Новости

05.11.2019 16:37
Рубрика: Власть
Проект: В регионах

Право эмбриона

С какими проблемами сталкиваются родители ЭКО-деток
Первый ребенок из пробирки в СССР появился 33 года назад - девочку назвали Алена. С тех пор медицина шагнула далеко вперед, но правовая база по-прежнему настолько скудная, что порождает кучу проблем.
 Фото: Виктория  Ющенко/РГ Для одних ЭКО - единственный шанс стать родителями, а кто-то не стесняется использовать малыша в достижении личных целей. Фото: Виктория Ющенко/РГ
Для одних ЭКО - единственный шанс стать родителями, а кто-то не стесняется использовать малыша в достижении личных целей. Фото: Виктория Ющенко/РГ

Продлевать будете?

Жили-были муж с женой, и не было у них детей. Трижды пытались они зачать ребенка с помощью врачей, но неудачно. Ушли из клиники расстроенные, а эмбрионы оставили на платное хранение. Прошло два года, срок договора близился к концу, из клиники позвонили, чтобы уточнить, будут ли клиенты его продлевать.

- Конечно! - заверила пациентка.

Вот только скрыла, что к тому моменту уже развелась. Согласие супруга на перенос эмбриона, заверенное подписью, подделала, а его отсутствие объяснила командировками. Новорожденного записала на имя бывшего мужа - по Семейному кодексу, если после развода прошло меньше 300 дней, это делается автоматически. Для отца иск об алиментах стал громом среди ясного неба.

- Если бы не попытка взыскать алименты, мужчина, возможно, и не оспаривал бы свое отцовство. Мотивом бывшей жены стала не столько корысть, сколько обида, желание отомстить. У него-то во втором браке все хорошо, а у нее, как говорится, фертильные часики тикают, - объясняет Любовь Звягинцева, судья Свердловского облсуда, где дело рассматривали в апелляции.

Кто знает, чем бы оно закончилось, если бы не удалось доказать: истица фальсифицировала подпись, а доктор отступила от правил, хотя должна была убедиться, что муж клиентки действительно согласен на пересадку эмбриона. Теперь представьте, потенциальный отец богат. Сколько дам захочет втайне от него зачать и потом предъявить наследника первой очереди?

В сфере ЭКО грань между "войти в положение" и злоупотреблением очень тонкая. Все, на что могут опираться медорганизации, - 323-ФЗ "Об охране здоровья граждан" от 2011 года и приказ Минздрава РФ №107-н от 2012-го. Кроме того, в марте 2019-го были утверждены клинические рекомендации по вспомогательным репродуктивным технологиям (ВРТ), но они вступят в силу только в 2020-м.

- Минздрав определил список тех, кто имеет право на ЭКО: мужчина и женщина, состоящие в официальном или неофициальном браке, а также одинокая женщина. Про одиноких мужчин ничего не сказано, и они пытаются через суды доказать нарушение конституционного равенства. Постоянного полового партнера нет - вот вам социальные показания к ВРТ, матки и труб нет - вот медицинские. Судебная практика неоднозначная, а клиники меж двух огней: по ст. 426 ГК РФ отказать в медицинской услуге в рамках публичного договора нельзя, если у пациента имеются показания к ней и нет противопоказаний, однако за нарушение условий лицензии грозит штраф, - рассказывает юрист медцентра Лолита Позднякова.

Одиноким - в суд

А как же дети Киркорова, Лазарева и других звездных пап, спросите вы? Эти малыши появились на свет не в России, а за границей, объясняют врачи. В РФ их свидетельства о рождении только легализовали. Обычному россиянину такой фокус вряд ли повторить. В практике екатеринбургских медиков был случай, когда 47-летний супруг, жена которого сгорела от рака, пожелал разморозить свои эмбрионы и с помощью суррогатной мамы выносить ребенка. В законодательстве такие нюансы не оговариваются, биоматериал супруги сдавали вместе, когда еще никто не думал о кончине. Но все понимали, что возрастному папе-одиночке будет очень тяжело. Он и сам сомневался. А если бы пошел до конца? Наверняка бы попал в правовой тупик: по 143-ФЗ об актах гражданского состояния ребенка, рожденного суррогатной мамой, зарегистрировать в загсе могут только люди, состоящие в браке друг с другом. Одинокой даме для этого придется обращаться в суд. А если у ребенка один отец, что ставить в свидетельстве о рождении в графе "мать"? Прочерк? Вписать человека, умершего год назад?

Одиноких мужчин не внесли в список тех, кто имеет право на ЭКО, и они в суде пытаются доказать нарушение конституционного равенства

Противоречие между 143-ФЗ, Семейным кодексом и 323-ФЗ порождает абсурдные ситуации. В Санкт-Петербурге, к примеру, биологическим родителям отказали в регистрации младенца, поскольку они поженились позже, чем вступили в ЭКО-программу. Для загсов пары, женатые официально и просто сожительствующие, не равны. Кроме того, там требуют письменное согласие суррогатной мамы. А если, не дай бог, женщина, выносившая младенца, умерла при родах?

Ущемить права биологических родителей могут и другие госструктуры. Так, в петербургском фонде соцстрахования посчитали, что женщине, чью яйцеклетку использовали для создания эмбриона, не положен отпуск по беременности и родам. Попытались взыскать через арбитражный суд 124 тысячи рублей, выплаченных в качестве пособия. Логика чиновников проста: беременела не сама, рожала тоже, значит, больничный не положен. Суд с этим не согласился.

- Тем, кто усыновляет младенца, дают 70 дней отпуска, хотя они тоже не рожали. Почему бы тут не действовать по аналогии? Суррогатной маме надо время, чтобы восстановиться, биомаме - для ухода за новорожденным, - комментирует Лолита Позднякова.

Донор или муж

С 2011 года в России отменили предельный возраст для биородителей. Приходит на прием пара: будущей маме 45, папе 72. Врачи помоложе считают: "Почему бы и нет?". Те, кто постарше, задаются вопросом: "А кто будет воспитывать ребенка?".

К сожалению, истинные мотивы выяснить удается не всегда, несмотря на беседы с психологом. Для кого-то ЭКО - единственный шанс продолжить род после долгих лет лечения и слез, для других - замена погибшему или умершему от онкологии сыну или дочери, считает Наталья Мишкина, психолог областного клинико-диагностического центра "Охраны здоровья матери и ребенка". Зачастую люди старше 50-ти именно поэтому заводят новую ляльку, хотя тут уместнее работать над тем, как справиться с горем, а не помогать забеременеть.

А кто-то и вовсе не стесняется использовать малыша как средство в борьбе за деньги и статус полной семьи. Подобная история случилась на Сахалине. Местной жительнице не хотелось пользоваться банком анонимных доноров, поэтому она попросила о помощи хорошего знакомого. Базовое ЭКО закончилось неудачей, но мужчина разрешил закриоконсервировать свой эякулят и использовать его для оплодотворения конкретной женщины. На медицинском языке это называется адресным донорством. Правда, в добровольном согласии на медицинское вмешательство он расписался в графе "муж", не придав этому большого значения.

На повторную пересадку будущая мама приехала уже одна. Благополучно родила двойню, а потом неожиданно подала на установление отцовства и алименты. "Папа" в шоке, ведь изначально и речи не было о том, что он обязан содержать малышек до их совершеннолетия. Как отреагируют законная супруга и дети?

Тяжба растянулась на несколько лет, и только 2 июля 2019 года точку в ней поставил Верховный суд: у донора обязательств содержать рожденных детей не возникает, независимо от того, анонимно он предоставил свои клетки или нет.

Наученные горьким опытом клиники стараются подстраховаться: просят нотариальное удостоверение подписи на каждый этап ЭКО, когда вторая половинка не может присутствовать лично, страхуют здоровье и жизнь суррогатной мамы. Но от рисков предосторожности все равно не спасают.

Кто в ответе за жизнь

Еще один вопрос волнует и биологов, и юристов: как относиться к эмбриону - как к субъекту или объекту права? С одной стороны, еще не человек, с другой - им нельзя распоряжаться, как обычным имуществом. Когда договор хранения заканчивается, зародыши по решению биородителей необходимо либо утилизировать, либо отдать в общий банк, но у медиков, как правило, рука не поднимается их уничтожать. К тому же пациенты могут спохватиться спустя полгода-год. По большому счету, это перекладывание ответственности, но юридических последствий за "мы передумали" никто не несет.

- На мой взгляд, эмбрион надо вывести в особый вид объектов права, который нельзя передать по наследству, подарить, продать, поделить при разводе, как квартиру, - рассуждает адвокат Аркадий Майфат. - В судебной практике я нашел всего два дела, когда эмбрионы были предметом спора. Одно из них американское, другое российское. В обоих речь шла не о собственности, а о праве распоряжаться.

Власть Право Права человека Общество Здоровье Общество Наука Общество Семья и дети Филиалы РГ Урал и Западная Сибирь УрФО Свердловская область Екатеринбург