Новости

21.11.2019 06:51
Рубрика: Экономика
Проект: В регионах

Барахолка теперь в Сети

Вытеснение обычной торговли интернет-магазинами - лишь вопрос времени и технологий
Ученый из УрФУ Сергей Кульпин получил грант на исследование феномена интернет-экономики. Зачем нашей стране виртуальные барахолки и должно ли государство вмешиваться в новый бизнес-процесс, он рассказал "РГ".
 Фото: Татьяна Андреева/РГ Сергей Кульпин: Лет через 30 наша экономика будет совсем другой. Никому не потребуются больше огромные торговые площади, прилавки и витрины. Фото: Татьяна Андреева/РГ
Сергей Кульпин: Лет через 30 наша экономика будет совсем другой. Никому не потребуются больше огромные торговые площади, прилавки и витрины. Фото: Татьяна Андреева/РГ

Сергей, чем интернет-экономика отличается от традиционной?

Сергей Кульпин: В первую очередь поведением потребителей и продавцов. Раньше торговые точки существовали в определенных локациях, были привязаны к конкретным покупателям. Интернет границы расширяет: любой интернет-магазин в Верхней Пышме может продавать товары в Америке, Европе. Второе отличие - психологический фактор. Раньше мы ходили в магазины, общались с продавцами, торговались. А сейчас закрылись друг от друга мониторами, и пропала эмоциональная составляющая. Неизбежно изменилось поведение потребителя: он стал более холодным, его сложно "раскрутить", покупки стали прагматичнее. Третий момент - значительно ускоряется экономический обмен. Не нужно тратить ресурсы - время, нервы, бензин - на то, чтобы найти нужную вещь в торговых центрах. Достаточно зайти в Интернет и за десять минут подобрать подходящий товар.

Какая тенденция кажется вам самой любопытной

Сергей Кульпин: Пожалуй, формирующийся рынок с2с (consumer-to-consumer, потребитель - потребителю. - Прим. ред.). Те самые барахолки, где люди, физические лица, продают самодельные безделушки и какие-то вещи, где предлагают свои услуги фрилансеры, сдают на короткий срок жилье и многое другое.

Вы имеете в виду платформы наподобие "Авито", "Юла", Aliexpress

Сергей Кульпин: Именно. Плюс еще соцсети, где тоже есть сервис для продаж. Самостоятельный интернет-магазин теряется среди миллиарда других подобных, а на площадке, где все покупают всё, у него хорошие шансы на успех. Рынок этот растущий, люди хотят продавать друг другу. Мы сейчас изучаем данный сегмент. В основном на такой рынок идут мамы в декрете, какие-то мастера. Есть и предприниматели, которые маскируются под "физиков". К примеру, мужчина продает чемодан. Смотришь фото - а у него целый склад чемоданов. Явно, что для него это - бизнес. Хотя в объявлении он фигурирует как физическое лицо, указывает свое имя, номер телефона. Кто знает, может, незадекларированная партия чемоданов, может, маркетинговый ход. Вся прелесть в том, что рынок пока развивается стихийно: никаких нормативных документов, регулирующих именно этот сегмент, нет. Есть попытки отрегулировать взаимоотношения между продавцами и покупателями - тот же закон о налогах для самозанятых, но сделаны лишь первые шаги.

А какие нормативы нужны?

Сергей Кульпин: Рынок растет быстро, и деньги там крутятся большие. Я думаю, государство должно быть заинтересовано в том, чтобы иметь с такого бизнеса доход, то есть налоги. С другой стороны, подходить к этому нужно разумно, не закабалять всех подряд. Скажем, если за месяц наторгуешь более чем на 20 тысяч рублей, то плати какой-то налог.

Как же их контролировать?

Сергей Кульпин: Большой вопрос. На мой взгляд, необходимо взаимодействие не с "физиками", а с электронными платформами. Сейчас они вообще никак не связаны с государством, все это - отдельные бизнесы. Я не считаю, что при свободной экономике вмешательство государства в такие процессы хорошо, но, когда дело доходит до олигополий, оно необходимо. Подчеркну: контролировать нужно не представителей бизнеса с2с, а именно платформы, где происходит торговля.

К примеру, Франция и Испания запретили популярный с2с-сервис Airbnb (сервис по аренде жилья. - Прим. ред.). Потому что увидели, что там крутятся большие деньги, а государство никак в процессе не участвует, от этого страдает отельный бизнес, другие индустрии.

Стихийный рынок, отсутствие контроля со стороны властей - похоже на 1990-е...

Сергей Кульпин: Именно! Тогда страна отказалась от плановой экономики и окунулась в рыночную - кто в лес, кто по дрова, полная неразбериха и хаос. Почему так вышло? Не было правил игры на рынке. Но то была эпоха чистой конкуренции, как сейчас в Интернете - тем, кто торгует в Сети, не мешают федеральные сети, не мешает крупный бизнес. Будет правильным дать "ситусишкам" нормативную канву, но не закручивать гайки, чтобы не убить инициативу на корню. Исследование, которым мы занимаемся, фундаментальное, но по итогам мы планируем дать органам власти какие-то прикладные рекомендации: на что обратить внимание, как помочь.

Жители Урала активны в интернет-торговле?

Сергей Кульпин: Не особо. По данным последнего отчета по развитию рынка с2с, который готовит Российская ассоциация электронных коммуникаций, наш регион занимает третье или четвертое место с конца. В лидерах, кстати, не Москва, а Санкт-Петербург. Не могу сказать, почему так, нужно анализировать. Потенциал у нас есть. Почему бы нам здесь, в Свердловской области, не разработать собственную платформу для интернет-торговли - местный аналог Aliexpress? Никто этого не сделал пока.

Зачем нам сегмент барахолок?

Сергей Кульпин: Для развития предпринимательства. Людей, которые занимаются мелким бизнесом, катастрофически мало. На Урале их два-три процента. Даже учитывая, что регион промышленный, должно быть минимум процентов двадцать. Цифровизация экономики - процесс, который не остановить. Бизнес уже отказывается от менеджеров, продавцов, рабочих, и это будет продолжаться. Высвободившимся людям нужно чем-то заниматься - почему бы не предпринимательством? Сегмент с2с - это "песочница", где можно попробовать себя в такой роли. Чьи-то "игры" со временем превратятся в бизнес, и он уйдет на рынок b2c (business-to-consumer, бизнес - потребителю. - Прим. ред.), чьи-то нет. Тот же Wildberries когда-то начинался как бизнес "с колен", а теперь это самый крупный интернет-магазин одежды и множества других товаров. Главный барьер здесь - менталитет. Люди боятся перемен. Если человек всю жизнь был наемным работником, ему страшно начинать работать на себя. Но сейчас все настолько просто и понятно, что не нужно быть экспертом в цифровых технологиях, открыть интернет-магазин сможет даже ребенок.

Есть сферы, которые вряд ли переберутся в Интернет. Медицина, культура, образование...

Сергей Кульпин: Уверен, что это вопрос времени и технологий. Простой пример - парфюмерные магазины. Мы можем заказывать там любимую туалетную воду, но вряд ли решимся купить новый незнакомый аромат. Когда технология позволит передавать запахи, а это вопрос нескольких лет, уверен, что и "Золотое яблоко", и "Л"Этуаль", и все остальные мигом закроют свои супермаркеты и переберутся в Сеть. Что касается медицины, культуры - всего, что связано с коммуникацией между людьми, - здесь еще и вопрос менталитета: детям, родившимся с планшетами в руках, будет удобнее учиться в онлайн-школах и смотреть виртуальные филармонические концерты. Сменятся поколения - поменяется жизнь. Думаю, лет через 30 наша экономика будет совсем другой. Никому не потребуются больше огромные торговые площади, прилавки и витрины.

Что же будет на месте магазинов?

Сергей Кульпин: Общественные пространства: скверы, парки, коворкинги, библиотеки - места, где люди смогут общаться, так как интернет-экономика способствует сокращению живых социальных коммуникаций. И заметьте, технологии позволят людям экономить время - на покупках, продажах, работе. Они смогут тратить его на семью, друзей, себя.

Экономика Товары и цены Филиалы РГ Урал и Западная Сибирь УрФО Свердловская область Екатеринбург Уральский федеральный университет