Новости

04.12.2019 11:42
Рубрика: В мире

На чужой войне

Число киргизстанок, попавших под влияние экстремистских организаций, растет
 За "счастье" на чужбине приходится платить горькими слезами. Фото: AFP  За "счастье" на чужбине приходится платить горькими слезами. Фото: AFP
За "счастье" на чужбине приходится платить горькими слезами. Фото: AFP
Эксперты международных организаций выяснили причины распространения радикализма среди жительниц Киргизии. Итоги масштабного исследования озвучили на прошедшем в Бишкеке круглом столе "Конструктивные диалоги по религии и демократии".

По данным правоохранительных органов, в 2010 году из всего количества совершенных преступлений, связанных с экстремизмом, на долю женщин приходилось чуть больше процента. В 2016-м этот показатель увеличился до 25, а в 2018-м достиг почти 30 процентов.

Одной из причин того, почему экстремистам удается вовлекать в свои ряды киргизстанок, называют их слабое религиозное образование. Как утверждают в общественной организации "International Alert", радикальные группы организуют в селах и небольших городках подпольные кружки, на которых обучают женщин "правильному исламу". Перед слушательницами таких "курсов" нередко ставят задачу приводить с собой родных, соседей или друзей. Пресечь же работу таких собраний трудно даже физически. На несколько сел в Киргизии зачастую приходится всего один участковый.

- В республике официально действуют 112 медресе, но многие предпочитают получать знания через интернет, - поясняет председатель правления общественного фонда "Мутакалим" Фронтбек кызы Жамал. - Но кто знает, какие материалы там размещаются и как человек, пожелавший больше узнать о религии, будет их воспринимать. Проблемы распространения религиозного экстремизма нужно было решать сразу после развала СССР, грамотно построить политику защиты от этого явления. Сегодня, как мне кажется, в Духовном управлении мусульман республики необходимо создать специальный отдел, который бы работал конкретно с женщинами. Ведь далеко не каждая сельчанка решится обратиться с вопросом к мулле или имаму. Нужны женщины-теологи, которые бы помогли киргизстанкам разобраться в религиозных вопросах.

Социальные сети, как полагают эксперты, стали серьезным подспорьем для экстремистского подполья. Бороться с распространением их влияния в глобальной сети Киргизии вряд ли кому-нибудь под силу.

- Закрытие вредоносных сайтов дает лишь временный эффект, - полагает эксперт Айбек Телекматов. - У властей просто нет возможности закрыть все интернет-ресурсы, содержащие радикальный религиозный контент. Заблокируют один сайт - открываются другие. Поэтому это не решение вопроса. Нужен совершенно иной подход к проблеме. Ведь, по сути, причины, по которым женщины уезжают в зоны боевых действий, так или иначе известны. О низкой религиозной грамотности уже говорилось. Сюда я еще добавил бы недостаточную информированность женщин о своих правах и свободах, дискриминацию в отношении их, а иногда и неприятие государственного и политического строя.

При этом, по словам Айбека Телекматова, женщины, попавшие под влияние радикальных группировок, нередко отлично осведомлены о международных отношениях и ситуации в мире. У экспертов создалось впечатление, что кто-то хорошо просвещает их в этих вопросах. В качестве примера Телекматов привел домохозяйку, ставшую сторонницей запрещенного движения "Хизб ут-Тахрир". Женщина рано вышла замуж, едва успев закончить девятый класс школы. Говоря объективно, с подобным образованием она вряд ли могла бы хорошо разбираться в международном праве. Тем не менее, она демонстрировала удивительный уровень знаний, владела сложными политическими терминами и постоянно следила за передвижением глав некоторых государств.

Случай

Мать в лагерь, ребенка - на продажу

Зульфия Сабитова (имя изменено. - Прим. ред.) жила с родителями и двумя братьями в одном из сел на юге Киргизии. Потом отец погиб в горах, спасая из снежного плена стадо овец. Через год умерла мать. После ее смерти в доме Сабитовых появился брат отца. Во всяком случае, он так представился. Сначала мужчина помогал осиротевшим детям. Старших устроил в медресе, а Зульфию, едва ей исполнилось 18, выдал замуж.

Спустя какое-то время "добрый дядюшка", забрав братьев Зульфии, уехал в Турцию якобы для налаживания бизнеса. Больше года от них не поступало никаких известий. Номер телефона, который они оставили для связи, был отключен. А через какое-то время супруг Зульфии привел в дом пару незнакомцев, представив их жене как дальних родственников, о которых не знала даже его мать. С их появлением многое изменилось. Утро начиналось с молитвы, затем домочадцы принимались за чтение религиозной литературы и беседы на эту же тему, потом снова молились.

Супруг стал многое запрещать молодой жене. Ей не позволяли разговаривать с соседями и навещать подруг, выходить в магазин без сопровождения мужа и с непокрытой головой. А однажды вечером глава семейства вдруг заявил, что они должны уехать из страны, поскольку в Киргизии, по его словам, ни для них, ни для их будущих детей не будет ни работы, ни перспектив. Он намеревался отправиться на войну против неверных и увезти с собой жену, которая на тот момент носила под сердцем ребенка. Зульфия рассказала обо всем свекрови. Мать пыталась образумить сына, но безуспешно.

Вскоре супружеская пара уехала в Турцию, где поселилась у знакомых "дальних родственников". Там Зульфия удалось прояснить судьбу братьев. Выяснилось, что оба находятся в тренировочном лагере в одной из провинций Ирака. Туда же вскорости отправился и муж Зульфии. Она же осталась одна в чужом доме, откуда ее не выпускали строгие хозяева. Когда до родов оставалось чуть больше месяца, она случайно подслушала их разговор, от которого пришла в ужас. Ее собирались переправить в лагерь боевиков, а младенца - отобрать и продать.

К счастью, в соседнем доме работала сиделка, оказавшаяся землячкой. Когда та развешивала белье, девушка выбросила из окна записку с просьбой о помощи. На следующий день в доме появились полицейские. Хозяева не смогли вразумительно объяснить, кто такая Зульфия и почему находится в их доме. Стражи порядка связались с представителями Красного Полумесяца. Зульфию отправили в реабилитационный центр, но уже через день туда заявился ее муж. Он требовал вернуться, грозил шариатским судом и позором на родине, если она ослушается.

Зульфия отказалась, и супруг попытался сыграть на ее сестринских чувствах. Он заявил, что разыскал ее братьев, те зовут ее приехать. В случае, если она не согласится, их отправят в зону боевых действий. От принятия рокового решения Зульфию спасли преждевременные роды. Потом ценой огромных усилий ее с малышкой удалось переправить на родину. Сейчас о молодой маме и ребенке заботится свекровь.

Вместе с тем

Жены экстремистов, выезжающих вслед за супругами в зоны боевых действий, нередко берут с собой детей. По данным ЮНИСЕФ, только лагерях и в местах заключения на территории Ирака на данный момент находится 150 женщин и 350 маленьких граждан Киргизии. 80 детей вскоре могут вернуть на родину. Некоторым из них едва исполнилось семь лет. Их матери приговорены к длительным срокам заключения за незаконное пересечение границы, а отцы либо уже погибли, либо продолжают участвовать в боевых действиях на стороне радикальных группировок.

Власти Киргизии неоднократно предпринимали попытки вернуть несовершеннолетних на родину. Однако многие из этих детей находятся на территориях, неподконтрольных официальному Багдаду.

В мире экс-СССР Киргизия