Новости

16.09.2019 19:37
Рубрика: Культура
Проект: В регионах

Тайна куклы Суок

Откровениями писателя Юрия Олеши поделились в Гослитмузее
Юрий Олеша признался: "Я начал дневник. Я начал его, собственно говоря, не сегодня, 5 мая 1930 года, а 13 апреля того же года вечером. На другой день утром застрелился Владимир Маяковский. Я ни строчки с тех пор не написал в дневнике". Эта заметка вошла в "Книгу прощания", которая вышла без ведома автора. Собравшая в себе многочисленные записи писателя и опубликованная спустя почти 40 лет после его смерти книга легла в основу камерной выставки "Юрий Олеша: исповедь советского интеллигента", которая открылась в Государственном литературном музее им. Даля.
Мимо куклы Суок, скромно стоящей в углу зала, трудно пройти: она танцует, замирает и даже свистит. Фото: Предоставлено Государственным Музеем истории российской литературы имени В. И. Даля Мимо куклы Суок, скромно стоящей в углу зала, трудно пройти: она танцует, замирает и даже свистит. Фото: Предоставлено Государственным Музеем истории российской литературы имени В. И. Даля
Мимо куклы Суок, скромно стоящей в углу зала, трудно пройти: она танцует, замирает и даже свистит. Фото: Предоставлено Государственным Музеем истории российской литературы имени В. И. Даля

Молодому поколению талантливый одессит, покоривший Москву в 1920-е годы, известен в первую очередь как автор сказки "Три толстяка". К слову, Олеша написал это фантастическое произведение специально для юной Валентины Грюнзайд, которую он воспел в образе девушки-циркачки Суок. Писатель заявил, что он "вырастит себе невесту", и самоотверженно отдался работе над сказкой.

Впрочем, к моменту опубликования книги повзрослевшая Грюнзайд уже стала женой писателя Евгения Катаева (Петрова), с которым Олешу связала крепкая дружба. На выставке можно увидеть куклу Суок из "Трех Толстяков" - почти точную копию той, что из фильма. Ее специально привезли из Политехнического музея.

Экспозиция, посвященная писателю, расположилась на втором этаже дома Остроухова в Трубниках. "Поднимаясь в залу, мы входим не в биографию, а в книгу - трагическую и страшную, но в то же время в очень ироническую", - уточнила куратор выставки и литературовед Наталья Громова. В экспозиции Государственного литературного музея широко представлен мир, в котором оказался молодой писатель, приехавший завоевывать Москву. В выдержках из дневников Олеши - и его главные герои Всеволод Мейерхольд и Зинаида Райх, и соседи Евгений Катаев и Илья Ильф, и близкие Олеше три сестры Суок (одна из них, Ольга, стала его женой), и обожаемый писателем Владимир Маяковский, и даже Сергей Есенин, который читал в квартире, где жил Олеша, "Черного человека".

Ненужными ощущали себя и Кавалеров в "Зависти", и сам автор, примерявший разные личности, как маски

Несмотря на то что автор нашумевшего романа "Зависть" после 1934 года не издал ни одной книги, он не переставал писать, руководствуясь лозунгом, который стал названием опубликованного дневника: "Ни дня без строчки". Многочисленные листы, хранившиеся в столе писателя, архивные фотографии и даже хроника (например, в объективы видеокамер Юрий Олеша попал на похоронах своего друга Эдуарда Багрицкого) - все это теперь можно увидеть на выставке, открывающей в писателе нежного и чувствительного поэта.

Писать Юрию Олеше в 30-х годах мешал окружающий мир "колбасников", описанных в "Зависти". На Первом съезде советских писателей в присутствии Максима Горького Олеша провокационно заявил (напомнив о герое своей повести): "Кавалеров - это я сам. Да, Кавалеров смотрел на мир моими глазами: краски, цвета, образы и умозаключения Кавалерова принадлежат мне… И тут сказали, что Кавалеров - пошляк и ничтожество. Зная, что много в Кавалерове есть моего личного, я принял на себя это обвинение в пошлости, и оно меня потрясло".

Может быть, в глубине души Олеша хотел стать Катаевым - надеть на себя пуленепробиваемый жилет, писать небесталанные, но "правильные" тексты, которые не подвергали бы цензуре, как его пьесу "Список благодеяний", премьера которой сопровождалась значительным общественным резонансом. Некоторые постановку хвалили, некоторые разносили ее в пух и прах. Например, Владислав Ходасевич литературный опыт писателя называл этот исключительно "неудачей". Юрий Олеша мечтал написать о нищем, который не способен встроиться в систему общества, - а вышла пьеса об актрисе, которая отправляется играть "Гамлета" за границу, но осознает свою ненужность на чужбине. Такими же ненужными, как эта актриса, ощущали себя и Кавалеров в "Зависти", и сам автор, балансировавший между личностями, которые он примерял, как маски.

Спектакль "Список благодеяний" в постановке Мейерхольда собирал полные залы, но через три сезона был снят. Уверяют: не из-за цензуры. Может, стала "не нужна"?

Культура Арт Музеи и памятники Филиалы РГ Столица ЦФО Москва
Добавьте RG.RU 
в избранные источники