Новости

02.12.2019 17:29
Рубрика: Культура
Проект: В регионах

В Петербурге назвали лауреатов оперной премии "Онегин"

В Петербурге в Михайловском театре в четвертый раз прошла церемония вручения национальной оперной премии "Онегин".
 Фото: vk.com/oneginaward  Фото: vk.com/oneginaward
Фото: vk.com/oneginaward

Что может быть лучше оперы? Конечно же, балет, ответят многие, и в чем-то будут правы, поскольку язык тела, движения, танца, не требуя слов, универсален. В афише театров сегодня явный перевес в пользу хореографии (классической и современной) - балет пользуется бoльшим спросом, стoит дороже и эффективней делает кассу. Однако надо напомнить, что так было далеко не всегда. К примеру, в сезоне 1928/29 на основной сцене Большого театра было показано 206 оперных и 120 балетных спектаклей, а в Филиале - 211 опер и всего 22 балета! Сто лет назад публика ровно так же голосовала рублем, но парадоксальным образом наоборот. Почему?

Причин тому много, и большинство из них связаны с "духом времени", модой, психологией восприятия и, конечно, с современными тенденциями оперного театра, с так называемым "режиссерским театром" - regieoper в оригинальном немецком варианте.

Без режиссера музыкальный театр превратился бы в "костюмированный концерт", против которого боролся еще "патриарх" российской оперной режиссуры Борис Покровский. Но именно с выдвижением на первый план фигуры режиссера интерес широкой (подчеркнем это) публики к опере стал резко падать. Совпадение это или тенденция - вопрос. Во всяком случае, в данный момент во всем мире оперная жизнь демонстрирует эффект шагреневой кожи: сезоны урезаются, заоблачные гонорары снижаются, кое-где денег нет даже на второй состав, театры разоряются или вовсе закрываются.

Но неужели режиссеры, многие из которых бесконечно преданы жанру, станут злонамеренно разрушать экологический, скажем так, баланс оперы? Конечно же, нет! Правда, в погоне за медийным хайпом и кассовым успехом, оригинальностью и самовыражением (порой даже через грубое попрание авторского замысла, злоупотребление концептуальными перпендикулярами и визуальной развлекательностью) многие из них забывают о фундаментальной составляющей оперного театра. О музыке и певцах. Носители редчайшего дара природы сегодня все больше оттесняются на второй план - недаром в глубинах вокального цеха бытует грустная шутка о современной системе оперных ценностей, в которой "голос на шестом месте", и без раздетого мужчины нет спектакля. А ведь профессиональный певец и волшебная сила звучащего голоса - одна из главных сил оперного искусства. Ни режиссерские концепции, ни свет, ни декорации, ни костюмы не заставят вас плакать и сопереживать происходящему на сцене так, как может это звук живого человеческого голоса. Недаром, начиная с Орфея, древние легенды и мифы обожествляли певцов, вне зависимости от объема талии, сравнивая их дар с силами природы.

Кстати, о пышных формах. В сегодняшней опере они в положении non grata. Существует даже растиражированное (вплоть до преподавания в учебных заведениях) понятие "комплекса данных". Нынешний поющий актер должен в полной мере соответствовать литературному или историческому прототипу - как правило, очень молодому. Никакой условности! И этот страшный зверь, именуемый "эйджизмом", как и порой доходящая до анекдотизма погоня за внешней "правдоподобностью" 13-летних Саломей и 15-летних Баттерфляй, столь же беспощаден к опере, ее специфической природе и традициям. Подавляемые тотальной визуализацией и модным body language (язык тела) из оперы медленно, но верно уходят высокие стандарты вокального мастерства и музыкального качества. Ну а падение уровня систематического образования, утрата педагогических традиций вкупе с конвейерным принципом оперного производства стали причиной феномена "коротких карьер", когда в среднем поют не более 10 лет.

Именно в поддержку певца и вокального искусства и была задумана в свое время Национальная оперная премия "Онегин" (президент - легендарный баритон Сергей Лейферкус, вице-президент - Владимир Тюльпанов, а также учредители: генеральный продюсер - Игорь Тарасов и гендиректор благотворительной программы - Любовь Глазкова). На сегодняшний момент премия, созданная как российский аналог международной Opera Awards, вполне утвердилась и встала на ноги, весьма ярко дополнив не слишком богатый контекст отечественных театральных наград. Ну а сугубо оперных премий у нас до этого и вовсе не было.

Нынешняя церемония прошла в старинном, намоленном здании Михайловского театра с его тугой и беспощадной, безразличной к званиям и опыту акустикой. При этом оркестр театра под управлением недавно назначенного главного дирижера Александра Ведерникова сумел достаточно бережно отнестись к нашей вокальной элите - аккомпанировал весьма тактично, сдержанно и даже тонко. В качестве режиссера церемонии дебютировал худрук сразу двух театров - Михайловского в Петербурге и Новосибирского НОВАТа - Владимр Кехман, поэтому вопрос снисходительности к "первому блину" был очевиден и даже не обсуждался. Но скажем честно, видели мы церемонии (того же "Онегина") и поживей.

Премия существует по принципу самовыдвижения в номинации. Жюри (на этот раз Лариса Гергиева, Ирина Долженко, Владимир Ванеев, Василий Бархатов и другие под председательством Лейферкуса) выбирает из шорт-листа, составленного по результатам работы экспертного совета. Эксперты же работают не с общероссийским контекстом, а с реальными заявками, которые поступили. Таков устав.

Есть конкурсные номинации, и есть - внеконкурсные. Последних на сей раз было семь: премию "Легенда" получил яркий представитель ленинградской оперной школы, тенор Юрий Марусин; "Звездой" стала Ольга Бородина, одно из выдающихся меццо-сопрано наших дней; "Лучшим концертмейстером (коучем)" - хранительница традиций, пианистка и знаток голосов Елена Матусовская; награду "От России - с любовью!" увезла с собой румынская дива Анжела Георгиу, пообещав вернуться, чтобы спеть; в номинации "Признание" награду присудили Екатерине Сюриной-Кастроново, которая в номерах из "Фауста", "Сказок Гофмана" и "Богемы" продемонстрировала переход от колоратурного к более крепкому центральному репертуару; "Душой оперы" был избран видный "учитель пения", как он сам назвал себя в выразительном ответном слове, создатель и руководитель Молодежной оперной программы Большого театра Дмитрий Вдовин; и, наконец, в номинации "Театр" премию "Онегин" получил интересно работающий Красноярский театр оперы и балета имени Д. Хворостовского.

В конкурсных номинациях финальный расклад, возможно, не столь впечатляюще яркий, но все же. "Мастер сцены" (то есть как бы "Мистер Онегин") - солист Мариинского театра и с этого сезона худрук Башкирского театра оперы и балета Аскар Абдразаков, награжденный за роли Мефистофеля и Лепорелло в премьерах "Фауста" и "Дон Жуана" в Уфе. Премию "Примадонна" за партию Лючии ди Ламмермур в опере Доницетти в Пермском театре оперы и балета заслужила Галатея Теодора Курентзиса - Надежда Павлова. В номинации "Гость" (несмотря на солидную конкуренцию в лице Арсена Согомоняна - Отелло в МАМТе имени Станиславского и Немировича-Данченко, Зои Церериной - Турандот в екатеринбургском театре "УралОпераБалет" и Антона Росицкого - дона Альвара в спектакле МАМТа "Влюбленный дьявол" по опере А. Вустина) с явным отрывом первой к финишу пришла колоратурное меццо Василиса Бержанская за партию Розины в "Севильском цирюльнике", поставленном в НОВАТе. Лучшим женским дебютом прошлого сезона признана Гаяне Бабаджанян, тоже меццо, за роль Лукреции в опере "Поругание Лукреции" Бриттена (Московский театр "Новая опера"), мужским - баритон Гурий Гурьев за роль Фигаро в "Севильском цирюльнике" (НОВАТ). Важнейшее поощрение за "Роль второго плана" также ушло в копилку НОВАТа - и вновь "Севильский цирюльник" - бас Андрей Триллер за роль Бартоло. В номинации "Состав" жюри предпочло команду спектакля "Влюбленный дьявол" театра Александра Тителя. А дирижер-постановщик бесконечно долго ждавшей своего часа оперы Вустина - Владимир Юровский - разделил премию "Онегин" в номинации "Музыкальный руководитель с Яном Латам-Кенигом, поставившим в "Новой опере" "Пушкина" К. Боярского и "Поругание Лукреции".

Самый богатый урожай собрала номинация "Событие". Лауреатами стали: III Международный фестиваль камерной оперы, проводимый на базе театра "Санктъ-Петербургъ Опера" под руководством Юрия Александрова (в своем алаверды известный режиссер символически подарил Премии антикварное издание "Евгения Онегина" 1919 года), молодежный проект летней "Оперно-симфонической лаборатории" (New Opera World под руководством Андрея Цветкова-Толбина и Анна Селивановой), а также совместная постановка "Геликона" и Детского музыкального театра имени Н. Сац - совершенно не детский, шокирующий, вызвавший полярно противоположные отзывы гибридный эксперимент на музыку Генделя и Габриэля Прокофьева под названием "Орландо, Орландо".

Вслед за церемонией в Большом зале Филармонии состоится фирменный "Онегин-гала" с участием счастливых лауреатов, номинантов и почетных гостей, среди которых, помимо Сергея Лейферкуса - Дмитрий Корчак, Оксана Шилова, Виктор Кривонос, Иван Ожогин и другие. Также в рамках Премии состоялось первое установочное заседание дискуссионного клуба "Онегин", посвященное (в разных аспектах) одной проблеме - как вернуть престиж и достоинство профессии оперного певца, а опере - ее утраченные позиции.

Классный исполнитель способен менять реальность, и примадонна, обладательница пышных форм, на ваших глазах способна превратиться из зрелой матроны в хрупкое нежное создание (поколения постарше еще помнят Монтсеррат Кабалье в Casta Diva в "Норме" на гастролях театра "Ла Скала" 1974 года). За этим чудом "человеческого голоса" и ходили в оперу наши предки. Именно этого чуда ищет в опере современная публика и, не находя, предпочитает балет и другие - неакадемические - жанры, прежде всего мюзикл.

Культура Театр Музыкальный театр Филиалы РГ Северо-Запад СЗФО Санкт-Петербург Год театра
Добавьте RG.RU 
в избранные источники