14.10.2019 16:55

    За день в СИЗО по напрасному обвинению предлагается платить 15 тысяч рублей

    В ближайшее время в Госдуму планируется внести проект поправок в Гражданский кодекс, устанавливающий минимальные тарифы компенсаций жертвам ошибок суда и следствия.
    Аркадий Колыбалов.
    Аркадий Колыбалов.

    За один день в следственном изоляторе человеку, оказавшемуся там по напрасному обвинению, предлагается платить 15 тысяч рублей. Это нижняя планка. Если на какой-то день пришлись особенные страдания, ставку можно и поднять. Например, время, проведенное в так называемой пресс-хате, где работающие на администрацию заключенные выбивали из арестованного показания, по логике должно расцениваться дороже. Но тут, как суд решит.

    В настоящее время в России не существует нормативно утвержденного минимального или максимального размера компенсации морального вреда

    Законопроект разработала группа депутатов Госдумы: Сергей Миронов, Михаил Емельянов и Олег Нилов. Предлагается установить три минимальных тарифа. Первый - тысяча рублей в сутки - будет включаться в самых легких случаях, когда человека напрасно подозревали, однако с него не взяли даже подписки о невыезде. То есть на него было возбуждено уголовное дело, возможно, даже было предъявлено обвинение. Человеку приходилось отвечать на неприятные вопросы следователей, а потом оказалось, что сыщики взяли ложный след. Сам факт несправедливых обвинений - повод требовать компенсации морального вреда.

    Второй тариф - 5 тысяч рублей - начнет действовать в тот момент, когда с невиновного человека возьмут подписку о невыезде или ему назначат домашний арест.

    Третья, самая большая ставка, - 15 тысяч - предусмотрена за тюремные дни непричастного. Таким образом суд с помощью гибких формул сможет рассчитать суммы компенсаций морального вреда жертвам ошибок следствия. Например, на человека завели дело, но пять дней к нему не применяли никаких мер пресечения - набежало 5 тысяч. Затем его арестовали, и месяц он провел в СИЗО. Это 450 тысяч. Потом обвиняемого перевели на полтора месяца под домашний арест. Это еще 225 тысяч. В итоге после закрытия дела минимальная сумма компенсации морального вреда, положенная человеку, составит 680 тысяч рублей.

    При этом в проекте есть небольшой пробел: непонятно, какой тариф действует на те несколько дней, когда человек задержан, но мера пресечения еще не назначена.

    Например, если бы компенсация назначалась Ивану Голунову (напомним, на журналиста пытались сфабриковать дело о распространении наркотиков, но позже обвинения были сняты), то первые три дня, что он был задержан, могли быть засчитаны и по тысяче, и по 15 тысяч сутки. Еще три дня он провел под домашним арестом. Таким образом, в зависимости от мнения суда компенсация могла бы составить либо 18 тысяч, либо 60 тысяч рублей.

    "Законопроектом устанавливается, что указанные минимальные размеры компенсации ежегодно индексируются в соответствии с уровнем инфляции, - подчеркивают авторы инициативы. - Законопроект служит гуманизации, повышению ответственности и укреплению эффективности российского правосудия".

    Правительство инициативу не поддержало, однако, по данным "РГ", авторы проекта все равно намерены внести проект в Госдуму.

    "Вне сферы действия законопроекта оставлены наказания, не связанные с лишением свободы, влекущие существенные негативные последствия для лиц, в отношении которых они назначены, без указания в пояснительной записке причин, по которым минимальные размеры компенсации морального вреда при данных видах наказаний не применяются", - отмечено в правительственном отзыве.

    Кроме того, на взгляд правительственных экспертов, действующее законодательство достаточно полно регламентирует общие принципы и нормы при определении размера компенсации морального вреда за счет казны, исходя из характера причиненных потерпевшему страданий, требований разумности и справедливости и т.п.

    "Указание в законопроекте на конкретные стадии уголовного преследования (предварительного расследования и судебного следствия) сужает понятие уголовного преследования применительно к праву граждан на получение компенсации при незаконности такого преследования", - полагают правительственные эксперты.

    Тем не менее в правовом сообществе многие поддерживают идею установления каких-то ориентировочных размеров компенсаций морального вреда. Сегодня судьи назначают их по своему усмотрению. Безусловно, ограничивать судей и вводить жесткие ставки компенсаций нельзя. Но нужны какие-то критерии, полагают многие эксперты.

    "В настоящее время в России не существует нормативно утвержденного минимального или максимального размера компенсации морального вреда. Нет и единой методики оценки величины компенсаций за моральный вред. Все определяется судом, - рассказывает председатель комиссии Ассоциации юристов России по вопросам определения размеров компенсаций морального вреда Ирина Фаст. - Одной из основных проблем является отсутствие единообразия. По делам со схожими обстоятельствами присуждаемые суммы компенсации морального вреда могут различаться на несколько порядков".

    По ее словам, в других юрисдикциях существует тарификация компенсаций за моральный ущерб, установлены относительные рамки.

    "Идя в суд, люди понимают, на что они в итоге могут претендовать. Причем тарификация началась в начале 90-х годов, то есть более 25 лет назад. Мы находимся лишь в начале этого пути, пытаясь убедить законодателей и судейское сообщество в необходимости сделать то же самое", - говорит Ирина Фаст.

    В свою очередь член АЮР Кирилл Махов уточняет, что на практике моральный вред часто оценивается в диапазоне 500-3000 рублей за сутки необоснованного уголовного преследования.

    Поделиться: