Новости

05.08.2019 20:46
Рубрика: Происшествия

После второй волны

Вода из селений уходит. А проблемы остаются
Самый большой миф - это разошедшееся по СМИ утверждение, что на скорость распространения паводка в Иркутской области повлияли незаконные вырубки тайги. В тех местах, откуда пришла вода, нет ни законных, ни незаконных вырубок. Это подтверждают ученые, следователи и прокуроры. Корреспондент "РГ" своими глазами увидел, как сейчас живут пострадавшие от стихии Нижнеудинск и Тулун.

Наводнение началось с затопления села Алыгджер на реке Уда после нескольких дней беспрерывных сильных дождей в Саянах. Два притока дали столь мощный заряд воды, что она полностью смыла 57 домов в городе Нижнеудинск. А чуть позже вышла из берегов река Ия, уничтожив более тысячи жилых строений в Тулуне. "Уда, в целом спокойная речка, но опрошенные позже охотники из селения Алыгджер пояснили, что за несколько дней до потопа дожди лили как из ведра и с Саян сошел ледник. Приток Уды - Хадама и еще один небольшой приток просто сошли с ума", - рассказал Нижнеудинский межрайонный прокурор Евгений Подъяблонский.

В Алыгджере проживает самая малочисленная народность России - тофалары. Занимаются охотой, добывают струю кабарги. Именно их село первым испытало удар стихии: 137 домов ушли под воду. Туда срочно направили вертолет МЧС России, сбросили с борта лодки, с помощью которых люди выбрались на возвышенность.

В целом большая вода затронула восемь районов области. В пострадавших домах проживало почти 43 тысячи человек, все они признаны потерпевшими. 25 погибли, еще пятеро числятся пропавшими без вести. В Нижнеудинске сейчас остался всего один пункт временного размещения - в общежитии железнодорожного техникума. Там в ожидании нового жилья временно устроились 28 человек. С ними накануне встретился вице-премьер Виталий Мутко. Ему рассказали, что по 10 тысяч рублей на неотложные нужды и по 50-100 тысяч рублей выплат за утрату имущества все уже получили. Но проблем хватает. Например, некоторым пожилым людям сложно самостоятельно выбрать новое жилье. Скажем, Екатерине Варанкиной 78 лет, ее сводной сестре - за 90. Всех юридических хитросплетений при подборе квартиры они не знают, а от местных риелторов помощи ждать не приходится - кое-кто старается нажиться на чужой беде. Потому и цены на квадратные метры резко взлетели. Если раньше в Нижнеудинске стандартную квартиру можно было приобрести за 800 тысяч рублей, то сейчас ее стоимость перешагнула за миллион. Как с этим бороться, пока неясно.

В Тулуне такая же картина. Город до сих пор частично находится под водой из-за второй волны паводка. Но пострадавшие от него из Тулуна уезжать не хотят, потихоньку восстанавливают свой быт. А местные чиновники ломают голову, как расселить такое количество народа на довольно ограниченных жилых площадях. Благо что спасатели и военные в беде не бросили. Чтобы затопленный город не накрыла еще и эпидемия заболеваний, армейские химики провели дезинфекцию на территории 6 тысяч квадратных метров, в том числе в районе местной школы и детского сада. Они очищают в Тулуне воду и подвозят туда цистерны с чистой водой, выпекают и раздают людям хлеб, берут пробы почвы и биологического материала на наличие возбудителей инфекционных заболеваний, расчищают город от завалов и мусора.

Раньше в Нижнеудинске стандартную квартиру можно было приобрести за 800 тысяч рублей. После паводка ее стоимость перешагнула за миллион

Аналогичные операции ведутся и в пострадавших от паводка районах Амурской области. В местечке Мазаново военные обработали дезинфекционным раствором 10 км подъездных дорог к населенному пункту, проезжую часть и около 30 жилых домов и подворий в самом селе. В общей сложности там работают два десятка солдат и офицеров, а также десять авторазливочных станций АРС-14-КМ. Еще 30 военнослужащих-химиков и 15 единиц техники направлены в село Угловое.

В регионах Происшествия ЧП Стихийные бедствия Филиалы РГ Восточная Сибирь СФО Иркутская область Паводки в России