Новости

25.08.2019 08:23
Рубрика: Власть

Поймать сигнал

Телефон может помочь найти заблудившегося
В начале августа принят закон, разрешающий правоохранителям по заявлению родителей получать доступ к геоданным мобильных телефонов пропавших детей. Действие закона стоит распространить и на заблудившихся пожилых - их пропадает намного больше, отметили эксперты "РГ-Недели".
Геоданные с гаджета вашего родственника - почти гарантия того,  что родного человека всегда можно будет найти. Фото: Photoxpress Геоданные с гаджета вашего родственника - почти гарантия того,  что родного человека всегда можно будет найти. Фото: Photoxpress
Геоданные с гаджета вашего родственника - почти гарантия того, что родного человека всегда можно будет найти. Фото: Photoxpress

"Пропала Рогова Антонина Павловна, 88 лет, СНТ Поляна, Новомосковский АО, Москва, 17 августа; Жива Молева Л.К., 81 год, Ликино-Дулево, д. Новое, 19 августа; Жив! Найден Бершанский В.И. 78 лет, Истринский район, СНТ Турово, 18 августа. Пропал Терян Серож Макичевич, 80 лет, деревня Картмазово, Новомосковский АО, Москва…" Это первые строчки форума поисково-спасательного отряда "Лиза Алерт", где прямо на ваших глазах разворачиваются реальные драмы: люди уходят из дома, пропадают и не возвращаются. На форуме видно, как идет поисковая работа: формируются группы добровольцев, волонтеры сообщают, кто и когда выезжает на поиски, координаторы планируют совместные действия. Кого-то волонтеры находят, и это чудо - видеть, как напротив фамилии, которая еще утром числилась в списке пропавших, появляется радостная пометка "Жив!" Но кому-то, увы, помочь не успевают.

Благодаря новому закону в случае пропажи ребенка его родители могут обратиться с заявлением в полицию, и она в течение суток должна начать поиски. В том числе и с помощью данных о геолокации с телефона или планшета пропавшего, что может значительно ускорить розыск.

"Это было бы очень правильно распространить действие закона и на пропавших пожилых людей, - сказала "РГ-Неделе" старший поисковой группы "Лиза Алерт" Ксения Кнорре-Дмитриева. - Собственно, мы предлагали внести в закон такую поправку. Но к нашему мнению, к сожалению, не прислушались. Но вот конкретные данные: с июля 2017 по июль 2019 года из тысяч пропавших в Московском регионе 162 человека мы обнаружили уже погибшими и с телефонами в карманах. И только трое из них были несовершеннолетние, остальные - пожилые люди. Старики в группе повышенного риска: понятно, что никто, отправляясь в лес, не собирается теряться, уходят, как думают, не надолго, без еды, воды, теплой одежды и, что крайне важно для пожилых, без лекарств". Поэтому когда пожилой человек теряет ориентировку, он пугается, впадает в панику, на стрессе ему может стать плохо с сердцем, и порой бывает так, что телефон заряжен и звонит, но человек просто не может ответить.

"Проблемы с ориентацией в пространстве, с памятью с возрастом начинаются у всех. Мозг стареет, когнитивные функции постепенно теряются, это, к сожалению, объективная реальность, - говорит директор Лаборатории когнитива, психолог Надежда Якимочкина. - Стандартный случай: когда потерявшегося пожилого человека находят, он удивляется - ведь знает лес, куда пошел, с детства, бывал там много раз. И все равно заблудился. Это особенность восприятия окружающего мира, способности ориентироваться в пространстве, которую человек постепенно утрачивает. Поэтому я очень надеюсь, что законодатели нас услышат и расширят действие закона".

Существующий в нашей стране порядок начала поиска пропавшего человека на третий день неприменим к пожилым, подчеркивает эксперт, - это слишком долго. Ксения Кнорре-Дмитриева добавляет: "Пожилые часто не могут рассчитать свои силы. Они помнят, что проходили по этому лесу километров десять, и все было в порядке. Но не осознают, что было это несколько лет назад. А состояние паники, которое наступает, когда пожилой человек осознает, что он заблудился, чревато еще одним последствием: после резкого выброса адреналина наступает резкий спад, человек стремительно ослабевает, падает без сил и может погибнуть за считанные часы. Вот почему на звонки о пропавших детях и стариках мы реагируем немедленно".

Сложность еще и в том, каким образом давать этот допуск к телефону. Когда закон обсуждался, было много противников расширения его действия на взрослых. Возражения звучали порой абсурдно: мол, используя такую норму, жены смогут следить за неверными мужьями. Но как и в случае с пропавшими детьми, такое разрешение в отношении пропавших стариков должно выдаваться при строго определенных условиях, хотя и максимально быстро, считают представители поискового отряда.

"Если ориентироваться, допустим, на диагноз и разрешать использовать геоданные телефона в том случае, если его владелец болен деменцией или имеет иные психические нарушения, то надо учесть: такой диагноз у нас пока ставят крайне редко, только в крупных центрах Москвы, Петербурга, - отмечает Надежда Якимочкина. - Большинству пожилых пациентов, которые жалуются на проблемы с памятью, врачи просто говорят: а что вы хотите в вашем-то возрасте? Поэтому, полагаю, можно было бы также ориентироваться на возраст - по заявлению детей, супруга, других близких родственников допускать биллинг телефона граждан старше 70 лет".

*Это расширенная версия текста, опубликованного в номере "РГ"

Власть Безопасность Общество Соцсфера Соцзащита