Новости

01.12.2019 20:53
Рубрика: Общество

Как "чистейшего души музыканта" вспоминают Мариса Янсонса его коллеги

Текст: Юрий Сизов
 Фото: Алексей Даничев/РИА Новости  Фото: Алексей Даничев/РИА Новости
Фото: Алексей Даничев/РИА Новости

Что дарит музыка одухотворенности личности, хочется задать самому себе вопрос в грустные минуты скорби в связи с уходом из жизни 1 декабря на берегах Невы виртуозного дирижера современности, рожденного в Латвии и подарившего России и миру свой щедрый дар симфонизма.

Пианист Денис Мацуев считает, что "ушел один из самых гениальных и добрых людей на свете. Ушла эпоха, ушла легенда", - написал он на своей странице в Facebook. Кстати, музыкант сообщил, что именно в воскресенье вместе с Янсонсом должен был принимать участие в концерте в Венской филармонии. "Мы с оркестром приняли решение, что откроем его не концертом Чайковского, а любимым произведением дорогого маэстро - этюдом-картиной Рахманинова ля-минор "Море и чайки", - написал он.

Свои соболезнования по поводу потери - "совершенно неожиданной и незаменимой" - выразил и народный артист России, профессор Санкт-Петербургской консерватории, композитор Сергей Слонимский. Марис Янсонс, напомнил он в беседе с ТАСС, "был достойным продолжателем дирижерской династии, мировую известность которой принес его отец - великий дирижер Арвид Янсонс", с которым профессор был прекрасно знаком, когда Марис был еще совсем ребенком.

Кстати, в том детском возрасте, жизнь так сложилась, благодаря работе отца в латвийской филармонии, и для меня классическая музыка становилась необыкновенным и безразмерным пространством. На репетициях еще одного классика мирового дирижирования Курта Зандерлинга в рижской филармонии, когда маэстро - после нескольких глотков "Боржоми" - позволял себе затянуться гаванской сигарой лишь через четыре часа своего беспрерывного волшебства симфонизма, казалось, что с этими "безбожниками-музыкантами" он готов сутками общаться на языке гения Моцарта. Не уверен (просто не знаю), но допускаю, что именно этот аргумент и предъявил отец Арвиду Янсонсу, когда, используя свой административный ресурс, уговорил последнего сменить рижскую прописку на ленинградский храм имени Евгения Мравинского, где, кстати, дирижировал и Зандерлинг.

Сегодня, когда в семейном кругу на Рождество слушали Венские музыкальные программы под управлением маэстро, память всегда возвращала к концертам его гениального отца. В такие минуты с особым настроением хочется думать о божественной и человеческой природе музыки.

Хорошо усвоил еще со школьных времен и добрые советы Фаины Оржеховской - польского биографа Шопена: "Люди, с детских лет приученные к хорошей музыке, не могут быть грубыми и жестокими, музыка более, чем другие искусства, смягчает нравы". Кто-то может усомниться в корректности сказанного, но про себя могу добавить только одно: замечание искусствоведа - в молекулу десятки!

Главный дирижер Большого симфонического оркестра имени Чайковского Владимир Федосеев тоже был знаком с маэстро со времен его работы в оркестре Ленинградской филармонии, близко знал его семью, в том числе его отца - дирижера и скрипача Арвида Янсонса. "Марис был художником, который никогда в жизни никому не сделал зла. Человек, относившийся ко всем с любовью, пиететом", - с душевной грустью вспоминал Федосеев.

А с каким уникальным проникновением в образы и даже порой шаляпинским динамизмом и требовательностью вел он прогоны оперных постановок. "В опере ведь что самое главное?" - делился дирижер несколько лет назад в беседе с музыкальным обозревателем. Прежде всего, даже каждую маленькую фразу, неважно чью, "ты как бы сам поешь, исполняешь, хотя и только про себя. Это самое главное, что от дирижера исходит, и оркестр это очень здорово чувствует. Другая атмосфера возникает в оркестре, и зал сразу же это чувствует, и все как будто схвачены чем-то единым".

Всего три года назад отгремел триумфальный концерт Раймонда Паулса и Мариса Янсонса в Риге. Маэстро тогда признался, что Паулс как композитор никогда не изменял себе: каким он был, таким и остался. "Если говорят, что он старомодный, не буду спорить, не специалист в этом жанре. Но мне нравится, я знаю, что это написано искренне. И пианист он замечательный, поэтому я так счастлив был, что мы сыграли "Рапсодию в стиле блюз" Гершвина, и я получил громадное удовольствие".

И еще с одной своей мечтой, которую он, правда, так и не смог воплотить, поделился дирижер. Он очень хотел выступить с Магомаевым и Синявской. И не знал, как подступиться. Дозвониться ему было бы нетрудно, но сомневался: "какой оркестр будет играть? Где? Для какой публики? Хотя я был готов аккомпанировать из его репертуара что угодно. И он гений, и Тамарочка певица высочайшего класса. И вот это две мечты - Магомаев с Тамарой и Раймонд Паулс. Первая не сбылась, жаль, я обожал их!", - с тоской констатировал дирижер в одном из своих интервью.

Музыковеды неоднократно признавали Янсонса дирижером мирового искусства. Работая за рубежом, он более 15 лет стоял во главе симфонического оркестра Баварского радио, но и все эти годы он не порывал связи с городом на Неве, называя себя петербуржцем. В числе его наград - почетный знак "За заслуги перед Петербургом", которого он был удостоен по случаю своего 70-летия, "Большая музыкальная премия Латвии", премия "Балтийская звезда" за развитие и укрепление гуманитарных связей в странах Балтийского региона, золотая медаль Королевского филармонического общества Британии.

Маэстро всю свою профессиональную жизнь оставался верен невским просторам, руководил местным симфоническим оркестром в филармонии, преподавал в консерватории и воспитал целую плеяду талантливых музыкантов. И жизнь, которая окружала его в стране, тоже оставляла у маэстро настроение критического оптимизма.

Общество Утраты Культура Музыка Классика