Новости

12.12.2019 19:07
Рубрика: Общество

Послушайте!

Психиатр Аркадий Шмилович: Cтресс - это нормальное состояние человека
Специалисты отмечают: в дни, когда погода капризничает на всю катушку, стрессов больше. Что делать? Ответить на этот вопрос пытались участники фестиваля под названием Псифест, который прошел в Москве. В течение четырех дней все желающие могли встретиться с ведущими психиатрами, психологами, психотерапевтами России. Чтобы "поговорить по душам".
Аркадий Шмилович: Организм подает сигналы грядущего психического неблагополучия, и мы учим их распознавать. Фото: Александр Корольков/ РГ Аркадий Шмилович: Организм подает сигналы грядущего психического неблагополучия, и мы учим их распознавать. Фото: Александр Корольков/ РГ
Аркадий Шмилович: Организм подает сигналы грядущего психического неблагополучия, и мы учим их распознавать. Фото: Александр Корольков/ РГ

Придумала все это психиатрическая служба Москвы, а именно - главный психиатр столицы профессор Георгий Костюк и заведующий дневным стационаром психиатрической клинической больницы имени Алексеева Аркадий Шмилович. Наш сегодняшний разговор о стрессах - с Аркадием Шмиловичем.

У Маяковского есть строки: "Послушайте! Ведь, если звезды зажигают - значит - это кому-нибудь нужно?". Мне кажется, что здесь главное, особенно именно сегодня, - "послушайте". Потому как в наше прагматичное время "цифры" мы все чаще не слышим друг друга. Даже порой неловко сказать: "Послушайте меня, нас". А человеку в любом возрасте, в любой ситуации, наверное, необходимо, чтоб его услышали, послушали. Не фонендоскопом! А глядя в глаза друг другу. Или я неправа, Аркадий Липович?

Аркадий Шмилович: Правы абсолютно! Но когда речь о психическом здоровье, то, как ни странно, люди не обращаются за помощью своевременно. А уж если речь о психическом здоровье, то даже нечасто по своей воле идут к врачу. Никто не хочет прослыть психом. Хотя тот же стресс - это вовсе не какое-то психическое отклонение от нормы. Это нормальное состояние человека, поскольку он окружен со всех сторон множеством всяческих событий, в том числе и тех, которые могут привести к стрессу. При этом практически в каждом человеке - средоточие множества мифов. Пожалуй, самый главный из них: обращение к психиатру может привести к утрате всех элементарных прав. Это может стать препятствием к карьерному росту, может стать препятствием к созданию личной жизни и так далее.

Один из дней фестиваля был посвящен семинарам о нарушении сна, расстройствах пищевого поведения, эмоциональном выгорании, семейных кризисах.

Может, кому-то такое покажется не очень важным. Например, ну что такое эмоциональное выгорание и семейные кризисы? А по сути - это очень серьезно. Особенно если и то и другое происходит в молодом возрасте. Не раз приходилось слушать, как молодая женщина рассказывает о том, что не может найти общего языка с любимым человеком, что ее совершенно перестали интересовать дети, ей хочется какой-то своей, иной жизни. При этом внешне она совершенно благополучная. Она молодая, красивая. Но неуютно ей в этом мире, неуютно в собственном семейном гнезде.

Вы говорите один на один? Даете советы?

Аркадий Шмилович: Беседы абсолютно анонимны. Именно с такими проблемами чаще всего, не удивляйтесь, обращаются совсем молодые, даже юные представительницы слабого пола. Мужчины реже. Хотя им от этого не легче. Просто они не привыкли к тому, чтобы можно было излить душу, и не очень уверены в том, что их выслушают.

Мы чувствуем, что нам кричат: "Послушайте!". Поплакаться в жилетку хочется многим. Нередко самым на вид благополучным, процветающим

Слушать надо долго? Сколько, скажем, минут на одного человека?

Аркадий Шмилович: К счастью, мы не связаны с официальными временными нормативами. Беседуем с человеком столько времени, пока не почувствуем, что у нас наступило взаимопонимание, что наши советы будут не просто услышаны, но ими, надеюсь, и воспользуются. Такие беседы на нашем форуме проводили 24 специалиста психиатрической службы Москвы. Работали они без перерывов. Я не могу не сказать о мастер-классах по различным видам терапии. Возможно, не все знают, что очень многим требуется помощь, чтобы выявить причины своих тревог, чтобы научиться их преодолевать.

Можете озвучить основные темы обращений?

Аркадий Шмилович: Конечно. Первенствуют, пожалуй, тревожные расстройства. Очень у многих тревожно на душе по разным причинам. И по причинам, происходящим в окружающем мире, но главное, в семейных отношениях, личных сложностях. Я уже говорил, что чаще обращались молодые люди, поскольку их тревожит будущее: где, как они смогут работать, как найти контакты с окружающими? Причем имеются в виду и самые близкие, самые родные люди, родители и дети - это вечный конфликт. Как ужиться с соседями, как ужиться с сослуживцами? Как реализовать свои возможности?

А вы лично знаете ответы на эти вопросы? Вы даете советы, только взятые из теории или личной практики? На ваш взгляд, эта личная практика важна в психиатрическом врачевании?

Аркадий Шмилович: Вы хотите, чтобы я считал себя примером для всех и во всем? Так не бывает. Есть наука психиатрического, психического, психологического врачевания. Известно же: происходит какая-то беда, катастрофа, "скорая" развозит по больницам. Но и самим больным, а уж тем более их родственникам, нужна психологическая помощь, психологическая поддержка. Мы чувствуем, что нам кричат "Послушайте! Послушайте нас!". Поплакаться в жилетку хочется многим. Нередко самым на вид благополучным, процветающим. Вот мы выслушали во время нашей акции многих. Расстались. А теперь практически каждый день к нам приходят "соискатели психического здоровья", хотят надеяться на нашу постоянную поддержку. Они после нашего фестиваля уже знают о том, что организм подает сигналы грядущего психического неблагополучия: мы научили их распознавать эти сигналы. И когда такой сигнал поступает кому-то, они, и это объяснимо, бегут к нам, уже не боясь заполучить психиатрический диагноз.

А как к вам попасть? Вот у меня, например, поднялось давление, меня все раздражает. И я не называю вам своей фамилии, место своей работы. То есть не хочу по блату, хочу как все попасть к вам...

Аркадий Шмилович: Георгий Петрович - имею в виду главного психиатра Москвы профессора Костюка - добился, чтобы во всех диспансерах Москвы и полустационарных учреждениях была возможность анонимного обращения всех, у кого возникла потребность в такой консультативной помощи. Даже если требуется последующее лечение.

Это только для москвичей?

Аркадий Шмилович: Вы не обратили внимание, когда я сказал об анонимности такой помощи. Это значит, что не только москвичи. На нашем фестивале мне лично запомнилась молодая женщина из Тамбовской области, у которой два высших образования. Одно связано с компьютерными технологиями, второе - лингвистическое. Она сняла квартиру в Москве, устроилась на работу курьером. У нее жуткая депрессия. У нее идея-фикс: собрать средства и уехать в Швейцарию, где разрешена эвтаназия. Наверное, уже все знают, что эвтаназия - это возможность добровольного ухода из жизни, которая разрешена не везде. Результатом нашей трехчасовой беседы стало ее согласие на лечение депрессивного состояния, в котором она пребывает не первый год. Сейчас она госпитализирована в нашу больницу.

Работу врача, в том числе и случающиеся ошибки, должно оценивать профессиональное сообщество, а не чиновники

Хотите сказать, что ее не испугало само название больницы? Что где-то может появиться информация, что она лечилась у психиатров.

Аркадий Шмилович: Уверен, она приняла решение сознательно, проникшись полным доверием к врачу. И ее не пугает, надеюсь, и не будет пугать наше взаимодействие.

Отвлечемся на минутку от темы беседы. Вам самому не страшно, что в последнее время у нас происходит некоторое нагнетание враждебного отношения к врачам? Интернет полон страшилок по поводу ошибок врача, отстранения от работы значимых специалистов, даже арестов врачей, происходящих до вынесения того или иного приговора?

Аркадий Шмилович: К великому сожалению, это тоже данность наших дней. Врачевание - самая сложная отрасль жизни. Мы имеем дело не с машинами! С людьми, с человеческим организмом, в котором происходят процессы самые разные. Ошибки с нашей стороны возможны. Но ни в коем случае не преступления! Да, на ошибках нередко учатся и сами врачи. Но тысячу раз прав Леонид Михайлович Рошаль, постоянно утверждающий, что работу врача, в том числе и случающиеся ошибки, должно оценивать профессиональное сообщество, а не чиновники. Послушайте нас, не торопитесь с приговорами. Иначе число страдальцев разными заболеваниями будет только расти.

Вернемся к фестивалю. Вы почему-то ничего не говорите о том, что немало вопросов на фестивале было связано не только со стрессами, но и с пугающей всех шизофренией. Можно подумать, что все "шизики" не знали или, зная, проигнорировали ваш фестиваль.

Аркадий Шмилович: Между прочим, одной из целей нашего фестиваля было и то, чтобы из лексикона ушло произнесенное сейчас вами слово "шизик".

И вы сейчас скажете, что талант - это отклонение от нормы. Тем более что именно из стен вашей клиники вышел когда-то трехтомник "Изобразительный язык больных шизофренией"...

Аркадий Шмилович: Не только этот трехтомник! Мы проводим фестивали творчества людей с особенностями психического развития "Нить Ариадны". На последнем из них, пятом по счету, в котором участвовали представители сорока двух регионов России и девятнадцати стран Европы, Южной Америки, Ближнего Востока, Азии, уникальное творчество было продемонстрировано в семи творческих номинациях. В крупнейших галереях Москвы - Третьяковской, в галерее Зураба Церетели, в Пушкинском музее были выставлены работы наших подопечных.

Мы издали уникальный каталог изобразительного творчества наших пациентов. Может, не все знают, что на наших фестивалях задействованы четырнадцать радиостанций из десяти стран, передачи на которых ведут люди с собственным психиатрическим опытом. Каких стран? Перечислю: Аргентина, Мексика, Чили, Коста-Рика, Уругвай, Италия, Испания, Португалия, Швеция, Франция, Россия.

Шизофреников много?

Аркадий Шмилович: Мы не приемлем этот термин. Мы говорим "люди с особенностями психического развития". И рассматривая их произведения искусства, их живопись, литературное творчество, кино, фототворчество, мы воспринимаем их по уровню их творческого мастерства, а не их диагноза. А уж если вас так интересует шизофрения, то, кстати, и на прошедшем фестивале нас очень часто спрашивали: лечится ли шизофрения или это фатальный диагноз?

Надеюсь, мы сумели объяснить всем участникам, что шизофрения не фатальна, и современной медицине под силу возвращение этих людей в социум. Приведу один пример. Еще до открытия фестиваля мне несколько раз звонил человек и задавал, со стороны казалось бы, странные вопросы. Но я, привыкший к такому, спокойно и подробно ему отвечал. А в день открытия этот человек появился в нашей аудитории. Выглядел он весьма странно: странно был одет, огромная борода, длинные волосы. Он ходил от одного специалиста к другому, задавал вопросы не только им, но и многим участникам фестиваля. А в последний день он появился совсем в ином виде: мы даже не сразу поняли, что это он. Никакой бороды, нормально одет. Подошел ко мне и спросил, может ли он и после фестиваля приходить ко мне? Поговорить. Я понял, что он мечтает о "Послушайте!". Фестиваль закончился. А он постоянно приходит в наш дневной стационар. И я очень надеюсь, что через какое-то время борода окончательно станет прошлым.

Публикуемые картины взяты из каталога "Нить Ариадны". Их авторы - люди с особенностями психического развития. Фото: Каталог выставки "Нить Ариадны"
P.S.

Ректор Российского национального исследовательского медицинского университета имени Н.И. Пирогова академик РАН Сергей Лукьянов принял решение о создании в вузе кабинета анонимной психолого-психиатрической помощи студентам.

Общество Здоровье Статьи и колонки Ирины Краснопольской