Новости

30.10.2019 15:26
Рубрика: В мире

Доза во спасение

Почему в республике не хватает обезболивающих препаратов для паллиативных пациентов
 Найти сильные обезболивающие в аптеках Бишкека практически невозможно. Фото: Темир Сыдыкбеков  Найти сильные обезболивающие в аптеках Бишкека практически невозможно. Фото: Темир Сыдыкбеков
Найти сильные обезболивающие в аптеках Бишкека практически невозможно. Фото: Темир Сыдыкбеков
Более трех тысяч жителей Киргизии ежедневно остро нуждаются в сильнодействующих обезболивающих препаратов. Речь идет о людях с онкозаболеваниями в последней стадии. Больше половины из них из-за дефицита необходимых медикаментов умирают в муках.

По оценкам специалистов, ежегодная потребность только в морфине в целом по республике составляет от 16 до 18 килограммов. Реально же в страну завозится чуть больше полутора. Чтобы хоть как-то облегчить страдания умирающих, родственникам ничего не остается, как обращаться к наркоторговцам, чтобы приобрести опиаты.

Цена боли

- У моей супруги Анаит диагностировали рак, - поделился с корреспондентом "РГ" бишкекчанин Максат Сабырбеков (имя изменено. - Прим.ред.). - К сожалению, выявили заболевание поздно. Хирургическое вмешательство уже не помогло. Выписываемые врачами анальгетики притупляли боль лишь на несколько часов, по истечении которых адские муки возобновлялись. До сих пор слышу ее стоны и крики. Я был готов на все, лишь бы она ушла в мир иной без боли.

По информации общественного фонда "Эргене", сегодня медики в Киргизии в основном снимают боль парацетамолом с анальгином или димедролом, кетоналом и промедолом. К сожалению, у этих препаратов либо есть серьезные побочные свойства, либо по-настоящему облегчить страдания пациента они не могут.

- Всемирная организация здравоохранения считает, что при лечении хронической выраженной боли лучше всего применять морфин, - утверждает глава "Эргене" Таалайгуль Сабырбекова. - Но в республику в последнее время он практически не завозится. В регионах морфин исчез, а в Бишкеке его можно приобрести лишь в одной частной аптеке.

- В больнице сказали, что морфин продают по специальному "красному" рецепту, - вспоминает Максат Сабырбеков. - Однако, как оказалось, даже при его наличии препарата практически не найти. Я обошел несколько десятков аптек, но безрезультатно. Ходил в минздрав, Департамент лекарственного обеспечения. Мне сообщили, что препарат закончился. Потом Анаит умерла и, как нам сказали в больнице, не от онкозаболевания, а от болевого шока.

Коммерческий вопрос

Как оказалось, морфина в аптечной сети Бишкека практически нет по нескольким причинам. К примеру, чтобы завезти в республику подобные медикаменты, фармацевтической компании необходимо специальное разрешение, получить которое можно, если в ее торговых точках созданы должные условия хранения наркосодержащих препаратов. Речь идет о решетках на окнах, специальных сейфах и отдельной охране. Но владельцам аптек идти на подобные затраты невыгодно.

Вторая и не менее важная причина - формальное отсутствие спроса. Дело в том, что медики, опасаясь чрезмерного внимания со стороны правоохранительных органов, практически прекратили выписывать морфин паллиативным пациентам. А в отсутствие спроса нет и предложения.

- Частным компаниям завозить морфин невыгодно, тогда как правительство государственных закупок этого препарата не производит, - сетует глава "Эргене" Таалайгуль Сабырбекова.

Новый этап

Вопрос о поставках в республику особых обезболивающих препаратов поднимался неоднократно. В том числе - на уровне парламента. Однако каждый раз законодатели приходили к выводу, что увеличение объема закупок морфина и подобных препаратов может спровоцировать рост наркопреступлений. Но, похоже, в ближайшее время ситуация изменится.

Так, в частности, в республике заканчивается разработка проекта новой редакции закона "О наркотических средствах, психотропных веществах, их аналогах и прекурсорах", который предусматривает новые правила в сфере оборота сильнодействующих медицинских препаратов. Инициаторы предлагают внедрить электронное лицензирование на оборот ряда медикаментов - чтобы представителям аптек из отдаленных регионов не приходилось постоянно выезжать за разрешением в столицу, упростить процедуру выписки рецептов и со временем перевести их в цифровой вариант. Параллельно с этим рассматривается возможность введения мер ответственности по отношению к врачам - за отказ в выдаче рецепта на обезболивающие.

Компетентно

Тимур Исаков, ответственный секретарь Государственного координационного комитета по контролю наркотических средств, психотропных веществ и прекурсоров:

- По территории Киргизстана проходит так называемый "северный маршрут" трафика афганских наркотиков. Потребность же страны в морфине по сравнению с объемами черного рынка опиатов настолько минимальна, что даже если предположить, что какое-то количество морфина уйдет в незаконный оборот, вряд ли это кардинально повлияет на наркоситуацию в целом. При этом если препаратов для обезболивания в легальной сфере недостаточно, родные пациентов вынуждены обращаться к наркоторговцам, тем самым увеличивая прибыль преступников.

Проблема поставок нужного количества препаратов, необходимых для пациентов, страдающих от боли, пока еще остается острой во всем мире. Международный комитет по контролю над наркотиками выделил около десятка причин. Среди них несовершенное законодательство, недостаточное выделение денег, морфинофобия врачей и отсутствие выгоды для фармакологического бизнеса.

Мнение

Токон Мамытов, омбудсмен Киргизии:

- Ситуацию можно назвать катастрофической. Во всем мире право на паллиативную помощь считается одним из основных прав человека. Оставление без нее можно рассматривать как жестокое и унижающее достоинство обращение. Согласно Конвенции о правах человека, не проведение должного обезболивания человеку, который нуждается в этой процедуре, приравнивается к пыткам.

В мире экс-СССР Киргизия