Специальный
редакционный проект
Специальный
редакционный проект
23 августа - 1 сентября 2019
23 августа - 1 сентября 2019

Называйте их самураями

Японский военный оркестр выступает в Москве - впервые за 100 с лишним лет
В городском саду играет духовой оркестр...

Хорошо играет, с чувством. Сад - Александовский, он у стен Кремля. Зритель: туристы со всего света. Композиции родные: "Катюша" и "Прощание славянки". Музыканты: половина - японцы,половина - оркестр нашей Нацгвардии. Братство по оружию. Ну, в смысле - по флейтам и барабанам. Концерт они дают в рамках фестиваля "Спасская башня".

Знакомлюсь с героем дня - полковником Хигути Такахиро, начальником Центрального оркестра Сухопутных Сил самообороны Японии.

Господин полковник, ваш оркестр выступал на аналогичном фестивале в Эдинбурге, там получил Королевскую премию как лучший иностранный участник. Сравните фестивали в Шотландии и в России: чем похожи, в чем отличия, где вам интереснее?

Хигути Такахиро: Оба фестиваля - потрясающие. В Москве есть и танцы, и прекрасное лазерное шоу, многообразие коллективов - это отличает московский от эдинбургского.

У меня к вам много вопросов, и среди них один бестактный. Представьте ситуацию: вам предлагают выступить в Эдинбурге и в Москве. На выбор. Представим, что фестивали проходят одновременно. Какой предпочтете?

Хигути Такахиро: Сложный вопрос. Отвечу так: по продолжительности фестиваль в Москве меньше, чем в Эдинбурге. Здесь полегче. И в Эдинбурге холоднее.

Японцы очень гостеприимные люди. Днем мы обычно держим двери открытыми. Каждый может заходить в комнаты, так у нас принято

Холоднее чем в Москве?!

Хигути Такахиро: Намного холоднее. Очень холодно. Я в Эдинбурге ношу форму поверх теплого свитера. А еще в Москве очень вкусная еда, намного больше зрителей, чем в Эдинбурге. Поэтому я хочу приехать сюда еще раз.

Аригато! (спасибо!). Многие участники покоряют зрителя русскими композициями: "Катюшей" и "Калинкой". Это работает: зритель в восторге. Вы, на мой взгляд, обошли всех, привезя романс "Дорогой длинною". Как вам пришла такая мысль?

Хигути Такахиро: От организаторов поступила просьба: многие будут исполнять "Катюшу" и "Калинку". Нужно разнообразие. По моему мнению, "Калинку" лучше всего играют кельты-волынщики. Замечу, что "Калинка" хорошо известна в Японии. Но и романс "Дорой длинную" у нас тоже знают и любят. Эта песня очень подходит к нашей певице, которая выступает в национальной японской одежде - кимоно.

Ведущий объявляет ее так: младший сержант Мацунага Мичико. А что, красавица-солистка на самом деле младший сержант?

Хигути Такахиро: Мичико? Абсолютно верно, она - младший сержант.

И до какого звания она может дорасти в оркестре?

Хигути Такахиро: До старшины или прапорщика. Но возможно, что со временем станет офицером, дирижером. Как и другие музыканты оркестра.

Поет на русском. Как давно она знает русский язык?

Хигути Такахиро: Для выступления в Москве брала частные уроки. Слушая музыку, запоминала слова.

В наших языках несколько десятков общих слов. Как, кстати, сказать на японском: "борщ" и "пирожки"?

Хигути Такахиро: Мы говорим: "борзчь" и "пироски". Но смысл, конечно, тот же.

После тарантиновского "Убить Билла" каждый россиянин может сказать: "Аригато!". И мы считаем своими слова "минтай", "иваси" и "каратэ".

Хигути Такахиро: Дзюдо еще. Президент Путин им занимается, это известный факт в Японии.

Военный музыкант в Японии умеет стрелять, может подтянуться на перекладине?

Хигути Такахиро: Все занимаются физподготовкой, умеют стрелять. Не важно кто ты, да хоть военный бухгалтер - спортом обязан заниматься.

Читал, что в Силах самообороны до 6% женщин, и скоро их число удвоят. А в оркестре?

Хигути Такахиро: В Силах самообороны Японии примерно так. Мы хотим, чтобы 50% оркестра были женщины.

Зрители, случается, увидев японцев, кричат: "Самураи! Ура!". Самурай - вас это не обижает?

Хигути Такахиро: Вполне нормально. Самураи? Да, можно нас называть самураями.

Я был в Японии. Приземлился на Окинаве: аэродром совместного базирования, военные и гражданские вместе. У военных лица строгие, все подтянутые, команды отдают резко, выполняют бегом. Но на ангаре огромное граффити: изображение "Фантома" в мультяшном стиле. Какой-то невероятный контраст. Вы на самом деле такие: строгие снаружи, веселые внутри? Я не только о военных.

Хигути Такахиро: Вообще-то японцы очень гостеприимные люди. Мы не хотим выглядит строгими для туристов из иностранных государств. В отличии от ваших каменных домов, у нас в основном дома деревянные. Днем мы обычно держим их двери открытыми, искренне рады гостям. Каждый может заходить в комнаты, так у нас принято. В следующем году в Японии Олимпиада, мы готовимся, поэтому сейчас у нас несколько больше строгостей. Объективно возрастают требования к безопасности. Но, повторю, для японца характерно чувство гостеприимства. Как говорится по-японски: "омотэнаси".

В дирекции фестиваля говорят, что после русско-японской войны 1904-1905 годов это первый визит большой военной делегации в Москву. Историческое событие?

Хигути Такахиро: Я не историк. Если брать визит в Москву, то, наверное, да. Но в 2014 году наш оркестр выступал в Хабаровске на фестивале .

... Советник информационного отдела посольства Японии в РФ господин Муротани Масакацу добавляет: "Командующий Сухопутных сил самообороны Японии в Москву приезжал. Но, конечно, оркестр из 51 военного музыканта - особый случай, точно такого еще не было. Силы Самообороны Японии впервые принимают участие в фестивале "Спасская башня". И для нас это исторический момент.

Тем временем

Сегодня на Красной площади поет прилетевшая из Парижа Мирей Матье. В репертуаре три песни: "Прости мне за мой детский каприз", "Нет, я не жалею ни о чем" и "Я здесь". Последняя - знаковая. "Я ее пела, когда первый раз прилетела в Москву, - с ностальгией вспоминает Мирей. - Это было в 1967 году. Фактически "Я здесь" - советская песня, которая у вас называлась "Не спеши".

В песне есть слова: "Я здесь! Чтобы небо стало голубым...".

Во время фестиваля "Спасская башня" вокалистам, бывает, аккомпанирует дождь, но сейчас небо чистое. Чтобы не противоречить песне.

Несмотря на огромный опыт, Мирей говорит, что на Красной площади ее охватывает жуткое волнение, граничащее со страхом. Хотя зритель этого не видит. От себя добавим: лучшего лекарства от страха, чем долгие и продолжительные овации - еще не придумано.

Мирей поет 30 и 31 августа, а 1 сентября - дважды.