Новости

23.11.2019 14:16
Рубрика: Культура

Вена прощается с нелюбимой постановкой любимой оперы Чайковского

"Онегин!" - это имя, спроецированное на занавес Венской оперы, возвещает, что в прославленном европейском театре снова звучит музыка Петра Ильича Чайковского. Здешняя публика любит это творение русского гения, и театр исправно ставит "Евгения Онегина" в программу каждого сезона. Результат получается каждый год разный.
 Фото: Credits: Wiener Staatsoper / Michael Pöhn  Фото: Credits: Wiener Staatsoper / Michael Pöhn
Фото: Credits: Wiener Staatsoper / Michael Pöhn

Новая серия спектаклей открылась в четверг и продлится на следующей неделе. Одновременно она станет, по-видимому, последней в крайне неудачной постановке немецкого режиссера Фалька Рихтера и сценографа Катрин Хоффманн. Кажется, нет в Вене критика, который бы не обругал эту постановку, начиная с ее премьеры, и зрителя, который не относился бы к ней в лучшем случае снисходительно. Однако, она прожила на сцене Венской оперы целых десять лет. Ее премьерой в 2009 году дирижировал Сейджи Озава, а в премьерном составе были Саймон Кинлисайд (Онегин), Рамон Варгас (Ленский) и Тамар Ивери (Татьяна).

В будущем сезоне к руководству театром приступит новая команда во главе с директором Богданом Рошчичем и главным дирижером Филиппом Жорданом и, хотя официально планы еще не объявлены, в оперных кругах уже знают, что Вену ждет новая постановка "Евгения Онегина". И делать ее, как ожидается, будет мало кого оставляющий равнодушным режиссер Дмитрий Черняков.

А пока на сцене - вечная зима, все время идет снег (хотя "лирические сцены", как назвал Чайковский это произведение, происходят сначала летом, потом осенью и лишь затем зимой, и все это проявляется в тексте и музыке), Татьяна пишет письмо Онегину, встав с ледяного ложа в ледяной комнате (и совершенно непонятно, почему наутро она слышит, как "пастух играет"), а на ее именинах гости пьют водку с ледяного стола, гоняются друг за другом в медвежьей шкуре и танцуют котильон в стиле диско. В этой обстановке каждый спектакль превращается в борьбу артистов за то, чтобы, вопреки постановке, донести до публики музыку Чайковского, слово Пушкина и сопутствующее им глубокое чувство. Иногда они побеждают в этой борьбе, а иногда - нет.

На сей раз в противоборство со стихией вступили два новых бойца. В партии Онегина на венской сцене дебютировал уже много выступающий по миру солист Михайловского театра из Петербурга Борис Пинхасович, а Татьяну впервые в австрийской столице спела хорошо здесь известная артистка из Риги, одна из значительнейших сопрано современной оперной сцены Марина Ребека.

Пинхасович обладает очень красивым, богатого тембра баритоном, но его Онегин выглядел на сцене несколько потерянным и скованным как в движении голоса, так и в сценическом взаимодействии с партнерами. Ребека предстала Татьяной вокально изысканной и сдержанной, намеренно или по природе своего голоса сторонящейся излишней драматизации, как бы недовысказывающей глубин "своей измученной души", с величавым и несколько отстраненным рисунком роли. Рядом с ними горел эмоцией пылкий, задиристый Ленский - словацкий тенор Павол Бреслик и резвилась Ольга - талантливая солистка Венской оперы Маргарита Грицкова. Ее постоянный партнер по сцене, тоже россиянин Павел Колгатин - удачный выбор для комичного Трике (его образ списан в этом спектакле с Карла Лагерфельда). А выдающийся итальянский бас Ферруччо Фурланетто, прекрасно владеющий русским репертуаром, подарил слушателям масштабного и необыкновенно лиричного Гремина.

От много работавшего в России немецкого дирижера Михаэля Гюттлера можно было ожидать большего проникновения в музыку Чайковского, равно как и больших усилий по "причесыванию" чересчур громкого, как это часто бывает в Вене, оркестра. Публика была, тем не менее, щедра на аплодисменты и наградила артистов десятиминутной овацией.

Особенность организации дела в Венской опере с ее огромным (более 60 опер) репертуаром и ежевечерними представлениями такова, что, если речь не идет о премьере, спектакли обычно получают крайне мало репетиционного времени, не имеют оркестровых репетиций и первый спектакль в серии часто оказывается по существу генеральной репетицией. Есть все основания надеяться, что следующие представления "Евгения Онегина" будут лучше. Спектакль 26 ноября будет транслироваться в платных интернет-трансляциях театра и будет доступен подписчикам на протяжении 72 часов.

Находясь в этот вечер в театре, нельзя было не вспомнить ставшие для Вены историческими спектакли апреля 2013 года, когда в этой постановке на эту сцену вышли Дмитрий Хворостовский - Онегин, Анна Нетребко - Татьяна, Дмитрий Корчак - Ленский и Алиса Колосова - Ольга, а за пультом стоял знаменитый ныне латвийский дирижер Андрис Нельсонс. Тогда впервые Венская опера позвала русских певцов - и каких! - на главные партии в этой опере Чайковского - и не просчиталась. Те спектакли стали настоящей сенсацией и глубоко запечатлены в памяти любителей оперы. Тогда артисты вышли победителями в сражении с антимузыкальной постановкой Фалька Рихтера - вплоть до того, что Нетребко пела в своих собственных платьях в цветочек вместо угрюмого синего костюма, предписанного Татьяне этим спектаклем.

С тех пор ставить славянских певцов в главные партии в "Евгении Онегине" стало в Вене нормой. Сохранится ли это правило при новом руководстве театра, вступающем в свои права летом 2020 года, и кому предстоит петь в любимой венцами опере Чайковского, мы скоро узнаем.

Кстати

Марина Ребека будет петь Татьяну в зале Чайковского в Москве 19 января в концертном исполнении "Евгения Онегина" под управлением Василия Синайского.

Культура Театр Драматический театр