Новости

31.10.2019 13:38
Рубрика: Общество

Эксперты дали оценку идее запрета публикаций о преступлениях подростков

Текст: Иван Петров

На экспертном уровне обсуждается идея запретить в СМИ публиковать информацию о совершенных подростками преступлениях с целью не провоцировать несовершеннолетних на повторение жестоких преступлений.

В ходе круглого стола в Совете Федерации по теме "Актуальные вопросы противодействия популяризации криминальной субкультуры среди несовершеннолетних" об этой инициативе рассказала начальник управления по надзору за соблюдением прав, свобод и законных интересов несовершеннолетних Генеральной прокуратуры РФ Марина Зайцева.

"Такая информация должна быть закрыта. Нельзя рассказывать о способах, как, что происходило с несовершеннолетними", - цитирует ТАСС представителя надзорного ведомства.

По словам Зайцевой, Генпрокуратура предложила министерству цифрового развития и массовых коммуникаций усовершенствовать законодательство о СМИ в части информирования о преступлениях несовершеннолетних.

"Мы поддерживаем инициативу по установлению ответственности провайдеров за распространение такой информации. Закрываем такие сайты, а через десять минут их становится в два раза больше. Из-за влияния негативной информации в интернете на подростков и молодежь необходимо принимать радикальные меры", - отметила Зайцева.

Инициатива весьма спорная. В Генпрокуратуре уже поспешили откреститься от нее, заявив, что это было лишь обсуждение на экспертном уровне, и предложение Зайцевой не является официальной инициативой надзорного ведомства. Но идея явно обсуждается, и рациональное зерно в ней есть. Так, все школьники, которые устраивали стрельбу или нападения с холодным оружием в российских школах, как оказывалось, ранее прониклись историей из американской школы "Колумбайн", где два ученика в 1999 году расстреляли своих одноклассников. Недавно задержанный в Подмосковье студент техникума, который, по данным ФСБ, готовил убийство своих сокурсников и преподавателя, рассказал, что его тронула история в Керченском колледже.

С другой стороны замалчивание никогда ни к чему хорошему не приводило. И как СМИ рассказывать о преступлениях, если такой запрет введут, непонятно. По аналогии с запретом на описание суицидов здесь точно не получится. Разделились мнения и у опрошенных "Российской газетой" экспертов.

Антон Цветков, лидер движения "Сильная Россия":

- Что касается запрета на публикации о преступлениях подростков в СМИ, то это правильная тенденция. Это составной элемент общей борьбы с культурой АУЕ, с романтизацией уголовного мира. Подобные ограничения, очевидно, поспособствуют решению данного вопроса. Но, конечно, надо понимать, что это лишь одна из мер в необходимом комплексе профилактики подростковой преступности.

Сотрудники прокуратуры находятся на передовой борьбы с преступностью, в том числе с подростковой, которая является одной из самых жестоких. И профилактических задач с прокуратуры никто не снимал. К тому же из материалов дел мы видим, что преступления подростков зачастую носят подражательный характер, на допросе они это не скрывают. И Генпрокуратура совершенно справедливо говорит, что есть проблема, и нужно ее решать.

Надо понимать, что никто не говорит о сокрытии информации. Здесь лишь вопрос подачи. Давайте вспомним, что в 90-е годы, когда в России то и дело происходили теракты, главные редакторы телеканалов договорились сосредоточиться на информационном сообщении, а не на жесткой кровавой картинке. И это было правильно. К этому же призывает и прокуратура. Давать именно информацию - сухо и по фактам, а не предлагать зрителю видео- или фоторяд, который может спровоцировать молодежь на повторение преступных действий. И это совершенно правильно.

Юрий Жданов, президент российской секции Всемирной полицейской ассоциации, генерал-лейтенант:

- В эпоху больших данных и информационных технологий это инициатива из пещеры палеолита. Нужна национальная программа по противодействию деструктивным проявлениям в среде подростков и молодежи в сети интернет, а не запрет на публикации в СМИ. Генпрокуратура все ставит с ног на голову. Есть явление, информацию о нем нельзя запретить в СМИ. Чем больше мы запрещаем, тем больше обращаем на это внимание молодежи. В СССР уже запрещали любую правдивую информацию о преступности, маньяках, коррупции и так далее. Во что это вылилось? В недоверие к КПСС и развал страны. Нельзя наступать на те же грабли. Максимум открытости информации, какой бы она негативной ни была. Только так мы можем мобилизовать общество на борьбу с деструктивными явлениями.

Если о преступлениях не писать, то это не значит, что их нет. Нельзя героизировать и смаковать. Но информировать людей надо. Иначе не будет понимания опасности, и те, кому следует, не увидят и не среагируют на опасные симптомы. И вообще заниматься надо не запретами, а оперативной и агентурной работой, а также профилактикой.

Иван Соловьев, доктор юридических наук, заслуженный юрист России:

- Сегодня уровень агрессии и готовности силовым и противозаконным образом разрешать спорные ситуации, к сожалению, достаточно высок в обществе в целом, а среди подростков особенно. Поэтому государство, конечно же, должно своевременно и действенно, но в то же время, не нарушая прав граждан, реагировать на возникающие угрозы в информационной среде. С полным пониманием того, что идет война за умы и души российских подростков, которая ведется не всегда с нашей территории и всегда самыми грязными, но при этом действенными способами. Мы же реагировали и что-то предпринимали не всегда вовремя. Так было с блокировками сайтов, пропагандирующих подростковые суициды. И чем дальше будет развиваться глобальное информационное пространство, тем больше будет таких угроз. Одни последние версии компьютерных игр чего стоят. Но помимо запретительных мер необходимо предлагать подросткам хоть какую-то альтернативу, которая может быть не менее привлекательна, чем криминальная субкультура. А вот здесь, к сожалению, представителям надзорных и регулирующих органов, сказать пока нечего.

Общество СМИ и соцсети Общество Семья и дети Происшествия Преступления Правительство Генпрокуратура Законодательная власть Совет Федерации