Всем бадабумам бадабум

Рецензии
    17.12.2019, 16:35
"Майкл, а забабахай нам, как ты умеешь", - с таким предложением обратились к Майклу Бэю из Netflix. "Чего ж не забабахать, забабахаю", - ответил Майкл Бэй. И после ряда уточнений насчет допустимых масштабов (предельные количества разбитых машин, взрывов, уничтоженных интерьеров), получив удовлетворяющие его ответы (да сколько хочешь!), взялся за дело. 13 декабря забабаханное было вывалено на онлайн-платформу.
 Фото: kinopoisk.ru  Фото: kinopoisk.ru
Фото: kinopoisk.ru

Нет, объективно-то "Призрачная шестерка", она же 6 Underground, - черт знает что. И бантик сбоку приделан, неведомо как держится. Но жаловаться грех. Потому что спустить Майкла Бэя с цепи нелепых условностей вроде возрастного рейтинга и снабдить его бюджетом в 150 миллионов - это все равно что забросить голодного злого тираннозавра в животноводческий колхоз. То есть зрелище чудовищное, но глаз не оторвать. А тут еще сценаристов "Дэдпула" и "Zомбилэнда" ему в компанию дали. Представляете себе, да? И ведь жалуются, пасквили строчат, нос показательно воротят. Странные люди.

Майкл Бэй мог бы и вовсе без сценария обойтись. Какой сценарий, зачем? Стихия Майкла Бэя - хаос. Он создает хаос и упорядочивает его. Создает - лучше всех. Упорядочивает - так себе. Потому резонно будет допустить, что сценарий Ретта Риза и Пола Верника был изначально стройным и внятным. Просто его хаос пожевал, проглотил и обратно изрыгнул полупереваренным. Нетронутыми остались только шутки для Райана Рейнольдса.

Инженер-миллиардер (собственно Рейнольдс), сколотивший огромное состояние на магнитах, основывает вместо футбольного клуба клуб неуловимых мстителей, которые официально числятся погибшими, с целью борьбы со злом. Зло олицетворяет диктатор среднеазиатского государства Тургистан (между прочим, Тургистан когда-то действительно существовал - на территории нынешнего Пакистана), ставленник американцев, закупающий оружие у России. У него есть брат-демократ, и план состоит в том, чтобы первого свергнуть, а второго - наоборот. Ничего сложного, всего-то и надо перебить четырех генералов, украсть из заточения брата-демократа, разжечь пламя революции и грохнуть тирана.

"Шестерка" состоит из шести человек - логично, не так ли? Первый - который Рейнольдс. Последний - чернокожий снайпер. Под номером семь. Но это меньше всего сбивает с толку: номер семь приходит на замену водителю под номером три, чего непонятного-то? Куда сильнее озадачивает обилие всевозможных флэшбэков, смонтированных как бог (хаоса) на душу положит. Разбираться на ходу во внутренней хронологии, растянутой на четыре года, разбитой на мелкие кусочки, перемешанной и заново склеенной, - та еще головная боль, даже не пытайтесь. Врачи не рекомендуют совмещать просмотр фильмов Майкла Бэя с напряжением извилин, так как это вызывает необратимые процессы в мозге, приводящие к тотальному коллапсу. А в 6 Underground концентрация майклбэевщины такова, что коллапс наступает уже спустя несколько секунд.

Оригинальный почерк Майкла Бэя, характеризующийся такими признаками, как яркие кислотные цвета, противоестественные ракурсы, замедления, взрывы и разрушение всего, что попадает в объектив, но не ограничивающийся ими, удесятерен и возведен в куб. Сам Райан Рейнольдс, хотя и выпячивает привычно свое обаяние шкодливого негодника, и юмором саркастичным регулярно плюется не в бровь, а в глаз, тем не менее часто выглядит каким-то растерянным, словно букашка посреди урагана. Райан Рейнольдс, который, заглянув на пять минут в "Форсаж", умудрился перетянуть на себя внимание и стать козырным тузом в колоде. Тому есть объяснение: у Бэя все шестерки, кроме него самого.

Бэй "Форсажи" убирает одной левой. На завтрак он разносит Флоренцию длинной сценой, в которой по куполу Санта-Мария-дель-Фьоре скачет трюкач-паркурщик, а по улицам мчит зеленое авто, расшвыривая десятки черных (авто). После "Форсажей" Майкл Бэй разбирается с Тимуром Бекмамбетовым на его излюбленном поле продакт-плейсмента: сияющий логотип "Газпрома" на здании в Киеве - это ли не зрада? Затем опять возвращается к "Форсажам", заставляя своих героев много раз произносить слово "семья". Что уже, кажется, перебор, но в случае Майкла Бэя перебор - не порок, а творческий метод, и стандартные критерии оценки тут, следовательно, неприменимы. В случае Майкла Бэя серьезный изъян - когда чего-то не перебор. Всего одна взорванная голова, например. Куда это годится?

4