Заборы под снос

Верховный суд запретил проводить межевание без соседей

Верховный суд России защитил жильцов многоквартирных домов от тайного урезания дворов: без учета их мнения и с нарушением градостроительных норм. В конкретном деле он обязал захватчиков чужой земли убрать возведенный посреди двора забор. Теперь подобные правовые позиции должны дойти до всех нижестоящих судей, а также чиновников и застройщиков.
Верховный суд запретил произвольно межевать территорию городских кварталов. Фото: Валерий Шарифулин / ТАСС Верховный суд запретил произвольно межевать территорию городских кварталов. Фото: Валерий Шарифулин / ТАСС
Верховный суд запретил произвольно межевать территорию городских кварталов. Фото: Валерий Шарифулин / ТАСС

История, которая дошла до Верховного суда страны, типична. В жилом комплексе, состоящем из пяти корпусов, один решил обособиться. ТСЖ того корпуса оформило в свое пользование большой участок вокруг дома и перегородило свою как бы придомовую территорию. Железный занавес был установлен посреди общего двора, ведь изначально жилой комплекс строился как единый квартал. Теперь один из корпусов стал первым среди равных. Внутри - детские площадки, спортгородок, клумбы.

Жильцам же других домов, как говорится, ни пройти ни проехать.

"Собственники помещений корпусов 1, 3, 4, 5 фактически оказались лишены элементов благоустройства и озеленения придомовой территории, предназначенных для обслуживания и эксплуатации всех пяти корпусов жилого комплекса", говорится в материалах Верховного суда.

Забор ограничил жильцам остальных четырех корпусов многоквартирного дома проход через придомовую территорию жилого дома, а также въезд и выезд транспортных средств, в том числе специальной техники: "скорой помощи", пожарных и других.

Как такое получилось? Формально все было по закону: был разработан проект межевания территории, проведены публичные слушания, чиновники утвердили новые границы участков. А после того, как нужные печати были поставлены, в ноябре 2017 года во дворе появился забор.

На публичных слушаниях присутствовал один жилец, причем из того корпуса, вокруг которого строился забор

Как нередко бывает, для жильцов остальных корпусов стало новостью, что, оказывается, были публичные слушания, якобы кто-то интересовался их мнением. Но как бы то ни было, пришлось судиться.

Нижестоящие инстанции поддержали чиновников и огороженный корпус. Мол, раз все формальности соблюдены, то забору быть. Но это лукавая логика, и закону она не соответствует. Верховный суд детально объяснил, в чем были неправы те, кто решил забрать себе часть общего двора.

Правовые вопросы управления МКД эксперты "РГ" разбирают в рубрике "Юрконсультация"

"Судебная коллегия Верховного суда РФ отменила ранее вынесенные судебные акты и приняла новое решение, - рассказал "РГ" старший юрист адвокатского бюро Денис Глухов. - Судьи указали, что собственники помещений в многоквартирных домах становятся совладельцами земельного участка под ним с момента его формирования в кадастре. Нарушения же их прав, как собственников земельного участка, проектом межевания могут устраняться в порядке негаторного иска, требование о соблюдении срока исковой давности к которому не применяется".

По его словам, Судебная коллегия отметила, что нарушение проектом межевания нормативов определения площади участков, выделяемых под домом, не может быть признано законным. А тайные публичные слушания не могут служить прикрытием для неправомерного перераспределения земли.

"Из определения ВС стало понятным, что исключительно формальный подход судей нижестоящих инстанций к рассмотрению такого спора недостаточен: коллегия критически оценила формальное проведение публичных слушаний, указав на обязательность учета мнения населения, высказанного в ходе данной процедуры, так как иное противоречит ее существу", - говорит Денис Глухов.

В данном случае слушания проводились в режиме секретной операции, на них присутствовал только один жилец, и по стечению обстоятельств это был жилец того самого корпуса, который огораживал себя забором. Надо ли говорить, что жильцу все понравилось. Но было ли это мнением общественности?

Видимо, по причине своей природной скромности, организаторы слушаний не стали широко распространяться, что такое обсуждение проводится. Ни плакатов, ни объявлений, ничего не было. Просто тихо послушали сами себя и все.

При этом в суде ответчики привели дивный довод, мол, результаты слушаний все равно не могли повлиять на окончательное решение. Нижестоящие суды с этим согласились. Мол, чиновники вправе учесть имеющиеся замечания, однако данные замечания не являются обязательными к принятию. Но судьи, особенно нижестоящие, тоже люди, и они могут ошибаться.

"Между тем публичные слушания - это форма реализации прав населения, проживающего на соответствующей территории, на участие в процессе принятия решений органами местного самоуправления посредством публичного обсуждения общественно значимых вопросов, - отметил Верховный суд. - Целью публичных слушаний является выявление общественного мнения по вопросам, вынесенным на публичное слушание".

Конечная цель такого обсуждения, продолжает Судебная коллегия, выработка рекомендаций по общественно значимым вопросам либо получение общественной оценки правового акта.

"Регламентация градостроительной деятельности направлена в первую очередь на обеспечение комфортной среды обитания, комплексного учета потребностей населения и территорий в развитии и необходима для согласования государственных, общественных и частных интересов в данной области в целях обеспечения благоприятных условий проживания", - подчеркнул Верховный суд.

Иными словами, мнение людей надо услышать и учесть, а формальные публичные слушания в данном случае этого не позволили.

"Безусловно, для последующей практики определение крайне ценное, имеет подробную аргументацию для собственников жилых помещений, а также будет полезно городским административным структурам для принятия дальнейших распоряжений в вопросах городского землеустройства", - говорит Денис Глухов.

Прямая речь

Владимир Груздев, председатель правления Ассоциации юристов России:

Хотя разъяснения даны по поводу конкретного дела, выраженные в документе правовые позиции Верховного суда России крайне важны. На них теперь должны ориентироваться нижестоящие судебные инстанции. Именно так и вырабатывается единая судебная практика: по схожим вопросам принимаются уже выработанные на примере других дел и ставшие стандартными решения.

Проекты застройки должны работать на благо: создавать комфортную среду, развивать инфраструктуру, не нарушая права граждан, живущих по соседству. Возникающие спорные вопросы должны решаться цивилизованным способом, создавая комфорт для новых проектов, нельзя разрушать уже сложившиеся условия других.

* Это расширенная версия текста, опубликованного в номере "РГ"

Сейчас читают