Новости

04.12.2019 14:43

Гильотина для высшей школы

Отказ от госаккредитации вузов опять создаст в стране псевдорынок образовательных услуг
Текст: Михаил Эскиндаров (ректор Финансового университета при Правительстве Российской Федерации)
Приближается серьезный, возможно революционный момент для системы образования Российской Федерации - инвентаризация и отмена действующих нормативных актов, устанавливающих обязательные контрольно-надзорные требования. Этот процесс еще называют "регуляторной гильотиной". Предполагается, что реформа устранит избыточность административного давления на все организации, включая образовательные. Механизм "регуляторной гильотины" предусматривает масштабный анализ и пересмотр действующих нормативно-правовых актов. В России действует свыше 9 тысяч нормативных актов, устанавливающих обязательные требования к деятельности организаций при проверках. Причем многие еще со времен СССР.
Михаил Эскиндаров, ректор Финансового университета при Правительстве Российской Федерации Фото: Сергей Куксин/РГ Михаил Эскиндаров, ректор Финансового университета при Правительстве Российской Федерации Фото: Сергей Куксин/РГ
Михаил Эскиндаров, ректор Финансового университета при Правительстве Российской Федерации Фото: Сергей Куксин/РГ

Однако, чтобы отменить действующие нормативные акты, необходимо разработать и утвердить новые принципы и механизмы регламентации образовательной деятельности, включая лицензирование и государственную аккредитацию образовательной деятельности, а также государственный контроль (надзор) в сфере образования. Названия процедур разные, но суть их в последние годы практически не отличается по набору требований.

Проект Федерального закона "Об обязательных требованиях в Российской Федерации", планируемый к вступлению с 1 января 2021 года, предполагает системность, согласно которой новые требования в контроле и надзоре должны соответствовать принципам и общим положениям государственного регулирования в определенной сфере общественных отношений, установленных федеральными законами.

На фоне "регуляторной гильотины" громко звучат призывы отказаться от государственной аккредитации. Почему Рособрнадзор начинает это движение, уверяя, что госаккредитация ничего не дает вузу? Почему молчат министерства, определяющие государственную политику в области образования? Кто ответит на вопрос о финансировании контрольных цифр приема, призыва студентов в армию, доверии абитуриентов к свидетельству о государственной аккредитации, выдаче диплома государственного образца? А ведь проект "регуляторной гильотины" предполагает, что установление новых контрольных требований не должно ущемлять права, свободы и законные интересы граждан.

Или предполагается, что мы одним махом изменим сознание граждан, которое формировалось почти 30 лет законодательством об образовании?

Важнейший вопрос пересмотра модели регламентации образовательной деятельности - декларируемое сочетание государственного контроля качества образования с комплексным использованием негосударственных процедур. Кто придет на этот рынок с проверками? Сейчас вузы дорого платят за государственные процедуры и активно привлекают работодателей к оценке качества подготовки выпускников. Рынок профессионально-общественной и общественной аккредитации не сформирован и быстро может заполниться "нашествием" многочисленных аккредитаторов. Уже сейчас огромное количество не имеющих никакого отношения к образованию организаций начинают предлагать свои услуги по аккредитации программ и вуза в целом.

Но есть принципиальная основа лицензирования и государственной аккредитации - это федеральный государственный образовательный стандарт (ФГОС). Немало вузов получили право на реализацию собственных стандартов, но и у них методологической основой является ФГОС, ниже которого по требованиям собственный стандарт быть не может.

Сейчас вузы реализуют так называемые ФГОС ВО 3+ и ФГОС ВО 3++. ФГОС ВО 3+ начал вводится в действие с середины 2014 г. и вводился три года. Такого в системе высшего образования не было никогда. Новые стандарты в 90-е годы и в 2009 году вводились организованно с определенного учебного года для нового приема. При этом устанавливался переходный период, предусматривающий право вуза переводить или не переводить на новые учебные планы студентов второго и последующих курсов.

ФГОС ВО 3+ вводились с момента их утверждения приказом министерства. Это вынуждало вузы непрерывно корректировать образовательные программы и в период с 2014 по 2017 годы проходить контрольные процедуры одновременно по трем поколениям стандартов.

Вся эта "чехарда" с образовательными стандартами создает вал ненужной бумажной работы в вузах, а проверяющим дает ложный инструмент для наказаний.

С 2017 г. в соответствии с Федеральным законом №122 от 2 мая 2015 года "О внесении изменений в Трудовой кодекс Российской Федерации и статьями 11 и 73 Федерального закона "Об образовании в Российской федерации" осуществляется переход на ФГОС ВО 3++, которые должны обеспечить формирование профессиональных компетенций выпускников вузов на основе профессиональных стандартов. Однако из ФГОС профессиональные компетенции впервые исключены, а переход на них не завершен до сего времени.

ФГОС сегодня больше похож не на стандарт (определенные рамки), а на пороговый (минимальный) уровень, по достижении которого вузу дается полная свобода. Всю специфику направления подготовки (детализированная область профессиональной деятельности, объекты и виды профессиональной деятельности, виды профессиональных задач, а также профессиональные компетенции) предполагается перенести в примерную основную образовательную программу (ПООП), что противоречит действующему законодательству, возлагающему на федеральные государственные образовательные стандарты обеспечение:

- единства образовательного пространства Российской Федерации;

- преемственность основных образовательных программ;

- вариативность содержания основных образовательных программ.

Таким образом, профильное ядро из ФГОС перенесено в ПООП, правовой статус которых неясен, да и их самих не существует.

Почему-то считается неоспоримой истиной, и это записано во ФГОС 3+ и 3++, что без философии, истории, иностранного языка, безопасности жизнедеятельности и физической культуры нельзя подготовить выпускника высшей школы. Получается, что единство образовательного пространства и создается только названными дисциплинами. А без указания ядра фундаментальных дисциплин или основных содержательных требований оказывается можно подготовить профессионала высшей школы.

Кроме этого министерству надо заняться устойчивым нормативным обеспечением. Вузы устали от постоянных, иногда противоречивых в своем содержании нормативных и методических изменений, негативно влияющих на образовательный процесс и его качество.

Вся эта постоянная смена образовательных стандартов и нормативных документов создает вал ненужной бумажной работы в вузах, отвлекает от основной работы со студентами профессорско-преподавательский состав, а проверяющим формирует ложный инструмент для проверки и наказаний.

Напомню, что нечто похожее на отмену "регуляторной гильотины" было в середине 90-х, и в результате в стране образовался "рынок образовательных услуг" в виде нескольких тысяч псевдовузов и их филиалов. Не остались в стороне и государственные вузы, которые стали соперничать с частными вузами по количеству открываемых филиалов и экономико-менеджериальных факультетов. Печальный результат известен и очень бы не хотелось повторения.

Еще одна нерешаемая проблема, непосредственно влияющая и на качество ФГОС, и на качество и механизмы их реализации - с 2015 года учебно-методические объединения трансформировались из мощных базовых сетевых методических площадок на базе крупнейших ведущих университетов в перечень физических лиц-экспертов (приказ Минобрнауки России от 08.09.2015 № 987). Например, на сегодняшний день Федеральное учебно-методическое объединение высшего образования (ФУМО ВО) по укрупненной группе специальностей и направлений (УГСН) 38.00.00 "Экономика и управление" включает 32 физических лица. Для сравнения: учебно-методическое объединение вузов России в области финансов, учета и мировой экономики при Финансовом университете функционировало с 1987 по 2015 гг. и включало представительство более 400 вузов России.

Учебно-методические объединения по естественнонаучным направлениям подготовки (МГУ), по техническим специальностям (МГТУ им. Баумана), по юридическим направлениям подготовки (МГЮУ им. Кутафина), проделали более чем за 25 лет гигантскую работу по учебно-методическому обеспечению образовательных программ, объединению ведущих профессоров и доцентов вузов России для формирования единого образовательного пространства страны.

Отсутствие базовой организации весьма затрудняет деятельность современных ФУМО. В настоящее время ФУМО ВО функционируют фактически на основе личной инициативы его членов, без какой-либо материальной и институциональной поддержки и ответственности. Учитывая социально-значимую роль ФУМО ВО, а также ответственность‚ спектр и масштабность возлагаемых задач, считаем необходимым вернуть институциональную основу учебно-методической деятельности. Организационной парадигмой ФУМО ВО должна стать не инициативная деятельность индивидуальных экспертов, а системное взаимодействие экспертных организаций - объединений вузов России и работодателей.

Никто в вузах не станет спорить, что современное состояние государственных аккредитационных процедур требует серьезной ревизии. Но оно не может рассматриваться в отрыве от процедур разработки и введения ФГОС. Образовательные организации реализуют сотни основных образовательных программ, требующих постоянного внимания в связи с научно-техническим и информационным развитием. Каждое нововведение при полном отсутствии перечня и регулирования содержания дисциплин во ФГОС трактуется Рособрнадзором как новая программа, требующая переработки всех ее многочисленных элементов.

Перед высшим образованием стоят громадные задачи по обеспечению экономики страны качественными кадрами, повышения статуса высшего образования в мировых и отечественных рейтингах, интеграция в мировое образовательное пространство, привлечения в наши вузы иностранных студентов.

Кто сравнивал процедуру аккредитации или государственного надзора в других странах и наше "безумие"? Кто сравнивал объем бумажной работы преподавателя в России и за рубежом? Кто проанализировал как Европа идет к единому образовательному пространству без ФГОС? А мы ведь являемся участниками Болонского процесса.

Проект новой модели регламентации образовательной деятельности предполагает улучшение работы системы образования на основе данных мониторинговых исследований. Необходимо вернуться к мониторингу деятельности вузов. Не для отсечения слабых образовательных организаций, как это делалось в последние годы, но и поощрения сильных. Например, освобождением от необходимости прохождения регулярных государственных аккредитаций.

А может стоит вернуться к институциональной аккредитации сильных вузов? Министерство должно уделять большее внимания региональным вузам, в том числе в вопросах финансового обеспечения. Нельзя государству концентрироваться в центре и оставлять региональные вузы без должного внимания. Можем ли мы за счет 5-6 вузов покорить мир? Насколько эффективны программа 5/100 и программа поддержки исследовательских университетов, можно ли на основе публикаций в Scopus определять продуктивность и профессиональность профессорско-преподавательского и научного состава вузов и НИИ? Вопросов много. И бездумный взмах регуляторной гильотины в сторону государственной аккредитации без глубокого комплексного анализа последствий такого решения, без проработки новых принципов и механизмов реализации государственного контроля в сфере образования…на эти вопросы не ответит.