной дороги. Поселок окружают две речки - Селемджа и Альдикон, речки северные, коварные. Они-то и вздыбились после непрекращающихся всю неделю проливных дождей.

    - Пострадали все 122 дома, даже школа, которая стоит на самом высоком месте, и та утонула по самые окна, - говорит глава поселка Валерий Сенчихин.

    Люди долго не осознавали масштаб катастрофы и не хотели эвакуироваться, последнюю партию спасенных вертолетчики выхватывали уже из воды. Больше сотни людей несколько дней провели на крыше поселковой школы.

    Сегодня "вертушка" - единственная связь с внешним миром. Питьевая вода, продукты питания, одежда, лекарства - все доставляется вертолетами.

    Анатолий Ляхов всю свою жизнь прожил в Норске. Говорит, что последний раз поселок топило в 1972 году. Но то наводнение он называет "лужей" по сравнению с этим.

    - Под домом у меня образовалась двухметровая промоина, печка упала, полы дыбом, дом горбом, - перечисляет Анатолий Филиппович. Говорит, что ждет, когда отремонтируют дорогу. Тогда знакомый предприниматель из соседней Новороссийки обещал бесплатно помочь с пиломатериалами, а друзья - с мощными домкратами.

    Вода, постояв почти пять дней и наделав беды, крадучись ушла из поселка. Сейчас специалисты областного управления ветеринарии совместно с военными проводят дезинфекцию колодцев, подворий и улиц.

    Небесный трудяга запускает мотор. Летим дальше.

    Через село Февральское проходит железнодорожная ветка БАМа. Здесь разместили основной пункт временного пребывания для подтопленцев.

    - Люди выходили из вертолета молчаливые, подавленные, дети были напуганы. Некоторые приехали к нам даже без документов, - говорит Александра Белова, главный врач местной больницы, которая и стала временным пристанищем для жертв стихии. Сегодня здесь переживают беду 33 человека.

    - У пожилых от стресса обострились хронические заболевания. Но тяжелых нет, - замечает доктор Белова.

    Александра Викторовна говорит, что все сельчане помогали пострадавшим - несли постельное белье, одежду, игрушки детям. Даже кровати приносили.

    Сейчас пункт временного размещения укомплектован всем необходимым, люди обеспечены трехразовым питанием, а в больнице - полный запас необходимых медикаментов.

    Ради такого случая в Февральское прислали даже врача анестезиолога-реаниматолога, теперь тут могут делать даже хирургические операции.

    Жители временного пункта "сидят" в телефонах, женщины плачут от присланных из дома фотографий, на которых раскисшая мебель, рухнувшие полы и смытый уют их бывшей жизни.

    Мазановский район в Приамурье называют "страной вечнозеленых помидоров". Северный, отдаленный, с очень туманными перспективами развития. Коварная Селемджа затопила села Путятино, Таскино, Богословку, Угловое, Мазаново.

    - Воды в доме под самый потолок. А дом 1960 года постройки, деревянный и без фундамента. Можете представить, что от него останется? - жительница Углового Ольга Ткачева, мать троих детей, грустно смотрит в пол вертолета.

    Женщины плачут от присланных из дома фотографий, на которых раскисшая мебель, рухнувшие полы и смытый уют их бывшей жизни

    Большинство пострадавших мазановцев живет в райцентре Новокиевский Увал, здесь разместился временный пункт.

    - У нас было больше 300 человек, сейчас люди разъезжаются по домам, - говорит Анна Хлистун, начальник районного отдела социальной защиты.

    Во всех пострадавших от стихии селах находятся отряды спасателей. "Мы взяли на себя всю необходимую работу - от просушки домов до ремонта заборов и уборки территорий", - говорит Сергей Плюшкин, командир подразделения МЧС.

    Не секрет, что многие отказываются от эвакуации. Боятся бросить свои дома и утонувшие огороды. Сидят на крышах, а через день-два начинают просить помощи. Спасатели вынуждены с риском для жизни развозить воду, еду и... сигареты.

    - Люди в шоковом состоянии, они не могут оценить масштаб всего, что на них навалилось, - в густую бороду басил глава Норска Валерий Сенчихин.

    У подтопленцев своя правда, которую можно выразить так: у людей нет крыльев, но у них есть корни. Которые обрывать больно и даже губительно.

    Прямая речь

    Василий Орлов, губернатор Амурской области:

    - Паводок в Приамурье показал, что необходимо на законодательном уровне решить вопрос о принудительной эвакуации граждан из зоны ЧС. Должны быть строгие алгоритмы поведения в подобных ситуациях. Как в реанимации. Где все четко и без проволочек. Сейчас наша задача восстановить поврежденные дома, помочь с выплатами пострадавшим, отремонтировать дороги. Из регионального бюджета мы выплатим по 10 тысяч рублей за поврежденный стихией огород, 30 тысяч получит семья за утраченное имущество и по 10 тысяч будет выделено на каждого ребенка в пострадавшей семье. Тем, у кого погиб домашний скот, восстановим потерю бесплатно, также безвозмездно передадим основные овощи, урожай которых пропал в затопленных огородах. На выплаты пострадавшим от паводка из регионального бюджета будет выделено около 46 миллионов рублей. Деньги на эти цели есть.