Новости

08.12.2019 22:29
Рубрика: В мире

Французский политолог о саммите в Париже: Донбассу - деэскалацию

Текст: Вячеслав Прокофьев (Париж)
Будет ли достигнут прогресс на саммите "нормандского квартета" в Париже? Смогут ли граждане Донбасса надеяться на то, что на их жилища перестанут падать снаряды с украинской стороны? В какой обстановке проходит знаковая встреча в Елисейском дворце? Об этом "РГ" расспросила директора Парижской высшей школы социальных наук, видного французского экономиста Жака Сапира.
 Фото: Ирина Калашникова/РИА Новости  Фото: Ирина Калашникова/РИА Новости
Фото: Ирина Калашникова/РИА Новости

То, что саммит проходит в Париже спустя три года после берлинской встречи в "нормандском формате", учитывая многочисленные трудности на пути к нему, само по себе событие знаменательное, не так ли?

Жак Сапир: Действительно, контакты на высшем уровне по такому непростому вопросу, как поиск путей выхода из украинского кризиса, можно только приветствовать. Тем более, если учесть, что положения, закрепленные в "Минске-2", до сих пор не выполнены, и мы знаем, по чьей вине. И все-таки сам факт возобновления диалога есть четкий и явный знак того, что стороны, участвующие в этом процессе, Украина, Россия, Европа, представленная Францией и Германией, а также Донецк и Луганск, заинтересованы в деэскалации противостояния в этом огнеопасном регионе в самом центре континента. Так что у меня нет сомнений в том, что проведение саммита в Елисейском дворце является положительным шагом. Это во-первых.

Во-вторых, важно, что Украина подтвердила согласие на "формулу Штайнмайера" экс-министра иностранных дел, а ныне президента ФРГ, которая предусматривает порядок вступления в силу особого статуса Донбасса. То, что Украина не возражает против выборов в Донецке и Луганске, территориях неподконтрольных Киеву, под наблюдением международных организаций, в данном случае представителей ОБСЕ, говорит, как мне кажется, о том, что де-факто Киев признает некий вариант возможных федеральных отношений между Украиной и двумя самопровозглашенными республиками. В любом случае, возврат к ситуации, которая была до событий 2014 года, и это все понимают, исключается по определению.

Но ведь многие на Украине выступают против комплексных мер, прописанных в "Минске-2". Да и сам Владимир Зеленский накануне ставил под сомнение некоторые его положения…

Жак Сапир: Здесь нет ничего удивительного. Есть такая практика запускать пробные шары, формулируя спорные позиции, прежде, чем сесть за стол переговоров. Делается это для того, чтобы увидеть реакцию противоположной стороны и скорректировать свою переговорную тактику. Мне кажется, это из такой оперы. Конечно, разногласий между Киевом и Москвой немало, но без диалога, желания по возможности прийти к какому-то разумному компромиссу не обойтись. При Порошенко этого не было. Думается, Зеленский - иной случай.

Мне кажется, что до нынешнего украинского президента, в отличие от его предшественника, дошло, каким на самом деле является настрой более трех миллионов жителей ДНР и ЛНР после четырех с половиной лет этого затянувшегося тяжелого конфликта. Если Зеленским и его окружением действительно принимается во внимание этот важнейший фактор, то можно надеяться на некие положительные подвижки.

Однако не будем забывать, что противников такого курса, причем, на разных уровнях на Украине более, чем достаточно. Они по-прежнему хотели бы проводить, надеясь на заокеанских спонсоров, жесткую политику вплоть до возобновления активных боевых действий.

Франция и ее президент предприняли ощутимые усилия для того, чтобы саммит состоялся в Париже. Об этом, в частности, шла речь во время встречи Эмманюэля Макрона и Владимира Путина в Брегансоне.

Жак Сапир: Это связано с тем, что Эмманюэлем Макроном летом была произведена ревизия ряда аспектов внешнеполитического курса Франции. Еще в начале президентства он заявил, что намеревается реформировать Европу, продвинет ее в сторону федерализма, предполагая, что в этом ему посодействует Германия. Но этого не произошло. Натолкнулся на неприятие его программы со стороны руководителей ФРГ и понял, что лелеемый им проект обречен на неудачу. Непростые отношения у Макрона сложились и с хозяином Белого дома Дональдом Трампом, а его заявление о "смерти мозга" НАТО явно не добавили популярности среди прочих стран альянса. На этом фоне и произошел разворот в сторону России, с которой, как он заявил, необходим новый диалог по вопросам доверия и безопасности.

Прогнозы дело неблагодарное, и все-таки, каким мог бы, на ваш взгляд, быть результат парижской встречи? Скажем, наиболее реалистичный вариант?

Жак Сапир: В этом деле, действительно, надо быть крайне осторожным. Большие надежды вряд ли стоит строить. Ведь это встреча, цель которой по большому счету возобновить после значительного перерыва контакты между лидерами стран "нормандского формата". Не думаю, что стоит ожидать некого нового обязывающего документа. Это, скорее, дело будущего. Конечно, было бы здорово, если бы Зеленский высказался за включение в украинскую конституцию неких элементов, предусматривающих федерализацию страны, но это, учитывая ситуацию на Украине, пока нереально. В любом случае, была бы большим прогрессом четкая договоренность о дальнейшем разведении войск по линии фронта, об обмене пленными, организации новых пунктов перехода для гражданских лиц, возобновлении социальных выплат жителям Луганска и Донецка украинским соцстрахом. Назовем это тактикой мелких шагов, но шагов в правильном направлении, которые бы облегчили их жизнь.

В мире Европа Франция В мире экс-СССР Украина Переговоры по урегулированию конфликта на Украине