Новости

10.10.2019 08:16
Рубрика: Культура
Проект: В регионах

Закулисная арифметика

Сколько стоит поставить спектакль и сколько зарабатывают театры
В августе журнал Forbes составил рейтинг двадцати самых богатых российских театров. В список вошли лишь те учреждения, которые находятся в федеральном подчинении и получают соответствующее финансирование. Третью строчку в топе, вслед за Большим театром в Москве и питерской "Мариинкой", занял Новосибирский академический театр оперы и балета. За год он сумел "заработать" 1,9 миллиарда рублей. Ключевое слово мы взяли в кавычки лишь по той причине, что более восьмидесяти процентов этой суммы - чистые госдотации. Соответственно, реальный доход учреждения от продажи билетов и прочего - менее двадцати процентов.
Бывает, что постановки с дорогими костюмами и декорациями приносят театрам меньше денег, чем спектакли, где актеры играют в обычных рубашках и джинсах. Фото: Татьяна Кравченко Бывает, что постановки с дорогими костюмами и декорациями приносят театрам меньше денег, чем спектакли, где актеры играют в обычных рубашках и джинсах. Фото: Татьяна Кравченко
Бывает, что постановки с дорогими костюмами и декорациями приносят театрам меньше денег, чем спектакли, где актеры играют в обычных рубашках и джинсах. Фото: Татьяна Кравченко

"Сразу за гардеробом"

На этом фоне не удивляют недавние сообщения о том, например, что новосибирский оперный намерен обновить сценическое оборудование на 280 миллионов рублей. К сожалению, далеко не каждое культурное учреждение в Новосибирске может позволить себе такие расходы. Даже в Год театра. Некоторым и обновлять-то нечего.

- Театральная экономика всегда дотационная, - поясняет директор театра "Красный факел" Александр Кулябин. - Расходная часть априори выше, чем доходная. У Большого театра и самые большие дотации, хотя цены на билеты туда заоблачные - на "Щелкунчика" в Новый год до пятидесяти тысяч рублей. Побывать на таком представлении престижно, среди зрителей много иностранцев. Нам, наверное, два месяца с переаншлагами нужно работать, чтобы получить сумму, которую они за один спектакль собирают. Но даже в случае Большого театра и его "Щелкунчика" речи о само-окупаемости не идет.

Театр "Красный факел" - не федерального, а областного подчинения. Понятно, что даже у одного из лучших драматических театров Сибири возможности и аппетиты далеко не "оперные". Тем не менее это, пожалуй, наиболее эффективный с точки зрения экономики театров Новосибирска - собственная доходная часть здесь превышает пятьдесят процентов, и лишь половину театрального бюджета обеспечивают дотации из областной казны.

Менее радужная картина в театрах "уровнем пониже" - муниципальных. Новосибирский городской драматический театр (НГДТ) под руководством Сергея Афанасьева давно завоевал народную любовь, билеты на его спектакли раскупают порой за считанные часы после начала продажи. Помещение же более чем скромное. "Сразу за гардеробом, налево, мой кабинет", - объяснила по телефону директор театра Наталья Сырых. "Можете пока занять стул художественного руководителя", - уже при встрече, не без иронии, пригласила она присесть с другой стороны своего рабочего стола.

Собственного здания у НГДТ нет и никогда, за тридцать лет существования, не было. Хотя обещали неоднократно. В 2001 году даже начали строительство на улице Серебренниковской, но "заморозили". Спустя двенадцать лет заговорили о помещении в мультифункциональном комплексе "Снежная миля", но и он перешел в разряд долгостроев. В итоге отдали здание бывшего кинотеатра "Пионер".

- Правда, сейчас там хаос и разруха: бывший арендатор, уходя, даже подоконники с батареями вырвал, - говорит Наталья Сырых. - Мы наладили кое-какое отопление, чтобы в морозы сохранялась плюсовая температура. Здание нуждается не просто в ремонте - его перестраивать надо. Проект уже есть, но реконструкция потребует около 450 миллионов рублей. Деньги обещают выделить.

Пока же "афанасьевцы" арендуют сразу несколько помещений: два склада в разных концах города, несколько административных кабинетов на Вокзальной магистрали и там же, через дорогу, расположена главная площадка: камерный зал на сто мест, от сцены до первого ряда - два шага.

По словам директора, такая близость к залу заставляет серьезно тратиться на декорации, ведь придирчивый зритель даже в девятом ряду может рассмотреть на сцене каждую деталь. Например, в спектакле "Васса Железнова" используется декорация из металла.

Театр побольше мог бы позволить себе крашеную фанеру - кто там что разглядит. Но здесь к такой халтуре не привыкли.

Непродажное искусство

Большие затраты складываются, казалось бы, из мелочей. Например, привезти декорации со склада: единственная "газель", чуть ли не ровесница театра, должна сделать несколько "ходок", а после встать на ремонт. Костюмы, которые шьют на заказ в специальном ателье, тоже влетают в копеечку. Самым дорогим спектаклем театра пока остается "Ревизор", он еще и большую работу по гриму требует: у каждого артиста силиконовые накладки, созданные по слепку лица. Такой маски хватает на два-три спектакля, а потом нужна замена.

- Но это ничто по сравнению с арендой главной площадки. К сожалению, владелец помещения пользуется тем, что мы не можем сейчас съехать, и постоянно поднимает арендную плату, - утверждает Наталья Сырых. - В прошлом году взвинтил цену сразу на миллион рублей. Благо, муниципалитет пошел навстречу, Совет депутатов принял поправку в городской бюджет, и нам выделили дополнительные деньги. Хотя у города финансовые возможности сильно ограничены.

Проблема еще и в том, что спектакли НГДТ ставили с учетом особенностей нынешней сцены, расположения окон, дверей, длины и ширины в шагах. Переезжать - значит корректировать весь репертуар.

А вот у "Первого театра" собственной сцены нет. Точнее, есть зал на 120 мест в здании концертно-театрального центра "Евразия", но эксплуатировать его нельзя - требуются ремонт, подключение к новому источнику электроснабжения: старая "будка" может просто не выдержать, если заработает все сценическое оборудование. Пока зал годится только для репетиций.

- Мы подсчитали, и получается, в общем-то, небольшая сумма - около десяти миллионов рублей, - отмечает директор "Первого театра" Юлия Чурилова. - Это нам по силам, учитывая помощь регионального министерства и гранты. Дело тут не столько в деньгах, сколько в заинтересованности. Или незаинтересованности. Уже десять лет мы в родном городе работаем как на гастролях, без собственной сцены.

Пока "Первый" успешно выступает как на сцене молодежного театра "Глобус", так и в лофтах, может даже спектакль-променад показать, но все это не от хорошей жизни. Расписание спектаклей зависит от собственников площадок, а аренда отнимает десятую часть тридцатимиллионного годового бюджета.

И НГДТ, и "Первый театр" "отбивают" на продаже билетов треть своих затрат. Для такой дотационной сферы это неплохо. Помогают коммерчески успешные спектакли.

- В нашем репертуаре есть минимум один такой спектакль - "Только для женщин". Он идет уже несколько лет, уверенно собирает полные залы и, соответственно, приносит доход, - говорит директор "Красного факела" Александр Кулябин.- Люди готовы платить большие деньги за отдых, возможность развлечься. Гораздо менее популярны спектакли, которые задают сложные вопросы, будоражат сознание, эмоции. Широкая публика голосует рублем, как правило, за комедии. Безусловно, мы и здесь закладываем какую-то мысль, характеры, затрагиваем современную проблематику, но все же это легкая форма, которая воспринимается любым зрителем. Поэтому "Только для женщин" можно показывать чаще остальных спектаклей, а билеты на него стоят дороже чем, скажем, на "Довлатов. Анекдоты". Хотя последний тоже содержит юмор, и в названии мы неспроста указываем на заложенную в спектакле комичность, но этот юмор совершенно иного порядка, он требует определенной базы, подготовленности, более глубокого понимания жизни, нашей истории.

Проверка гастролями

Но даже в случае откровенно "коммерческого проекта" бывает сложно предугадать его окупаемость. Что уж говорить о настоящем драматическом искусстве. При этом средняя стоимость постановки спектакля в театре Афанасьева в пределах миллиона рублей, а в "Красном факеле" - все пять.

- Экономика театра особенная, и когда определяется стоимость билета, то в силу вступают не те законы, которые характерны для обычного товарного рынка, - поясняет директор "Крас-ного факела". - Допустим, для производства молока нужны коровник, корма, рабочая сила и так далее - складываем эти затраты, прибавляем определенную маржу и получаем нужную цену. Но когда речь идет о театре, такие расчеты не подходят. Например, постановка дорогая - на сцене выстроена половина дворца, исторические костюмы, парча, - но "заработает" такой спектакль меньше, чем современный, где актеры вышли в обычных джинсах и рубашках.

Впрочем, и современные постановки, по словам Александра Кулябина, обходятся недешево. На сцене может не быть дворцов и кораблей, зато требуются камеры, датчики, дорогостоящая электроника и механизмы. Зрителю кажется, что артисты и режиссеры - это и есть театр. На деле же восьмерых человек на сцене могут сопровождать вдвое больше профессионалов "закулисья". А это и соответствующие затраты.

- У Аркадия Райкина был спектакль, где он на секунду уходил за сцену и тут же возвращался в другом образе - на этот эффект работали шесть-восемь человек только костюмеров. В Театре наций в "Гамлете" играет один Евгений Миронов, но минимум тридцать "бойцов невидимого фронта" делают эту постановку возможной. Так и у нас - 44 артиста, в общей сложности около шестидесяти творческих работников, а в штате - 212 человек. От гардеробщицы, с которой, как известно все начинается, до декораторов, костюмеров, бутафоров, которыми еще ничего не заканчивается.

Отдельный вопрос - гастроли. Здесь ценность (в прямом и переносном смысле) каждого работника театра возрастает значительно. Речь о "звездных" райдерах, конечно, не идет, но требуется как минимум оплатить дорогу, проживание и суточные. Как правило, эти расходы берет на себя принимающая сторона. Но иногда приходится договариваться с учредителями. Это бывает непросто - например, в следующем году "Красный факел" целую неделю будет давать спектакли на столичной сцене в "Современнике", и для этого пришлось обить немало порогов в региональном и федеральном правительствах. Московская гостиница для нескольких десятков человек на неделю - тут и оперный не потянет.

- В заграничных гастролях наш театр в последний раз был лет двенадцать назад, ездили во Францию, - вспоминает директор НГДТ Наталья Сырых. - Сейчас проблематично даже на фестиваль выбраться. На днях мы получили престижнейшую премию имени Федора Волкова - это уникальная государственная награда, которую театру или артисту присуждают один раз в жизни. Проблема в том, что ее вручают в рамках фестиваля, то есть мы должны были привезти туда наш премьерный спектакль "Горе от ума". Размер премии в денежном выражении - сто тысяч рублей. При этом только билеты до Ярославля и обратно обошлись театру в 1,2 миллиона: вывезти 42 человека - дорогое удовольствие. Только после того как в муниципалитете пообещали возместить затраты, НГДТ под руководством Сергея Афанасьева решился вылететь в Ярославль. Год театра все-таки.

Культура Театр Драматический театр Филиалы РГ Сибирь СФО Новосибирская область Новосибирск
Добавьте RG.RU 
в избранные источники