Оно умрет, как шум печальный

Рецензии
    18.12.2019, 15:54
В 2012 году вышел франко-бельгийский фильм "Имя" (Le prénom), а в 2018-м в Германии сняли ремейк, сохранивший не только все основные сюжетные повороты, но и вывеску (Der Vorname).
 Фото: kinopoisk.ru  Фото: kinopoisk.ru
Фото: kinopoisk.ru

Завязка в обеих картинах следующая: мужик приходит с беременной женой в гости к сестре и её мужу, левому интеллектуалу, и огорошивает обоих экстравагантной идеей назвать своего будущего сына Адольфом. Собственно, поэтому и у французов, и у немцев фильм зовётся "Имя". Всё логично и понятно, логичнее и понятнее названия не подобрать. Но российские локализаторы, как известно, лёгких путей не ищут. Поэтому в нашем прокате, где немецкая версия окажется в грядущий четверг, лента называется "Выпьем за любовь".

Впрочем, сей чудаковатый оммаж творчеству Игоря Николаева с явным прицелом на простодушных любителей ромкомов и тот любопытный факт, что никто ни в оригинале, ни в ремейке ни за какую любовь, в общем-то, пить не собирается, хуже историю не делают.

Александр де Ла Пательер и Матьё Делапорт написали, а потом сами же экранизировали презабавную пьесу, без ложной деликатности, но в то же время почти любя изобличающую глубинную порочность и мелочность французского среднего класса и кухонной интеллигенции (представьте себе, от российской она мало чем отличается, кто бы мог подумать). Одни деградируют в развращающих условиях материального достатка, другие барахтаются в псевдоинтеллектуализме и неизбывном позёрстве - и все вместе теряют связь с реальностью и всякое представление о том, что творится в головах близких, казалось бы, людей. А творится там немало интересного и весёлого.

Подсознательно стремясь своей диковатой выходкой расшевелить окружающее болото, горе-провокатор открывает ящик Пандоры: разгорячённые диспутом - очень смешным и достаточно нелепым - участники невинно начинавшихся посиделок успевают наговорить друг другу такого, чего сами не ждали от себя услышать. Нам неизвестно, знакомы ли Пательер и Делапорт с "Опасным поворотом" Джона Бойнтона Пристли, и почти наверняка они не смотрели замечательный одноимённый фильм Владимира Басова на его основе, но чем дальше, тем сильнее всё это напоминает комедийную версию пьесы английского драматурга. С той разницей, что здесь "спящую собаку" - то есть неприглядную правду - разбудили, случайно об неё споткнувшись. Точнее - наступив на хвост каблуком. Собака - самая настоящая - тут тоже, кстати, фигурирует, хотя и в более прискорбном для себя амплуа.

Вышенаписанное относится и к первой ленте, и к её новейшему переосмыслению. Заслуженный немецкий режиссёр Зёнке Вортманн и сценарист Клаудиус Плагинг распорядились материалом осторожно, подчёркнуто избегая чрезмерной изобретательности - очевидно, руководствуясь соображением, что перенос такой щекотливой темы на немецкую почву сам по себе заставит историю заиграть новыми красками. И, в общем-то, не прогадали, умело воспользовавшись преимуществами не только пространства, но и времени.

Помимо понятной специфики исторического бэкграунда, который тут ненавязчиво, но неотвязно проглядывает повсюду, пикантной остроты придаёт то и дело всплывающая современная повестка: иммигранты, Трамп (кажется, западный кинематограф решил закормить нас до смерти шутками про американского президента, но здешняя благодаря своей незатейливости умудряется не раздражать) и, разумеется, феминизм.

Последнему было отдано должное и французами, но теперь акцент заметно усилился - мы ж не в дремучем 2012-м живём, а в куда более прогрессивную эру. Выражается это, в частности, в передаче функции рассказчика женскому персонажу. Функция эта представлялась совершенно лишней и прежде - постепенно раскрывающиеся герои прекрасно бы обошлись без голоса за кадром, торопливо их представляющего.

Но Вортманн с Плагингом перенесли этот незначительный недостаток в свою работу, попытавшись придать ей новый смысл. Общего впечатления это, однако, не портит, и одно из двух "Имён" - выбирайте по вкусу - действительно можно посмотреть с удовольствием.

4