Новости

17.11.2019 19:20
Рубрика: Власть

Стена молчания

Вместо помощи пережившие наводнение люди получили угрозы
У жителей Иркутской области, пострадавших от затопления, впервые за четыре месяца появилась надежда, что они будут услышаны. Но прошли всего одни сутки - и оптимизма значительно убавилось.
По отчетам чиновников, ситуация - под контролем. Но на самом деле зона ЧС выглядит так безрадостно... Фото: Пресс-центр ОНФ По отчетам чиновников, ситуация - под контролем. Но на самом деле зона ЧС выглядит так безрадостно... Фото: Пресс-центр ОНФ
По отчетам чиновников, ситуация - под контролем. Но на самом деле зона ЧС выглядит так безрадостно... Фото: Пресс-центр ОНФ

Руководитель исполкома Общероссийского народного фронта Михаил Кузнецов озвучил цифры и факты, отражающие масштаб бедствия. В регионе сутки переваривали "внезапно вскрывшуюся информацию". А 14 ноября министр соцразвития, опеки и попечительства области Владимир Родионов дал свою пресс-конференцию, смысл которой можно свести к одной фразе: "Все не так, как сказал ОНФ". По его словам, принято 6500 заявлений на жилищные сертификаты, 6290 уже оформлено. Свыше 300 человек отказались от сертификатов. А на капремонт из госбюджета выделено 14 миллиардов рублей. Надо - 18 миллиардов. Недостающие средства тоже выделят из федерального бюджета, договоренности уже достигнуты.

У жителей подтопленных территорий такой отчет вызвал возмущение: "Получается, у нас все хорошо?! Мы тут, оказывается, с жиру бесимся, пока наши власти ради нас стараются..."

Более того, людям, рассказавшим о своем бедственном положении, стали угрожать. Собственно, угрозы были и раньше. Елену Светлолобову из Аршана Тулунского района запугивал глава местной администрации Леонид Полетаев. Женщина оказалась "виновата" в том, что требовала признать ее дом аварийным. А глава настаивал, что дом был таким и до наводнения, поэтому выплаты не положены. Как же они жили раньше? Женщина, на минуточку, воспитывает шестерых детей. "Никуда не пиши, никуда не лезь. Оставь все как есть, - рассказала она об угрозах, произнесенных в присутствии нескольких свидетелей. - Хватит лезть туда, куда тебя не просят, лучше остановись..."

"Это, как в игре "чур меня": федеральная власть упрекает региональную в неэффективности, чиновники из области спешат переложить ответственность на местную власть, - рассказал волонтер, просивший не называть его имени. - И каждое неосторожное слово может иметь очень серьезные последствия. Вот люди и молчат".

Отказалась рассказать о своей беде и бабушка из Тулунского района, живущая в бане. Волонтеры говорят, что ее дом уцелел, но весь сырой. Днем старушка топит там печь, а на ночь уходит в баню: там тепло и сухо. Спит на полке, поставив под ноги табуретку, тут же кипятит чай. Молчат и жители Бурхуна, возмущавшиеся тем, что власть на местах не хочет признавать аварийными их дома, почти полностью разрушенные паводком. Они теперь даже о том, что не работает водокачка, боятся сказать, ходят за водой на речку.

Впрочем, сложно предположить, что все, о чем рассказывали люди на пресс-конференции, организованной региональным отделением ОНФ, вдруг уладилось в одночасье. А речь шла о выживании в сырых домах, о кредитах на покупку дров (которые стоят 4000 за куб), о попытках доказать, что дома, которые еще в сентябре были признаны подлежащими ремонту, разрушаются на глазах - из-за морозов отсыревшие фундаменты и венцы пошли трещинами, стены повело.

Всего, напомним, в Иркутской области от наводнения пострадали 103 населенных пункта. Это более 45 тысяч человек, которые проживали в почти 11 тысячах домов.

Все еще хуже

Активисты ОНФ вновь отправились в зону ЧС. И сообщают, что на самом деле нарушений куда больше, чем прозвучало в докладе. Достаточно сказать, что сразу же после пресс-конференции в региональное отделение поступило более 20 новых жалоб. Ситуации порою совершенно абсурдные. Например, жильцов двух многоквартирных домов в Тулуне расселили избирательно: тем, кто жил на 1-2-м этажах, дали сертификаты, а тем, чьи квартиры были выше, предложили сделать ремонт. Дома, стоявшие по второй этаж в воде, трещат по швам и рассыпаются на глазах, но "эксперты" уверены: на верхних этажах жить вполне можно.

Ситуации порой абсурдные. Жильцам 1-2-го этажа многоквартирных домов дали сертификаты, чтобы купить новое жилье. А тем, кто выше, - на ремонт

Жительница Аршана, воспитывающая пятерых приемных детей (один из них инвалид), не может добиться оценки ущерба. В результате наводнения с ее участка буквально смыло новую баню и беседку, а в доме под пол провалился камин. Она дважды писала заявление с просьбой провести обследование, но глава местной администрации утверждает, что его "не было".

Много жалоб от "счастливчиков", чьи дома стояли на возвышенности и потому пострадали меньше соседских. Теперь всю улицу расселяют, а они остаются "в гордом одиночестве". И как дальше жить? Совершенно непонятно.

Без воды "утонувшие"

Активисты ОНФ выявили и факты злоупотреблений со стороны местных властей. Впрочем, некоторые жители молчать не стали. К главе Гадалея (Тулунский район) Виктору Сафонову у земляков очень серьезные претензии. Они утверждают, что гуманитарная помощь по указанию главы была разгружена в магазин его сына. И люди, потерявшие все, втридорога покупали самое необходимое.

"У нас ведь тут деревня, все как на ладони, - рассуждает фермер Василий Ворон. - Это в городе такие дела незаметно провернуть можно, а у нас-то? И сертификаты у нас получили те, кто тонул. Сам глава - в первую очередь. Вода к краю ограды его только подошла, а дом даже и не затронула... Но он себе сертификат выхлопотал, и родственникам своим. А раз такое дело, мы бунт подняли, некоторые депутаты нас поддержали. Письмо написали - и в прокуратуру, и президенту, 400 односельчан подписались. Нам ответ пришел. 18 ноября, едем в Тулун компетентные органы в курс дела вводить".

Люди чести

Есть, к счастью, и другие примеры. Глава Владимирского поселения Ольга Гамаюнова, не дожидаясь указаний сверху, инициировала повторный визит комиссии, оценивающей состояние жилья, в деревню Одон: несколько домов, ранее признанных аварийными, теперь ремонтировать бессмысленно.

"К сожалению, люди своевременно не получили выплат, - объясняет она. - Не успели в теплое время что-то подлатать, укрепить. А фундаменты и нижние венцы сырые - морозы ударили, и углы просели, стены повело, жить стало невозможно. Так что в понедельник с утра, 18 ноября, едем за экспертами".

В Одоне Тулунского района, кстати, значительно спокойнее, чем в большинстве территорий, пострадавших от паводка. Жители деревни уверены в "голове". Спокойно и без лишних эмоций Ольга Гамаюнова разруливает самые сложные ситуации. Почти все, чьи дома оказались разрушены, уже приобрели жилье. А те, кто ждет решения комиссии, знают, что в любом случае не будут оставлены без внимания.

Для уверенности этой есть основания. В это непростое время Ольга Гамаюнова сумела собрать и подать документы... на награждение местных героев.

"Одон принял на себя первый удар стихии, - рассказывает она. - Вода поднялась и смыла полдеревни сразу. И наши - Сергей Лыткин, Александр Гоцман и Михаил Челиков - взяли свои лодки и стали вывозить жителей. И пока не убедились, что все в безопасности, не останавливались, хотя и опасно было, и усталость дикая... Считаю, это необходимо отметить. И вопрос, кстати, уже решен: ребята получат грамоты и денежные премии. Радуюсь..."

Точка отрыва

Обнажились и другие проблемы - не менее глубокие, чем ликвидация последствий паводка. Самая серьезная из них - миграция населения.

"Многие семьи приобретают жилье на вторичном рынке. Едут в Иркутск, в Братск, в Красноярск,- пишет Елена Кутергина, коллега из Братска, работающая в зоне затопления уже несколько месяцев. - Очевидно, возможность покупки жилья в других городах ставит под вопрос существование многих населенных пунктов. Уже сегодня жители на местах говорят, что их поселки умирают - люди разъезжаются. Тревожится и Тулун: город массово покидают врачи. Едут они в Черемхово, где дают дополнительные подарочные квадратные метры жилья. На этом фоне вопросов еще больше: для кого строятся школы, больницы, ФОКи, проводятся берегоукрепительные мероприятия? Если в ближайшее время на этой территории не начнется массовое строительство, не появятся дома и люди туда не заселятся, территории будут пустеть".

А вот Ольга Гамаюнова уверена, что Одон будет жить.

"Человек сто, наверное, останется, - говорит она. - Это те, кто сердцем прикипел к этой земле. И у нас же не все дома топило: из 58 дворов вода зашла в 23. Конечно, нельзя сказать, что те, кого паводок не коснулся напрямую, как жили, так и живут - нет, люди у нас добрые, для них чужого горя не бывает. Но уезжать отсюда причин нет. Тем более, нам фельдшерско-акушерский пункт построить обещают. Это большое дело".

Прочитано в соцсетях

Сколько же вам надо наступить на грабли?

Галина Солонина, блогер:

- После доклада ОНФ и выступления Владимира Родионова возникает очень много вопросов.

Например, по поводу судебных решений. 5883 заявления - на рассмотрении в судах. Из них по 5368 приняты решения "удовлетворить". Это значит, что люди имели право на выплаты, сертификаты и так далее, но власть их пнула куда подальше. Они платили деньги юристам за составление исковых заявлений, госпошлины... Чтобы защитить свои интересы, эти люди (большинство - лишившиеся абсолютно всего) были вынуждены собирать копейки на то, чтобы пойти в суд.

Суды приняли решение о том, что государство все же должно заплатить 4338 людям по 10 тысяч рублей единовременного пособия. 1059 людям - по 50 тысяч рублей компенсации за частичную утрату имущества и 3158 людям - по 100 тысяч рублей компенсации за полную утрату имущества. Куда были потрачены деньги, которые жители Иркутской области, организации, предприятия перечислили в качестве пожертвований пострадавшим от паводка на счет минсоцразвития?

Было собрано более 150 миллионов рублей. Израсходовано - 73 миллиона. И с понедельника эти деньги перейдут на счет правительства. То есть они не были доведены до людей?

...Резанула слух фраза министра, что повторилась ситуация, которая была во время пожаров, - нет информации о людях. Ну, дорогие наши, вам сколько раз нужно на грабли наступить, чтобы навести порядок в этом вопросе?

Вы вообще не знаете, сколько людей где живут, в каких условиях, каковы их потребности, и при этом рассуждаете о том, что "регион развивается"...

Официально

Людей просто не хотят выслушать

Заместитель председателя правительства России Виталий Мутко не доволен темпами восстановительных работ. "У нас очень много волокиты еще, бюрократии, отписок, переписок. Мы уже с вами говорили: за каждую тему должно отвечать должностное лицо, уполномоченное давать такие ответы, а не гонять по кругу. Все время то перенос сроков, то "зайди ко мне завтра". "Карусель" устраиваем, не можем дать ответ, один и понятный", - отчитал Мутко власти региона на заседании правительственной комиссии по ликвидации последствий паводков.

По словам Мутко, сегодня главные критические точки - это низкие темпы строительства нового жилья, капитального ремонта, вопросы персонального внимания к каждой семье. "Все населенные пункты, их границы, списки жителей - все есть. Надо просто людей обойти - узнать, у кого какие вопросы, обратить внимание на одиноких, пожилых, престарелых людей, потому что они порой не могут сами даже выехать из дома", - пояснил вице-премьер. И добавил, что в плане персонального внимания к людям ему крайне сложно поставить высокую оценку местным властям. "Из последней поездки я привез 300 обращений. Да, когда начинаешь вникать, там сложные проблемы и, возможно, они не в компетенции местных властей. Но когда людей просто не хотят выслушать, это никуда не годится. Почему местные власти не могут создать правовую независимую комиссию и оказывать правовую помощь людям? Даже прокуроры помогали людям писать исковые заявления!" - довольно эмоционально высказался Мутко.

По словам вице-премьера, все вопросы, связанные с расселением жителей и ремонтом их домов, должны быть полностью закрыты в октябре следующего года. Слишком большой объем работы. Ведь от летних наводнений, которые спровоцировали проливные дожди в июне и июле, как напомнил вице-премьер, пострадали в общей сложности 135 населенных пунктов, расположенные в 11 муниципальных образованиях. 1700 домов вообще смыло. Около 7 тысяч домов признаны непригодными для жилья. По словам Мутко, выдано уже более 6800 сертификатов на приобретение нового жилья. Около 3,5 тысячи семей купили новое жилье.

Как уточнил Мутко "РГ", 80% пострадавших приобретают новые дома или квартиры на территории Иркутской области, еще 10% хотят переехать или уже переехали в другие регионы. Средняя сумма выплат по утере жилья составляет 2,5-3 миллиона рублей. Максимальная компенсация составила 22 миллиона рублей.

В некоторых домах жить попросту невозможно, но аварийными их не признают. Фото: 1tv.ru

Подготовила Ольга Игнатова

В регионах Власть Работа власти Регионы Филиалы РГ Восточная Сибирь СФО Иркутская область Наводнение в Иркутской области и Красноярском крае