Новости

10.12.2019 19:06
Рубрика: Происшествия
Проект: В регионах

Через край

Где искать причину многочисленных потопов и пожаров 2019 года - в небе или в нас самих?
Этот год стал рекордным по количеству наводнений и пожаров, - по крайней мере, по ощущениям - с начала XXI века как минимум.
Ущерб от летнего разгула стихии еще подсчитывают, а уже скоро можно ждать новых сюрпризов от природы. Фото: РИА Новости Ущерб от летнего разгула стихии еще подсчитывают, а уже скоро можно ждать новых сюрпризов от природы. Фото: РИА Новости
Ущерб от летнего разгула стихии еще подсчитывают, а уже скоро можно ждать новых сюрпризов от природы. Фото: РИА Новости

В июне большая вода пришла в город Тулун Иркутской области, а затем в почти 170 иркутских сел и деревень и унесла жизни 25 человек. А в июле в Иркутскую область пришел большой огонь. К счастью, обошлось без человеческих жертв, но дым от сибирских лесных пожаров достигал даже Канады.

По оценке Greenpeace, к августу площадь сибирских лесных пожаров достигла 4 млн гектаров. В огне оказались территории Красноярского края, Иркутской области, Бурятии, Забайкалья и Якутии. А в начале ноября на северную Вологду обрушились проливные дожди - в 13 районах пришлось вводить режим ЧС.

Что это? Природа сошла с ума? Почему так много масштабных катаклизмов в один год? Или в чем-то все-таки мы сами с вами виноваты? Слишком халатно относимся к себе и своему имуществу? Эти и другие вопросы "Российская газета" задала на "круглом столе", который прошел в редакции.

Кто украл красное ведро

Всемирная метеорологическая организация (ВМО) недавно представила доклад, в котором утверждается, что в этом году уровни удерживающих тепло в атмосфере парниковых газов достигли нового рекордного значения. Это означает, что грядущие поколения будут все чаще и чаще сталкиваться с различными суровыми последствиями изменений климата, включая повышение температуры, появление экстремальных событий, таких как наводнения, извержения, тайфуны. Насколько с этим согласны российские эксперты? Возможно, нынешний аномальный год - это уже следствие глобальных изменений климата?

"Если анализировать ситуацию конкретного года, то и иркутская история, и пожары в Красноярском крае связаны с общими изменениями климата, - считает научный руководитель Института физики атмосферы им. А.М. Обухова РАН Игорь Мохов. - Меняется циркуляция атмосферы. Когда она ослабевает, не так эффективно переносится влага в атмосфере, и в одних регионах это приводит к наводнениям, а в сопредельных - к засухе и пожарам. К тому же нынешний год начался в фазе Эль-Ниньо - с аномально высокой температурой в экваториальных водах Тихого океана). С этим процессом связаны сильнейшие глобальные температурные аномалии у поверхности. В разных фазах глобальных процессов проявляются соответствующие общие региональные закономерности. Например, в 2003 году была экстремальная жара в Западной Европе и в нынешнем году в аналогичной фазе процесса Эль-Ниньо тоже самое. Сейчас началась нейтральная фаза, то есть уже следующий год будет другой".

В Росгидромете также считает, что виной всему меняющийся климат.

Юрий Варакин, руководитель Ситуационного центра Росгидромета:

- Летние периоды становятся более засушливыми, а пожароопасный сезон более продолжительным. В нынешнем году это отчетливо наблюдалось на большинстве территорий Якутии, Красноярского края, вообще, в целом на территории Дальневосточного федерального округа. Как минимум в ближайшие 10-20 лет стихийные бедствия будут вызываться природными факторами изменяющегося климата. И самое главное, что они по своему воздействию на различные инфраструктурные объекты (гидротехнические сооружения, дороги, трубопроводы, мосты, линии ЛЭП и т.д.) будут все разрушительнее и разрушительнее. Тайфуны, тропические ураганы, наводнения... Причем, наводнения не только в весеннее половодье, но и в летне-осенний сезон. Например, как наводнения в бассейне реки Ия Иркутской области (затопило населенные пункты Тулун, Нижнеудинск, Тайшет и т.д.), которые стали следствием, во-первых, аномально длительного и интенсивного таяния снегов в Восточных Саянах, а во-вторых, добавилось к этому большое количество выпавших дождей в бассейне реки Ия. С другой стороны, на юге Европейской территории России - в Крыму, Краснодарском крае, Ставрополье, Дагестане, Калмыкии- с каждым годом будет все больше ощущаться дефицит осадков. А это - пересохшие реки и обмелевшие водохранилища.

А вот ведущий научный сотрудник кафедры петрологии геологического факультета МГУ Владимир Сывороткин уверен, что многие пожары происходят в одних и тех же местах, и связано это с особенностями геологического строения территорий. Там на поверхность выходят горючие газы - водород, метан. "Леса в Сибири горят веками. И дальше гореть будут. И если люди по каким-то соображениям готовы жить на линии огня, то всегда нужно быть готовым противостоять стихии. Я помню в моем детстве в каждом поселке, на каждом доме висел пожарный щит, красное ведро остроконечное, стоял ящик с песком... Сейчас все это исчезло", - замечает Сывороткин.

И если 2-3 года назад пожароопасный сезон длился около 7 месяцев, то теперь круглый год.

Николай Кривошеев, исполняющий обязанности начальника ФБУ "Авиалесоохрана":

- В 2018 году последний пожар был зафиксирован на территории Приморского края 30 декабря, а первый лесной пожар этого года - уже 4 января. 80 процентов всех лесных пожаров происходит из-за человеческого фактора. Ранние весенние пожары - это сто процентов человеческий фактор. В летний период к причинам добавляется грозовая активность.

Как посчитать ущерб

В 2019 году, по словам вице-президента Всероссийского союза страховщиков Светланы Гусар, на ликвидацию и помощь пострадавшим от лесных пожаров в нынешнем году было выделено 16,5 млрд рублей. Тогда как в предыдущие годы, начиная с 2015 по 2018-й, затраты находились в интервале от 1 до 2,5 млрд рублей. "По той информации, которая есть у нас, пожары нанесли регионам ущерб в 35 млрд рублей", - уточняет президент - председатель правления Российской национальной перестраховочной компании (РНПК) Наталья Карпова. "По оперативным данным, сумма ущерба от лесных пожаров будет равняться примерно 14 млрд рублей. Понятно, что она еще уточняется", - добавляет Кривошеев.

Затраты государства на компенсацию сельхозтоваропроизводителям ущерба от паводков, от пожаров превышает затраты по развитию агрострахования. "Оно у нас очень и очень слабо развито: 15% посевов страхуется. Потому что все надеются на то, что если беда придет, государство все компенсирует", - отмечает руководитель Всероссийского института аграрных проблем и информатики Александр Петриков.

Как уточнил Кривошеев,14 млрд - это стоимость, включающая потери древесины и затраты на тушение лесных пожаров. Но как оценить ущерб жизни и здоровью населения?

РНПК уже приступила к реализации первой в России базы данных зон затоплений. "Основной задачей, которую она призвана решить, является повышение проникновения страхования, размер которого составляет около 1,5%. Сейчас страховщики могут отказываться страховать определенные участки в связи с отсутствием точной информации. Кроме того, базы помогут эффективнее проводить расчеты страховых премий и оперативно оценивать ущерб", - сказала Наталья Карпова.

Где найти лесника

Как не банально это звучит, нужно просто соблюдать закон. И тогда хотя бы не зависящих от природы пожаров станет меньше. "Сегодня правительством подготовлена огромная нормативная база. И если ее соблюдать, то много бед удастся избежать, - говорит Николай Кривошеев. - Например, есть запрет на выжигание тех же сельхозземель. Есть постановление правительства N 807, где прописаны обязательства смежников проводить противопожарное обустройство границ собственников земельных участков. Если даже эти нормативы будут выполняться, то ущерб однозначно будет минимизирован".

Пока у каждой лесополосы или просеки не будет хозяина, на брошенные земли вместо человека будет приходить огонь

Не стоит упускать из вида и такой простой способ предотвращения беды, как профилактика. "Это подворовые обходы, беседы и лекции при наступлении пожароопасного сезона. Работа со школьниками. В этом году при участии Гринписа, Рослесхоза и "Авиалесоохраны" мы подготовили и выпустили три мультфильма для детишек на противопожарную тематику. Мультики смотрят - уже более 8 млн просмотров отмечено, - рассказывает Николай Кривошеев. - В нынешнем году на обновление материально-технической базы лесопожарных формирований выделяется 6,3 млрд рублей. Регионы уже приобрели более 2,5 тысячи единиц техники и 7,5 тысячи единиц оборудования, часть из которых уже участвовали в тушении лесных пожаров. На 2020 год выделяется 3,6 млрд рублей. С 2020 года вступают в силу правила компенсационного лесовосстановления, то есть будет обеспечен баланс между выбытием и воспроизводством леса".

Светлана Гусар, вице-президент Всероссийского союза страховщиков:

- Правительство должно выработать комплекс мер, позволяющий оценивать, какому региону какие средства потребуются на предотвращение или уже на ликвидацию последствий стихийных катастроф. Что показывает Тулун? Что местные власти оказываются не готовы не только к предотвращению катастрофы, но и к оперативной оценке последствий, и к выплате компенсаций. Страхование - это тот инструментарий, который во всем мире используется как универсальный механизм обработки требований пострадавших, расчета размера компенсаций и выплате этих компенсаций. И выплата происходит быстро. Так, чтобы люди, которые находятся некоторое время у родственников, либо в местах временного размещения, получив компенсацию, смогли максимально быстро построить или купить себе новое жилье. Поэтому государство должно разработать меры по стимулированию граждан к страхованию.

Нужна система обязательного страхования рисков. "Обязательным требованием этой системы является определение зон риска. Исходя из степени риска будут рассчитываются страховые взносы для собственников недвижимостью, - отмечает заведующий лабораторией гидроэнергетических и водохозяйственных проблем энергетики Института систем энергетики Вячеслав Никитин, -то есть люди начнут сами задумываться: то ли им строить дома в зоне возможного подтопления и платить высокие страховые взносы, то ли переехать в более безопасное место".

Но для этого потребуется менять законодательство, нужна огромная работа по картографированию всех зон рисков, территории затопления. После чего нужно информировать людей о том, в какой зоне они живут, с какими проблемами они могут столкнуться. "Нужна законодательно закрепленная ответственность за нарушение этих зон со стороны органов власти, которые выделяют земли под застройку в них или узаконивают неправомерные объекты, заведомо зная о рисках", - добавляет Вячеслав Никитин.

Необходимо принять федеральный закон об устойчивом развитии сельских территорий, считает Александр Петриков. "Для того чтобы оперативно противостоять рискам - техногенного ли, человеческого ли, природного ли характеров, - необходимо существенное укрепление бюджетов административных районов и сельских поселений. Нельзя не вспомнить о состоянии нашего земельного фонда. Мы за годы реформ существенно сократили мелиоративные программы, в частности у нас практически свернута агролесомелиорация. До сих пор не определена правовая судьба лесополос, где часто возникают пожары. Кто смотрит за лесополосами? Сейчас их хотят отдать в ведение муниципалитетов, но готовы ли муниципалитеты к этому?" - обращает внимание Петриков.

И предполагает, что, возможно, они так и будут продолжать оставаться бесхозными. "Или, например, взять судьбу так называемых колхозных или сельских лесов. Их же тоже передали от сельхозпредприятий в лесной фонд. А мы знаем, как осуществляется контроль, мониторинг и уход за землями лесного фонда. У нас лесничих не хватает", - добавляет Петриков.

Александр Петриков, руководитель Всероссийского института аграрных проблем и информатики:

- Нельзя бросать освоенные территории. По Всероссийской переписи 1959 года в России насчитывалось 294 тысячи сельских населенных пунктов, а перепись 2010 года насчитала только 153 тысячи сел и деревень. Из них 19,5 тысячи - без постоянного населения. Нельзя бросать землю. По сельхозпереписям 2006 и 2016 годов общая земельная площадь сельскохозяйственных организаций и других категорий сельхозтоваропроизводителей сократилась на 100 млн гектаров, в том числе сельскохозяйственные угодья - на 23 млн гектаров.

Вывод прост: чтобы не утонуть и не сгореть, нужно изучать ту землю, на которой мы живем. Все исследования говорят о том, что наводнения и пожары будут повторяться вновь и вновь, но надо научиться давать им достойный отпор. И уповать только на государство в этой ситуации бессмысленно. Пока у каждой лесополосы или просеки не будет хозяина, на брошенные земли вместо человека будет приходить огонь.

В "круглом столе" в редакции "РГ" приняли участие Светлана Гусар, вице-президент Всероссийского союза страховщиков, Наталья Карпова, президент-председатель правления Российской национальной перестраховочной компании, Инна Латышева, доцент кафедры метеорологии и физики околоземного космического пространства Иркутского государственного университета, Денис Воронов, председатель общественной организации "Регенерация города", Николай Кривошеев, исполняющий обязанности начальника ФБУ "Авиалесоохрана", Игорь Мохов, научный руководитель Института физики атмосферы им. А.М. Обухова РАН, Вячеслав Никитин, заведующий лабораторией гидроэнергетических и водохозяйственных проблем энергетики Института систем энергетики им. Мелентьева СО РАН, Александр Петриков, руководитель Всероссийского института аграрных проблем и информатики, Борис Порфирьев, директор Института народнохозяйственного прогнозирования РАН, и Владимир Сывороткин, ведущий научный сотрудник кафедры петрологии геологического факультета МГУ.

Происшествия ЧП Стихийные бедствия Филиалы РГ Восточная Сибирь Филиалы РГ Дальний Восток СФО Иркутская область СФО Красноярский край ДФО Приморский край Наводнение в Иркутской области и Красноярском крае Лесные пожары РГ-Фото