Новости

22.09.2019 19:39
Рубрика: Экономика

Грязное золото

Тот, кто сказал, что молчание - золото, не знал про золотой бизнес и его героев
В золотом бизнесе, к сожалению, действуют свои правила: кто громче кричит про свои успехи и очерняет конкурентов, тот и на коне. Правда, на очень короткой дистанции. Конкретная история об острой стадии корпоративного конфликта вокруг стратегически важного Итакинского месторождения золота в Забайкалье вызвала большой резонанс в средствах массовой информации. Писала о ней и наша газета. Напомним суть конфликта. Принадлежащая бизнесмену Сергею Янчукову, приехавшему с Украины в 2005 году, группа компаний "Мангазея", получив операционный контроль над российским месторождением, затем отказалась за него платить. Акционер Ксеньевского прииска, который передал лицензию на разработку месторождения "Мангазее", Виктор Литуев обратился в Арбитражный суд г. Москвы с требованием вернуть актив и выплатить неустойку. Суд первой инстанции в удовлетворении иска отказал. Но апелляционная инстанция восстановила справедливость: решением суда стратегический актив стоимостью 100 млн долларов должен быть возвращен Литуеву, а Янчукову придется выплатить неустойку в размере почти полумиллиарда рублей.

Незадолго до заседания кассационной инстанции был задержан генеральный директор Ксеньевского прииска, которому принадлежит спорный актив, Егор Литуев. Уголовное дело против него возбуждено по ст. 160 УК РФ (присвоение и растрата). К счастью, Литуев отпущен на свободу под залог. А конца арбитражного разбирательства, кажется, не видно.

При этом Сергей Янучков в СМИ использует свои методы при описании бизнес-конфликта. В частности, в одном из региональных изданий он заявил о "жадности" Литуева, который передумал продавать актив за те деньги, о которых договаривались.

"В словах Янчукова есть, мягко говоря, лукавство, - говорит гендиректор Ксеньевского прииска Егор Литуев. - Он не может не знать о подписанном меморандуме и о цене, которую он должен был заплатить с учетом значительного дисконта. Действительно, когда мы поняли, что платить никто не торопится, была прописана неустойка, которую мы теперь и требуем. Логику Янчукова просчитать несложно - уж очень похожа она на желание уйти от сути, запутать дело".

Контрольная работа

Передергивание фактов - известный прием, если не хватает аргументов. Если бы такая стилистика оставалось в рамках полемики, это можно было бы объяснить запалом бизнесмена, который борется за ресурс. Но ведь и уголовное дело против Литуева, по данным СМИ, возбуждено по инициативе Янчукова: якобы Литуев в обход Янчукова вывел из компании 125 млн рублей. Журналисты из газеты "Наш регион - Дальний Восток" провели тщательное расследование всей истории итакинского конфликта. Из опубликованных документов следует, что мимо Янчукова и без его ведома эти деньги пройти не должны были. Подрядная компания, через которую якобы вывели деньги, работала по договору с прииском еще с 2014 года. Ровно с того момента, когда между ПАО "Ксеньевский прииск" (учредитель Виктор Литуев) и компанией "М7" (учредитель Сергей Янчуков) был заключен договор займа. То есть Виктор Литуев занял у Сергея Янчукова деньги. Под процент, разумеется. Но Сергей Янчуков включил в договор два обязательных параметра. Первое - заемщик был обязан назначить представителя заимодавца финансовым контролером в ПАО "Ксеньевский прииск". Второе - заемщик обязан согласовывать с заимодавцем годовой финансовый бюджет. Оба условия были соблюдены - финансовый контролер, назначенный Янчуковым, на прииске работал. Так как же Егор Литуев, обеспечивший контролеру Янчукова все условия для контроля, мог что-то похитить?

Колосс на глиняных ногах

На Восточном экономическом форуме, который проходил во Владивостоке в начале сентября, было объявлено, что компания "Мангазея" вложит до 13,6 млрд рублей в освоение месторождения Наседкино. Правда, эксперты рынка оценивают это месторождение менее оптимистично, ссылаясь на низкое содержание золотоносной руды. Есть ли смысл вкладывать такие огромные средства в столь рядовой объект? Но не подобную ли бизнес-методику опробовал Янчуков на другом объекте - месторождении Савкинское? Есть такое понятие "выборочная отработка" - это когда вся хорошая руда "высасывается", скажем, за два года. Показатели получаются красивые, но месторождение, рассчитанное на 20 лет работы, становится колоссом на глиняных ногах. В бизнесе это бег на короткую дистанцию. Все - ради сиюминутных внешних показателей.

Группа компаний "Мангазея", получив операционный контроль над российским месторождением, затем отказалась за него платить

Эксперты сомневаются: откуда у компании Янчукова достаточное количество оборотных средств, чтобы вложить их в проект? Похоже, расчет на привлечение средств коммерческих банков. Что же в таком случае помешало ему выполнить условия договора по Итаке?

Егор Литуев в одном из интервью сетовал: "Мы думали, что он может реализовать те бизнес-идеи, которые не могли реализовать мы, поскольку являемся средним бизнесом, а он декларировал себя как крупного игрока. Но все эти разговоры, к нашему сожалению, оказались ложью". Видимо, в ситуации с Итакинским месторождением Янчуков предполагал обойтись без денежных вливаний. Хоть своих, хоть привлеченных. Готовность заплатить за этот актив, о котором Янчуков периодически заявляет в СМИ, и реальная оплата - это две большие разницы. Как мы уже говорили, жонглирование обещаниями и фактами - узнаваемый прием.

Между Маниловым и Хлестаковым

В открытой международной базе данных Sedar при желании можно увидеть реальные экономические показатели компании. И как порой говорят бухгалтеры, аудиторы и сотрудники налоговых органов: цифры "не бьются".

В 2014 году в ходе пресс-конференции Янчуков с помпой заявил: "В горизонте 3-4 лет наш золотодобывающий бизнес войдет в десятку лидеров этой отрасли в России и будет составлять одну треть всего бизнеса группы компаний. Прогнозируемый уровень производства должен составить 5-7 тонн золота в год". Прошло пять лет. Региональное информагентство сообщает, что в 2019 году компания собирается добыть более 1,5 тонн золота. Ну а с выходом на проектную мощность месторождения Наседкино показатель может вырасти до 4 тонн. Аппетиты, как видим, уменьшились, а судя по данным отраслевого сайта, за последние три года уровень добычи ни разу не превысил 900 кг. Для справки: на Ксеньевском прииске за тот же период времени добыча каждый год превышала 1000 кг. Может, в этом секрет столь повышенного интереса к активу Литуева?

В том же отчете "Мангазеи" легко обнаружить, что размер накопленного убытка компании на конец 2018 года составил 277 млн долларов. А ее закредитованность превышает 70% при нормальном показатели для отрасли 40-45%. Весьма интересно будет посмотреть на новые данные кредитного бремени, которое неизбежно возрастет в связи с хорошо пропиаренным проектом Наседкино.

Хотелось бы назвать заявления Янчукова бизнес-планами, но на самом деле они больше смахивают на "маниловщину" или "хлестаковщину". Ну или просто стремление выдать желаемое за действительное. В любом случае напрашивается риторический вопрос: можно ли назвать успешным бизнесменом человека, который не доводит до конца свои бизнес-планы, манипулируя цифрами и показателями, и собирается реализовать небесспорный проект на 13,6 млрд заемных рублей?

Экономика Отрасли Ресурсы
Добавьте RG.RU 
в избранные источники