Новости

25.09.2019 16:57
Рубрика: Экономика

Рубль поработает в паре

Андрей Бельянинов - о расчетах в национальных валютах и кредитовании мегапроектов
Можно ли обойтись без доллара в расчетах между Россией и ее внешнеторговыми партнерами? На этот вопрос отвечает председатель правления Евразийского банка развития Андрей Бельянинов, который стал гостем "Делового завтрака" в "Российской газете".
Андрей Бельянинов рассказал, может ли Россия обойтись в расчетах с партнерами без доллара. Фото: Игорь Курашов/РГ Андрей Бельянинов рассказал, может ли Россия обойтись в расчетах с партнерами без доллара. Фото: Игорь Курашов/РГ
Андрей Бельянинов рассказал, может ли Россия обойтись в расчетах с партнерами без доллара. Фото: Игорь Курашов/РГ

Инвестиции ЕАБР изначально были призваны способствовать интеграции стран, которые сейчас составляют Евразийский экономический союз, теперь банк фактически претендует еще и на то, чтобы стать расчетным центром евразийского пространства.

Андрей Юрьевич, сейчас много говорят о замене доллара на национальные валюты в международных расчетах. Для России эти возможности связаны в основном как раз с торговлей внутри ЕАЭС. Евразийский банк развития пошел по пути дедолларизации?

Евразийский банк развития провел переговоры о запуске валютных пар рубль - тенге и рубль - сомони со странами Евразийского экономического союза

Андрей Бельянинов: Мы пошли, но если говорить в целом, то, на мой взгляд, слов гораздо больше, чем дел. Мне представляется, что в России нет ответственного за этот запрос, и оттого все идет не так быстро, как могло бы. К тому же не все хотят работать с нацвалютой, так как далеко не во всех офшорных зонах вроде Виргинских островов это можно.

ЕАБР сделал две валютные пары: рубль - тенге и рубль - таджикский сомони. Технологически это оказалось несложно, главное, чтобы нам было разрешено открыть корсчета в центральном банке той страны, с которой мы делаем пару. А у нас весьма комфортные условия работы с Национальным банком Казахстана - все-таки штаб-квартира ЕАБР в Алма-Ате. В частности, казахстанская биржа открыла у нас корсчета. За счет этого мы начали проводить внутреннюю конвертацию, пошли первые сделки, уже в рабочем режиме трудимся.

У нас проведены предварительные переговоры о запуске валютных пар рубль - тенге и рубль - сомони со всеми странами Евразийского экономического союза. Думаю, что мы это сделаем достаточно быстро. И это не обязательно должно быть с привязкой к рублю.

Мы сделали расчетный банковский центр, открыто уже около 50 корсчетов, это и российские, и казахстанские, и армянские, и белорусские банки. Это первые два-три шага, а дальше предела совершенству нет. Мы способны организовать работу через корсчета, не ущемляя национальный суверенитет, не ущемляя права нацбанков стран Евразийского союза.

Банку скоро будет 14 лет, он был организован в нужное время по инициативе президентов Казахстана и России. На мой взгляд, это прообраз будущего центрального банка нашего ЕАЭС, только без права денежной эмиссии. Просто видно, что на финансовом рынке необходима какая-то единая надстройка в общем экономическом пространстве.

Андрей Юрьевич, для перехода на единую валюту в ЕАЭС вы предлагали первым шагом обнулить ставку НДС на золото. Ее обнулили. Какой следующий шаг для перехода на единую валюту? И все же, рубль или алтын?

Андрей Бельянинов: Можно фантазировать и дальше с названиями. Но стоит ли? Я считаю, что рубль. Потому что он достаточно широко используется на экономическом пространстве пяти стран.

Отмена НДС на покупку физического золота - правильный шаг, он создает серьезную альтернативу доллару для населения. НДС делает покупку слитков бессмысленной.

В России активно обсуждают транспортные мегапроекты, например, скоростную трассу Москва - Казань, первые высокоскоростные железные дороги. Рассматривает ли ЕАБР участие в них? И на каких условиях?

Андрей Бельянинов: У нас есть хороший опыт работы в таких проектах. Самое крупное наше вложение - это Западный скоростной диаметр в Санкт-Петербурге. Мы там забрали долю Европейского банка реконструкции и развития, когда он уходил из России. Сейчас, возможно, будем участвовать в строительстве кольцевой автомагистрали вокруг Алма-Аты.

Мы заявились на участие в высокоскоростных магистралях к востоку от Москвы, в Северном широтном ходе, но в проектах объемом свыше 500 миллионов долларов мы на роль старшего партнера не претендуем, не берем такие риски. Поэтому ждем, когда проекты перейдут от деклараций к реализации. Большие проекты тяжело идут. Мы подписали, например, еще в 2017 году соглашение с водоканалом Санкт-Петербурга о кредитовании до 22 миллиардов рублей, но только сейчас началась выборка средств.

В каких валютах вы кредитуете российские проекты и какие ставки можете предложить в рублях?

Андрей Бельянинов: Поскольку мы являемся международной финансовой организацией, у нас нет возможности фондирования в рублях на каких-то льготных условиях. Поэтому мы вынуждены занимать деньги на свободном рынке через облигации.

Наши рейтинги - а они у нас выше, чем у России и Казахстана, - и наша репутация позволяют выпускать их весьма активно и практически в любых объемах, потребных нам. Рубль у нас получается дорогой, мы где-то в районе 9 процентов фондируемся, наверное, после снижения ставки ЦБ РФ будет чуть меньше, но крупнейшие российские банки могут себе позволить и под 6-7 процентов кредитовать компании.

По кредитам в евро можем предложить совершенно комфортные условия. Поскольку сейчас в еврозоне базовая ставка - ноль, а по депозитам и вовсе отрицательная, то мы можем предлагать кредиты под чуть больше, чем один процент. Это интересно тем транснациональным компаниям, которые активно ведут закупку оборудования в Европе, для нас работа с ними - это серьезное направление деятельности.

Мы кредитуем и в долларах.

Вы можете прокомментировать информацию о том, что ЕАБР планирует приобрести долю в российском банке? Зачем вам такое участие?

Андрей Бельянинов: У нас дефицит рублевой ликвидности, нам не хватает рублей, и желательно, чтобы они были подешевле, потому что проекты банка рассчитаны на 10-12 лет. Мы не являемся агентами валютного контроля, и было несколько случаев, когда Росфинмониторинг и Банк России оценивали перечисление денег на наши счета российскими компаниями как вывод средств за рубеж, и нам пришлось отказаться от такого рода переводов. В Армении мы уже работаем через местные банки, в Беларуси планируем. Хотелось бы каких-то рекомендаций и от наших казахских партнеров.

Если говорить о Беларуси, интерес к участию в капитале Белинвестбанка сохраняете?

Андрей Бельянинов: Мы и сейчас в полной готовности, но процедуры согласования весьма консервативны и длительны по срокам.

В Белоруссии немало хороших банков, а сейчас для нас усиление присутствия там является одним из приоритетов. В истории ЕАБР был период, когда мы чуть ли не обнулили кредитный портфель по Беларуси. Сейчас очень тяжело восстанавливать утраченные позиции. Но сейчас мы уже наращиваем кредитный портфель, подписаны соглашения более чем на сто миллионов долларов, до конца года будет еще больше, намного больше. Это и взаимодействие с "Беларуськалием", и с БЕЛАЗом, и строительство автодорог.

Где, в каких странах банк работает активнее всего?

Андрей Бельянинов: Сейчас доля наших инвестиций в РФ уже лишь на 0,9 процента превышает инвестиции в Казахстан. Если мы такими темпами будем трудиться в Казахстане, то конец года закроем с тем, что он в нашем портфеле впервые выйдет на первое место, даже с некоторым отрывом.

Нацбанк Казахстана открывает нам возможность финансирования, у нас хорошее взаимодействие с Банком развития Казахстана, так же как, кстати, и с Банком развития Белоруссии. Сейчас у нас на выходе проект по прокладке нефтепровода в Казахстане, в районе 300 миллионов долларов. Сидишь, думаешь, с кем бы поделиться. Мне непонятно, почему кто-то жалуется на проблемы с проектами. Кто ищет, тот найдет. Другое дело, что у нас преимущества таковы, что мы все-таки инвестиционный банк и рассчитываем на длинный цикл.

Вам хватает предоплаченного капитала (1,5 миллиарда долларов)? Просили руководство стран-акционеров добавить? Все-таки капитал банка до востребования - 5,5 миллиарда.

Андрей Бельянинов: Попросил, как только пришел. Причем не от жадности, а от того, что у нас капитал долларовый, и мы вынуждены его держать в значительной степени в казначейских обязательствах. И мы попросили докапитализировать банк в нацвалютах. Видимо, не сильно просим.

Поэтому мы пошли еще по пути формирования устойчивых пассивов. Остатки на расчетных счетах, депозиты юридических лиц, остатки на корсчетах банков.

У нас на депозитах от 350 до 400 миллионов долларов юридических лиц, и это только начало, пока еще не сработало "сарафанное радио". У нас хороший рейтинг, меньше опасности попасть под какие-то финансовые риски. Мы очень тщательно следим за всеми ограничениями, которые накладываются санкциями, не допускаем ничего, что могло бы даже подозрения вызвать.

Вы говорили о возможном расширении числа стран - участниц ЕАБР. Есть кто-то на очереди?

Андрей Бельянинов: Очередь не продвинулась, хотя подготовительную работу мы вели, и мне действительно хотелось бы Азербайджан, Молдову и Узбекистан иметь в составе наших акционеров. Но это в значительной степени политическое решение.

В разное время в качестве возможных участников назывались еще Иран, Вьетнам, Китай, Индия…

Андрей Бельянинов: Иран, к сожалению, теперь уже из-за санкций не рассматриваем. Вьетнам теоретически остается интересным кандидатом, хотя от зоны свободной торговли с ним мы ожидали большего. С Китаем мы не столь активно, как хотелось бы, взаимодействуем, даже такой формы, как панда-бонды, еще не отработали (панда-бонды - облигации, которые размещаются в материковом Китае иностранными эмитентами; из российских компаний их выпустил только РУСАЛ. - Прим. ред.).

Вы их будете выпускать? Что для этого требуется? Получить разрешение у Народного банка?

Андрей Бельянинов: Да. А там достаточно консервативные процедуры. На раз не делается.

В каком объеме вы могли бы их выпустить?

Андрей Бельянинов: В объеме товарооборота между Россией и Китаем. Кстати, в этом нет ничего особенного. Если это действительно не декларация, которых достаточно много сейчас, то это вполне реализуемо.

Справка "РГ"

Евразийский банк развития учрежден в 2006 году по инициативе президентов России и Казахстана, позже его участниками стали Армения и Таджикистан (2009), Беларусь (2010) и Киргизия (2011).

Одной из главных задач ЕАБР является финансирование проектов с сильным интеграционным эффектом и национальных проектов развития в странах-участницах. Инвестиционный портфель банка с учетом реализованных проектов - 8,2 миллиарда долларов (за 8 месяцев 2019 года он вырос на 755 миллионов), текущий портфель - 3,9 миллиарда. Чистая прибыль за 8 месяцев 2019 года - 52,8 миллиона долларов (44,9 миллиона за тот же период 2018 года).

Экономика Макроэкономика Деловой завтрак
Добавьте RG.RU 
в избранные источники