20idei_media20
    28.08.2019 19:57
    Рубрика:

    Почему на Урале стали шить только дизайнерскую или рабочую одежду

    Уральским швейникам выгодно производить лишь дизайнерскую или рабочую одежду
    Объем производства одежды и кожаных изделий в Свердловской области в первом полугодии 2019-го упал. Свердловскстат констатирует: одежды продано на 736 миллионов рублей - 87,3 процента от показателя аналогичного периода 2018 года, изделий из кожи - 92,4 процента. Между тем спрос на "свое, уральское" растет. Что мешает швейникам увеличить обороты, выяснял корреспондент "РГ".
    Татьяна Андреева/РГ
    Татьяна Андреева/РГ

    Уральское вяжут в Сибири

    Всероссийская ярмарка легпрома, завершившаяся на днях, проходила в Екатеринбурге впервые. На пешеходной улице Вайнера стояло несколько десятков палаток - яркие товары, производители со всей России. Заезжих торговцев было полно: слышно колоритное южнорусское "аканье" и северное "оканье", скороговорка архангелогородцев и раздумчивая речь пензенцев... А вот уральского говора что-то не слышно. Хозяев площадки свердловчан - по пальцам пересчитать. Точнее, хватит и двух: одна палатка - с дорогими авторскими платьями и жакетами, а вторая - с вязаными беретиками и накидками - оказалась… и не уральская вовсе. Хотя надпись гласила "Березовские вязаные вещи".

    В мэрии признают: участие местных производителей во всероссийской ярмарке легпрома было минимальным

    - А где в Березовском ваши магазины? - спрашиваю хозяйку.

    - Что ты, заинька, такая аренда дорогая! - отвечает словоохотливая торговка. - Да и товары нездешние, из Сибири возим. А так-то я из Москвы.

    Где же на ярмарке уральские товары? В городской администрации признают: "Участие местных производителей было минимальным". Но намерены в будущем исправить ситуацию. По словам замглавы Екатеринбурга Владимира Боликова, в городе зарегистрировано 63 производителя изделий легпрома, 14 из них представляют крупный бизнес. На будущий год городские власти обещают провести две сезонные ярмарки. Но какими товарами они собираются наполнять прилавки?

    Больше легкости

    Уральская легкая промышленность - это текстиль, одежда и кожаные изделия. И называть ее "легонькой", цитируя советскую кинокомедию, было бы несправедливо. В регионе зарегистрировано 617 предприятий этой отрасли, в том числе такие гиганты, как, например, Свердловский камвольный комбинат. Недавно здесь освоили выпуск флиса, и, наверное, именно благодаря этому индекс промпроизводства текстиля в январе-июне 2019 года составил 131,5 процента.

    Правда, показатели производства кожи и изделий из нее просели до 80,6 процента, но в департаменте информационной политики Свердловской области их объяснили "сезонным снижением спроса". А вот индекс производства одежды в справке ведомства выглядит вполне достойно - 116,9 процента. Может, статистике помог крупнейший производитель "корсетных изделий"? Компания, кажется, чувствует себя уверенно - не опускает планку качества и цены. Ну а если речь не о белье, а об одежде?

    В правительстве области с гордостью называют уральские бренды, покорившие московские и международные подиумы. В почетном списке более десятка элитных брендов - латинская транскрипция русских слов и фамилий. Конечно, успехам земляков - дизайнеров "высокого полета" - можно только порадоваться. Но, увы, далеко не все жительницы области имеют статус обеспеченных модниц. А местные швейники поставляют на рынок не дизайнерские вещи, а школьную форму и спецодежду.

    - Недавно поняла, что обновить гардероб непросто. Одежда в магазинах стала намного дороже, а качество упало. Товарам с вещевых рынков не доверяю. С удовольствием бы купила наряды местного производства из натуральных материалов, но их практически нет, - сетует знакомая, преподаватель из Екатеринбурга.

    Кто последний за микрозаймами?

    Чиновники уверяют, что многие предприятия легпрома реализуют инвестпроекты и пользуются мерами господдержки. Их, например, предоставляет малому и среднему бизнесу областной фонд поддержки предпринимательства. По официальным данным, за последние полгода микрозаймами фонда воспользовались три компании. В основном интерес к мерам поддержки проявляют предприятия легпрома с "внешнеэкономическим профилем". Другими словами - развиваться намерены крепкие компании, которые нашли свою нишу за рубежом. Успехи остальных намного скромнее.

    - Перспективы не очень-то радужные. Малым предпринимателям просто невыгодно заниматься "одежным" бизнесом. Ситуация с налогообложением складывается не в их пользу, - считает старший преподаватель кафедры товароведения и экспертизы УрГЭУ Галина Черенцова.

    Главными клиентами поставщиков швейного оборудования на Урале сейчас являются исправительные учреждения

    По мнению эксперта, на швейников давит сразу несколько обстоятельств. Во-первых, дешевый, зачастую "серый" импорт (две трети швейных изделий идет из Казахстана, Китая, Киргизии). Во-вторых, исторически сложившаяся концентрация предпринимателей-швейников тоже не в пользу Среднего Урала. Чтобы идти вперед, нужно приложить немало усилий, активно развивать дизайн изделий, к чему готовы далеко не все.

    - Третий негативный фактор - централизация. Раньше в нашем регионе проходили свои ярмарки, выставки, а договоры заключались напрямую. Сейчас многие работают "через Москву", а это, естественно, сказывается на конечной цене изделия, - подытожила Черенцова.

    "Я и на машинке могу"

    В свердловском легпроме занято 3300 человек. В их числе 15 сотрудников екатеринбургской фирмы "Три сезона". Ее история типична для отрасли: начинали с женской одежды, но со временем перешли на производство школьной формы.

    - Такая продукция имеет стабильный спрос, она гарантированно будет куплена. Для нашего бизнеса это направление надежнее. С платьями и юбками сложнее, - говорит руководитель направления женского трикотажа Ольга Мосеева.

    По ее словам, развитию повседневного ассортимента помимо дефицита дизайнеров (многие талантливые художники-модельеры предпочитают работать на себя) мешает еще и проблема нехватки сырья. В трикотажном салоне и сейчас не бросают женское направление. При этом сетуют на качество и стоимость пряжи. Так, килограмм акрила стоит 420 рублей, пряжи из натуральных волокон - от 850-ти. А высококачественные добавки, например шерсть мериноса, увеличивают цену волокна до 2,5 тысячи. На одно изделие уходит не менее 500 граммов, получается, его стоимость не может быть ниже 1,5 тысячи рублей. В общем, чтобы покупатель захотел купить обновку, цену которой выдержит его кошелек, должно совпасть сразу несколько факторов.

    При этом риски предпринимателю разделить не с кем. Банк, например, в положение вряд ли войдет. А о льготных займах приходится только мечтать.

    - Кредиты как бы есть, однако на деле их нет. Мы обращались в банк, но надо было взять не менее 5 миллионов рублей. При этом нам все время давали понять, что "не пройдем по условиям", - констатирует Мосеева.

    Видимо, поэтому главными клиентами поставщиков швейного оборудования на Урале сейчас являются… исправительные учреждения. По словам директора компании "ШвейТех" Сергея Альчикова, буквально на днях раскройные столы, машины и запчасти к ним уехали в колонии Ивделя и Кировграда. Но, конечно, женские платья там не шьют - только постельное белье и спецодежду.