02.10.2019 14:41
    Рубрика:
    В Киргизии выявили тенденцию к росту преступлений в отношении детей
    В республике не могут найти способ защитить права несовершеннолетних
    Темир Сыдыкбеков
    Темир Сыдыкбеков
    Как защитить детей от насилия? Этим вопросом в очередной раз задались представители прокуратуры, правоохранительных структур и правозащитных организаций, собравшись за круглым столом, организованным надзорным ведомством. Озвученные ими данные, увы, пока свидетельствуют, что маленькие киргизстанцы по-прежнему в зоне риска.

    Мальчики в поле

    По оценкам госструктур, чаще всего дети становятся жертвами работорговли либо сексуального насилия. Согласно данным прокуратуры Бишкека, только в столице Киргизии и лишь в первом квартале 2019 года совершено 295 тяжких преступлений в отношении несовершеннолетних. В течение аналогичного периода 2018-го - 322. В некоторых случаях над детьми издевались либо родители, либо близкие родственники.

    Схожая картина наблюдается в регионах. В Баткенской области, к примеру, супружеская чета, оставив сыновей семи и девяти лет под присмотром родственницы, уехали на заработки в Россию. Тетушка оказалась дамой предприимчивой. Она сдала маленьких племянников... в аренду местному предпринимателю. Тот заставлял детей работать по 10 часов в поле, где они собирали и упаковывали овощи. Жили там же, в палатке. По вечерам старший пытался учить младшего грамоте - на вырезках из старых газет показывал буквы, рассказывал, как складывать числа. Соседи тетушки тем временем стали задавать вопросы, но та утверждала, что мальчиков забрали родители. Конец этому кошмару положил недоверчивый участковый. Он потребовал, чтобы женщина при нем связалась по телефону с отцом ребят.

    - Сегодня ситуация складывается так, что мы имеем дело уже со свершившимся фактом насилия, а профилактики нет ни со стороны образовательных организаций, ни со стороны правоохранительных органов, - сетует глава общественного фонда "Лига защиты прав ребенка" Назгуль Турдубекова. - Как быть, к примеру, с родителями и родственниками пострадавших детей? Кто и на кого будет жаловаться? Ребенок - на отца? Для киргизской семьи это полный абсурд. Конечно, в республике действуют телефоны горячей линии, специальные службы, но о них практически ничего не знают даже в столице, не говоря уже об отдаленных аулах. Факты насилия над несовершеннолетними, принуждение девочек к вступлению в брак, непосильный труд вместо учебы - реалии сегодняшнего дня.

    Кстати, по мнению экспертов, защищать права детей мешает нередко не только традиционный уклад жизни во многих семьях, но и отношение к происходящему со стороны госорганов, в том числе - судов. В качестве примера приводят дикий случай, произошедший в Чуйской области. Шестеро отморозков изнасиловали 13-летнюю девочку-инвалида. Их быстро задержали, а затем дело забуксовало. Отчасти из-за того, что несколько фигурантов еще не достигли совершеннолетия. Расследование длилось около двух лет, еще примерно столько же - процесс. Причем подсудимых взяли под стражу только в зале суда, а до этого они находились на свободе. А девочка все это время была вынуждена публично давать показания в суде, переживая ужас случившегося снова и снова. В итоге обвиняемых приговорили к пяти годам лишения свободы и штрафу в 50 тысяч сомов. А затем их выпустили на свободу. Фигуранты попали... под амнистию.

    Кто как считает

    Самое удивительное, что каждая из правоохранительных структур не только по-разному реагирует на преступления против несовершеннолетних, но и оперирует разными цифрами.

    Так, по данным Генеральной прокуратуры, в 2018 году выявлено больше девяти тысяч нарушений прав ребенка. Об этом еще в феврале 2019 года сообщил заместитель генерального прокурора Нурлан Дюшембиев. В первом полугодии 2019 года цифра уже перевалила за пять тысяч. В МВД республики, в свою очередь, рапортуют о 1473 выявленных случаях нарушения прав ребенка. Причем в это число входят и уголовные преступления. Правозащитные организации, вместе с тем, склонны завышать цифры в полтора-два раза.

    В то же время, по словам омбудсмена КР Токона Мамытова, в Киргизии в последние годы наблюдается тенденция к росту преступлений в отношении детей. По его словам, только за 2017-2018 годы показатель увеличился на 28,4 процента.

    По ту сторону забора

    Отдельной темой на круглом столе стала ситуация с несовершеннолетними, содержащимися в местах лишения свободы и других закрытых заведениях. И здесь реальную картину представить просто невероятно трудно, поскольку оценки звучат противоречивые.

    Региональный директор международной тюремной реформы в Центральной Азии Азамат Шамбилов, к примеру, утверждает, что милиция нередко практикует пытки несовершеннолетних задержанных. Однако наказать силовиков если и удается, то редко. Последний громкий процесс над сотрудниками правоохранительной структуры, обвиненными в выбивании показаний из малолетних подозреваемых, прошел в Ошском городском суде осенью прошлого года. Четверых милиционеров приговорили к различным срокам лишения свободы.

    В милиции утверждают, что пыток в отношении задержанных не допускают. А представители Государственной службы исполнения наказания (ГСИН), в свою очередь, утверждают, что приводят условия содержания несовершеннолетних в местах заключения в соответствие с международными стандартами. В стране, по данным ведомства, даже реализуется специальная программа, в рамках которой, в частности, на территории колонии N14 в селе Вознесеновке открыт психологический реабилитационный центр.

    Мнение

    Айдаза Аблесова, адвокат:

    - Проблема в том, что в республике до сих пор не разработаны единые критерии оценки нарушения прав детей. Взять недавний случай, который произошел в одной из школ республики, где педагог потребовала у ученицы снять хиджаб. Уверена, что родители, прежде чем надеть его на дочь, не удосужились спросить, хочет ли она его носить. В итоге на девочку дважды на дню оказывается психологические давление. В одном случае со стороны родителей, требующих покрывать голову, а в другом - уже учителя, который запрещает ходить в школу в мусульманском головном уборе. Однако ни милиция, ни прокуратура в подобные вопросы вмешиваться не будут. Ко всему прочему, в республике действительно крайне мало специалистов в области ювенальной юстиции. Так что пока о каких-то реальных шагах в сфере защиты прав детей в Киргизии говорить, увы, не приходится.